http://forumfiles.ru/files/0019/9c/4a/41220.css http://forumfiles.ru/files/0019/9c/4a/94255.css http://forumfiles.ru/files/0019/9c/4a/97728.css
Администрация


Игрок месяца

Star Wars: Frontline

Объявление

29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Политика - не дело...


Политика - не дело...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Политика - не дело для умов слабых, неустойчивых к критике.


Дата
28.06.14 ПБЯ

Участники
Гранд-адмирал Пэллаэон и Совет моффов

Место и погода
Бастион, раннее утро. Погода обещает быть прекрасной, но пока еще тучи лишь начали расползаться к горизонту, освобождая хмурое небо.


Описание
После встречи с Трауном, Пэллаэон окончательно убеждается для себе, что политика, избранная сейчас Империей, может и боком выйти, а потому не стоит медлить с советом, на котором, в исключительно узком кругу, предстоит убедить горделивых моффов в том, что вести наступательную войну Империи обходится все дороже, во всех смыслах.


+1

2

После встречи с Гранд-адмиралом Трауном, у Гилада было много забот. И вот, наконец-то экстренное заседание Совета, где ему придётся оборачивать курс Империи вспять. Писк коммуникатора возвестил о приёме сообщения. Пеллеон, недавно проснувшись и надев свою форму, просмотрел текстовое оповещение о прибытии в систему Бастион. Белый воротник был приподнят, форма выглажена, шея, подбородок и щеки гладко выбриты. Он оставил лишь седенькие недлинные усы. Его часто норовило сбрить их. Чертовы волосы периодически заворачивались внутрь, вызывая зуд, а если их не подкорачивать, то при всяком приёме пищи опережали Гранд-Адмирала в захвате пищи. Тем не менее, он к ним привык. Как-то ему сказали, что это придаёт ему определенного старческого наставнического шарма. Хватило же ума послушать чертвого подхалима. Теперь от привычки носить их избавиться было довольно трудно. Имперец поправил седую прядь волос, которая упала на лоб после сна, а затем надел головной убор-кепи. Белые перчатки он оставил у себя в столе, предпочитая не тратить время на их снятие при генетической идентификации, которую ИСБ сейчас решило впихнуть практически везде, помимо стандартной проверки шифровальных цилиндров. Да и любое рукопожатие от этого становилось более личным, проникновенным, неравнодушным, а Гилад хорошо знал все достоинства личной преданности доверенных тебе людей. Подобная верность выигрывает войны. 
Стальная переборка открылась и Главнокомандующий прошел в сторону к турболифтам по коридорам жилого уровня с каютами палубных офицеров. За ним незаметно шло двое штурмовиков. Лучшие из лучших во всем Бастионе, две фигуры в белых латах, помимо обеспечения безопасности, еще и поднимали престиж Пеллеона, где бы тот не появился даже на борту родной ему Химеры. Директор ИСБ Бастиона настоял на постоянном присутствии возле главнокомандующего даже на борту его Имперского Звездного Разрушителя двух телохранителей и Гилад, пускай и с большой неохотой, согласился. Створка турболифта ушла в сторону. Один из штурмовиков без команды, по протоколу, нырнул в цилиндрическое помещение вперед охраняемого, Гранд-Адмирал Бастиона проследовал следом, а замкнул эту цепь второй штурмовик.
— Опека со всех сторон, — хмыкнул про себя Пеллеон, — Как трогательно.
От части, их можно было понять. Наличие истинных Имперских военных с безупречным послужным списком в свите высших офицеров Империи теперь было необходимостью, учитывая, что даже великий гениальный стратег, Траун, совершил ошибку, стоившей ему жизни, доверив свою безопасность инородку Рукху. И хотя политика в отношении экзотов теперь была либеральной, протоколы безопасности весьма ужесточились.
— Гранд-адмирал, — поприветствовал делегацию на выходе из транспортной кабины начальник первого ангара в звании обер-лейтенанта, - Ваша «Лямбда» заправлена и готова к вылету. Эскорт из четырех СИД-Защитников ждёт указаний.
Пеллеон кивнул, тихо сказав:
— «Как я и приказал».
Младший офицер поначалу принял это за похвалу и улыбнулся, но заметив абсолютно нейтральное выражение лица своего командующего, вернулся к деловому настрою.
— По прибытии на поверхность вас встретят и препроводят в зал совещаний, — отрапортовал молодой имперец.
Главнокомандующий тяжело вздохнул, сам не заметив, как подошел к дверям второго ангара вместе со своими телохранителями и назойливым служащим.
— Благодарю, обер-лейтенант. Можете идти.
Мужчина отдал честь и удалился, а Главнокомандующий проследовал к подготовленному для него транспортнику. Он опустился в кресло и закрепил на себе ремни безопасности. Один из штурмовиков, прежде чем сесть самим, подошел к главнокомандующему и проверил всё как следует. Это немного задело самолюбие Пеллеона, будто телохранитель сомневался в способности гранд-адмирала с исключительным стажем службы самим себя правильно опоясать. Подавив в себе вспышку раздражения и уязвленной гордости, Гилад взглянул в кабину пилота. Военный в черном боевом скафандре, но без шлема, щелкнул несколькими верхними тумблерами, после чего палуба под ногами Гилада стала тяжелее, будто в поднимающемся лифте. Включилась верхняя тяга на малых оборотах. Корабль готовился к поднятию вверх, перед тем как стартовать из ангара. Пилот поднял один из рычагов, а затем нажал на кнопку у дисплея.
— Диспетчер, говорит шаттл Т4-а, номер девять-семь-девять, предполётную проверку провёл, готовы к вылету.
— Вылет разрешаем, шаттл девять-семь-девять, удачного полёта,
— раздалось из динамика в ответ.
— Принято, — сказал пилот и отпустил клавишу передачи голосового сообщения, затем надел шлем и взялся за управление.
Второй пилот коснулся контроллера на стене и закрыл переборку между кабиной и отсеком для пассажиров. Тот телохранитель, что недавно проверял ремни безопасности у своего начальника, сел у узла связи, другой штурмовик сел совсем близко к цели своей миссии по обеспечению безопасности.
Подобная рутина немного успокоила Пеллеона в свете предстоящей встречи с Советом Моффов. Он не нервничал, но повестка дня обещала весьма трудные переговоры с принятием множества тяжких решений. Решений, которые в будущем определят возможность Империи выжить в вероятном третьем на веку Гранд-адмирала глобальном галактическом конфликте. Он представил масштабы происходящего, как ему вместе с горсткой военачальников, униженных, отброшенных на задворки, придётся спасать остатки Империи в войне, равной по масштабам уже проигранной еще более умелыми и великими людьми. Если до них не справился Таркин, потерпел крах Палпатин, просчитался Траун, то какие шансы были у них?
Шаттл прилично тряхнуло. Вошли в атмосферу. После этого центр тяжести в корабле слегка наклонился, и старик поправил головной убор кепи, что норовил сползти набок. Прикрыв веки, Гилад сконцентрировался на своём дыхании, представляя сейчас полёт челнока в воздухе. За толстыми стальными стенами обшивки было плохо слышно шипение ветра, но через вибрацию все же можно было почувствовать происходящее вокруг. Лямбда накренилась в левый бок, направляясь к столице Бастиона. Главнокомандующий в этот момент в голове тихонечко прошёлся по всем известным ему фактам. Было важно всегда держать в своей голове обстановку, картину в целом, и лишь при необходимости обращать внимание на те детали, что не давали картине стать идеальной. Ты смотришь на событие и задаёшь простые, иногда даже глупые вопросы, если что-то не сходится. Но если ты не находишь ответа, или ответ сам по себе вызывает вопросы, значит схема неправильная, нелогичная. И надо искать подвох. Значит, что-то в происходящем либо обман, либо ты что-то пропустил. Именно эти подвохи он сейчас хотел представить Совету Моффов, чтобы другие правители Империи озадачились его вопросами и приняли похожие решение. Хватит ли им ума? Пеллеон надеялся, что хватит. Но, занимая подобные посты, в человече всегда растёт самоуверенность и гордость. Будет трудно. Возможно, как никогда ранее.
Столкновение с поверхностью посадочной площадки гулким эхом вывело Главнокомандующего из отвлеченных раздумий и вернуло в реальность. За размышлениями время всегда пролетало чертовски быстро. Мужчина в белом мундире отсоединил ремни быстрее своих телохранителей и поднялся с кресла, ожидая, когда посадочный трап опустится. К хореографии битв еще предстоит вернуться, а сейчас требовалось, чтобы к испытаниям был готов не только Пеллеон, но и вся оставшаяся Империя.

[nick]Gilad Pellaeon[/nick][status]Главнокомандующий Бастиона[/status][sign] — Тут к тебе пришел мужчина с усами.
— Скажи ему, что они у меня уже есть. (с)[/sign][icon]https://pp.userapi.com/c851016/v851016190/e3b8/4-H2Y9EQpk4.jpg[/icon]

+1

3

Большой зал, выполненный в классическом имперском стиле, казался небесным вместилищем душ из-за превалирующего белого цвета в оформлении. Казалось, пустить низом дым, и сходство достигнет максимального, но Эрджил Хаул не настроен был мечтать о таких фантастических картинах. Директор разведки  сидел в самом дальнем углу, в тени массивных колонн, устроившись на непонятного назначения каменном кубе; то ли это был весьма под специфический вкус табурет, то ли предмет искусства, который паланхиец, в виду своего полного безразличия к творениям высокого эстетства, не смог определить таковым, но, в сути, ему было безразлично, разум мужчины занимали вещи совсем иного толка.  Серые глаза то и дело останавливали взгляд на невысоком изящном мужчине в расшитой витиеватыми узорами тунике каждый раз, когда тот поворачивался в сторону Хаула, отвлекаясь от беседы с другим человеком, чей разворот плеч и поза выдавали в нем военного старой закалки; то были глава дипкорпуса и директор ИСБ Империи Бастиона, но, зайти сюда посторонний, не знакомый с главами в лицо, он однозначно бы перепутал, кто из них кто, поскольку тот, темноволосый, подвижный, немного манерный, с явным набуинским стилем в одежде, с хорошо поставленным голосом, на баритональных звучащим особенно вдохновенно и мелодично, максимально подходящий под стереотипы о дипломатах, был от оной так далек на деле, как только возможно. А вот второй, подтянутый, вытянувшийся едва ли не по стойке смирно блондин, на которого так и хотелось повесить знаки отличия по званию, к военному делу отношения имел ровно же столько, сколько порги к вуки. Но оба они сейчас так мило беседовали, что изгоем в их обществе казался мрачный разведчик.
- Вы сегодня мрачнее обычного, Хаул, портите своим видом аппетит до конца недели, - насмешливо окликнул его исбшник, пощелкивая в воздухе пальцами, точно перетирая между ними нечто неведомое в порошок.  – Что с вами?
- Со мной все в порядке, - глухо огрызнулся Хаул, фокусируя свой тяжелый взгляд на собеседнике, глядя прямо в центр переносицы тому, но Файтчер,  - как и звали директора ИСБ, Урвис Файтчер, 48 лет от момента появления на свет на далеком Алсакане, - даже не поморщился, продолжая лишь насмешливо кривить губы в циничной усмешке.  Внешность бывает обманчива, так иногда говорят, и всю глубину этого выражения Эрджил познал, когда познакомился с этим человеком, кажущимся, из-за своих вышколенных манер и худощавого телосложения тем, кто не очень устойчив морального, кого легко сломать и перемолоть в механизмах машины Империи, но не тут то было; Файтчер был из рода тех зверей имперского режима, который казался милым даже тогда, когда вонзал зубы в чужую глотку, при этом не переставая улыбаться. ИСБшник никогда не пытался играть сурового офицера, как предпочитали многие, приходя на службу подобного рода, думая, что только так могут соответствовать сложившемуся образу.  Алсаканцу же на стереотипы было плевать, он служил Империи верой и правдой еще при Палпатине, заслужив уважение среди многих, но далеко не всех. Кто-то, даже из своих, его уважал, кто-то боялся, а кто-то считал, что наступит однажды тот день, когда Файтчер переметнется к Республике. Но и на это тому тоже было плевать, на все, кроме работы, которая именно сегодня висела на волоске, они оба это знали, но, если эти мысли угнетали Хаула, заставляя наполнять всю залу своим напряжением, то его коллега казался совершенно беспечным, будто Пэллаэон собрал их здесь просто попить кафа, да посплетничать.
- Если в порядке, то, будь любезен, - зеленые глаза на мгновение прищурились, исказив приятные черты алсаканца в гримасу мертвеца, а губы презрительно выгибались, выговаривая каждое слово шепотом, но достаточно внятно. По крайней мере, Хаул не ошибся ни с одним. – То подними свою задницу и подойди сюда, нам надо успеть обсудить кое-что, пока остальные не явились. – Закончив эту короткую тираду с редкими для Файтчера эмоциями, исбшник раздраженно схватился пальцами за отвороты удлиненного жилета, который был надет на нем поверх туники, и одернул вниз. Костюм сидел безукоризненно, и это было не более, чем невербальным сбросом гнева, который, видимо, и Урвиса наполнял с лихвой, поэтому, тихо вздохнув, директор поднялся и приблизился….
Они здесь считались равными… Почти равными, но несовсем, все-таки равенство в этом Совете скорее формальность, равны они по обязательствам и правам, но далеко не претендуют на истинную власть в управлении Империей. Моффы обладают большим правом голоса, но сегодня ни один из них здесь не нужен; и Файтчер, и Хаул, и третий из их компании, глава дипкорпуса Джайрон Колдвинд отлично понимали, что это будет за собрание. То, что когда-то тешило всю Империю надеждами на победу, выигрыш по всем фронтам, обернулось болотом, в котором они все завязли, растрачивая ресурсы, финансы, не получая и близко тех плюсов, на которые рассчитывали моффы изначально, и почти на уровне интуиции зрело ощущение, что гранд-адмирал едет, по сути, искать козла отпущения. Остальные участники еще не прибыли, но эти трое собрались в зале почти на час раньше назначенного времени. Ни один из них не хотел стать этим козлом, пострадав за то, чтобы остальные высшие чины, участвовавшие в работе этого политического и военного механизма, могли погладить себя по брюшку, расслабленно устраиваясь в креслах, сбросив всю вину на кого-то одного… или двух.
-  Нечего нам обсуждать уже, - вблизи Хаул возвышался над собеседником почти на полголовы, широкоплечий, крепко сложенный, тогда как на контрасте жилистый тонкокостный Урвис сделался еще более субтильным. – Прошлое не вернуть, карты пазаака по другому не выбросить.
- К ситхам прошлое, - внезапно подал голос Колдвинд, пророкотав своим хрипловатым басом, пригладив рукою усы и накрутив их кончики вверх. – На кону наше будущее. Всей Империи.

+2


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Политика - не дело...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC