1. Основная информация

1.1. Имя/прозвище
Карс Мел'лоу;
Прозвища как таковые отсутствуют, исключая лишь оперативный позывной Карса: Хуурса.
1.2. Раса/возраст
Ботан, мужчина;
Тридцать семь лет, рожден 23 ДБЯ.
1.3. Место рождения
Ботавуи, Древ'старн.
1.4. Род занятий/фракция
Оперативник РУНР, свободный агент.

https://pp.userapi.com/c846122/v846122202/97cca/k01Q9sI4YDs.jpg

2. Образ персонажа
2.1 Внешность
Карс достаточно выдающегося по современным меркам роста: если он вытянется, как говорится в струну, выпрямив свою сколиозную спину и задрав максимально высоко подбородок, то длина его тела и головы уверенно перескочит планку в сто шестьдесят сантиметров, а, если быть точнее, то ориентировочно на два с половиной-три сантиметра. В общем, округляя, сто шестьдесят три сантиметра — казалось бы, ничего, как говорилось ранее, выдающегося по каким-то там современным меркам, привыкшим сравнивать всех с едва ли не общепринятым эталоном — человеческой расой. Ну, той самой расой, представители которой уже, как кажется, успели основательно осточертеть всей Галактике своей бескомпромиссной тенденцией главенствовать на социально-политической арене современного мира, определяя судьбы великого множества других рас, среди которых и раса Карса — ботан. Раса, средний рост представителей которых крайне редко переваливает отметку в сто пятьдесят сантиметров.

В общем, для своих сородичей Карс чутка «шпала».

Чутка «шпала», но совсем не «шкаф». Обладая с рождения узкими плечами и стройной комплекцией тела, Карс может показаться несколько хрупким, что является в корне неверным суждением — его тело идеально натренировано и рельефно, лишено и грамма лишнего жира: шестьдесят один килограмм крови, мышц, органов — чего угодно, но только не жира. Однако его великолепная физическая форма успешно маскируется не только его узкими плечами, но еще и его привычным выбором гардероба. Большая часть его одежды достаточно свободного, «оверсайзового», фасона, одевшись в которую, Карс буквально тонет в массивах окутавшей его тело одежды. Хорошей одежды. Очень хорошей — это важно. Ну, для Карса, привыкшего одеваться очень дорого и, как ему кажется, неплохо. Вообще, это достаточно субъективно, но многими его знакомыми отмечался его же хороший вкус в выборе одежде, что, вероятно, добавляет сколько-то абстрактных баллов убедительности суждению Карса о том, что одевается он неплохо. Еще лучше выглядит его мех светло-русого оттенка, за которым Карс также очень внимательно следит, и за которым же он очень тщательно ухаживает.

Вообще, подводя итог общему описанию его образа, можно сказать, что мужчина выглядит очень приятно и ухоженно, не скатываясь при этом в лоно карикатурной метросексуальности, а также не обделен так называемым «мужским шармом», что заметно даже представителям не звероподобных рас.

Приступая же к более детальному анализу его внешних данных, стоит в который раз обмолвиться, что Карс — ботан, и потому его внешность сложно описывать исключительно словесно, оперируя при этом категориями, адаптированными под дескрипцию человеческого лица. Говоря кратко, в глазах человека самого среднего ума, он выглядит как аляповатая смесь банты и кат-гончей. Впрочем, даже такой человек, приглядевшись, сможет распознать в звероподобных очертаниях достаточно тонкие, «аристократичные», черты лица, способные выдать в Карсе если и не представителя знатного дворянского рода, то хотя бы просто личность, которой повезло родиться мальчиком с приятной внешностью и вырасти же в мужчину, не утратившего с годами свою привлекательность. Привлекательность для женщин своей расы, разумеется, ибо для людей и, например, тех же тви'леков он, пусть и не самая уродливая, но все еще смесь кат-гончей и банты.

Также можно заметить, что его нос и ротовая полость не так сильно вытянуты вперед, как у многих других ботанов, но все еще чуть загнуты вниз, что образует так называемую горбинку на его широкой, мощной, переносице, переходящей в столь же широкий черный кончик носа. Практически сразу под кончиком носа выделяются его тонкие губы, окантованные блондинистой бородой, иллюзорно переходящей в блондинистые же волосы средней длины, зачесанные назад, из-под желтоватой шапки которых выпирают два заостренных и удлиненных уха. Ранее из-под этой шапки в районе лба еще могла выпирать и татуирвока, свидетельствующая о том, что Карс проходил обучение в ордене Матукай, но ныне она давно заросла мехом. 

Миндалевидного разреза глаза имеют средний размер и расположены под густыми черными бровями. Они, глаза, окаймленные густыми ресницами средней длины, зачастую не выдают никаких эмоций собеседнику, исключая только некоторую смесь из снисхождения и пренебрежения, общей безучастности их владельца, Карса.

Небольшая ремарка:
Ранее, в самом начале, говорилось о росте Карса при условии того, что он выпрямит спину. Так вот, спину бы ему не пришлось выпрямлять лишний раз — его осанка всегда идеальна, чего не скажешь о подбородке, регулярно направленном вниз.

Возвращаясь к глазам:
Поскольку подбородок направлен вниз не бесцельно, но чтобы было удобнее вглядываться в экран датапада или портативного компьютера, сжимаемого кистями рук в районе груди, белок глаз регулярно покрасневший. Данный тепло-розоватый оттенок заметно контрастирует с холодным сине-зеленым оттенком радужной оболочки, что, смешиваясь в образе сначала друг с другом, а после и с безучастным взглядом и некоторой иллюзорной хрупкостью, создает у собеседника впечатление того, что Карс очень болезненная и хронически уставшая, медлительная, личность — это не так. О, Сила, это совсем не так: речь, жестикуляция и мимика Карса очень активны, подвижны. Местами даже дерганные, но идеально точные и харизматичные, они приковывают к себе внимание собеседников, порой вводя тех в ступор — и как этот почти умирающий секундой ранее ботан смог так преобразиться?

Ответ прост: употребляемые путем вдыхания через нос стимуляторы центральной нервной системы. Стоит заметить, что это — запрещенные к употреблению и распространению в большинстве систем Галактики препараты, на что, впрочем, Карсу наплевать уже более десяти лет подряд. Ноздрям, правда, не наплевать — они несколько расширены и постоянно забиты соплями, вынуждающими Карса постоянно же шмыгать носом.

А ходить — плавно, легко и быстро.

Очень грациозно.

2.2. Биография

графоманский лонгрид

Омраченный схватками будущей матери отдых на природе семейной пары Мел'лоу был экстренно свернут. По срокам ребенок должен был родиться лишь через два месяца.
Но, в общем, нифига.

Тридцать семь лет и сколько-то дней-месяцев назад состоялись преждевременные роды на самом отшибе прибрежного города Древ'старн, известного тем, что является столицей Ботавуи — планеты-родины расы ботанов.
Именно в ходе этих родов на свет появился Карс.

Изначально мальчика хотели назвать в честь его покойного деда — Трорском. Но отец новорожденного был человеком слова, успевшим пообещать таксисту, что назовет своего сына в его честь, если тот все-таки сможет завести свой спидер и отвести его с женой в ближайшую больницу на окраине города до начала родов. Таксист по имени Карс смог, и человеку слова ничего не оставалось как выполнить свое обещание. Этого человека слова, отца Карса-новорожденного, звали Тарском. Тарск Мел'лоу — некогда офицер инженерных войск Ботавуи, отставной подполковник, успевший за пару лет до рождения сына разменять честь, отвагу и прочие сорта казарменной доблести на куда-более размеренную гражданскую жизнь в должности сотрудника пиар-отдела одного из многочисленных ночных клубов Ботавуи, куда он был устроен своим давним другом-сослуживцем, являвшимся братом его жены и, собственно, хозяином этого клуба. За эти два года Тарск продемонстрировал себя чрезвычайно одаренным в области рекламы и связей с общественностью, в кратчайшие сроки успев занять должность креативного директора. Женщина же, испортившая своими преждевременными родильными схватками настроение и себе, и мужу, и таксисту — мать Карса, Бурса, одаренная в куда-менее прибыльной сфере — в сфере искусств и гуманитарных наук. На данный момент она — ректор одной из гуманитарных академий Ботавуи, где все еще читает лекции по истории искусств и социальной философии, но на момент рождения сына она была просто преподавателем.

Очень обеспеченная и счастливая семья.

***

Первые годы жизни Карса, мало чем отличные от первых же лет жизни его сверстников, прошли, как ни странно, в родительском доме, стены которого то и дело сокрушались под демоническим гвалтом то ребенка, то его матери, «отдыхая» лишь в редкие моменты стенания измученного бытовым макабром отца. Разумеется, в данном предложении есть толика гиперболизации, но следующий факт нерушим: мальчишка был очень шумным, крича не только в моменты недовольства, но и в преобладающие моменты – в моменты, когда он выступал объектом родительской любви, коей он все-таки был окружен в полной мере. Возможно, генезис актов проявления этой любви связан с тем, что с самого его рождения он, будучи недоношенным на два месяца, нуждался в повышенном внимании. Но, даже когда возможные физиологические недуги и проблемы, коварно преследующие недоношенных детей, досадно капитулировали перед удивительной силой генетического материала офицерского ребенка, что ростом почти не уступал человеческим детям-ровесникам, родители как по инерции продолжили, что говорится, холить и лелеять своего сына, столь рано начавшего то, что иные претенциозно кличут «жизненным путем».
Впрочем, не только недоношенность и рост отличали Карса от других, но и умение заставлять свои игрушки летать по комнате при помощи Силы. Родители же, видя подобное, пытались сделать из этого секрет, не желая того, чтобы их ребенка забрали в Орден Джедаев. Контролировать же подобные проявления Силы у них не получалось, ибо ребенок действовал бессознательно, не понимая и сам, как же он манипулирует предметами без прикосновений к ним — для него это было естественно.

В общем, примерно так и шли ничем не примечательные годы бессознательного детства в семейной идиллии, преисполненной криками, стенаниями и воплями, служившими, скорее, мелизмом, украшающим сию волшебную в своей позитивности композицию, не нарушая ее размеренный ритм. Нарушали лишь мимолетные проявления Силы у ребенка, вынудившие его родителей убедить парня, когда тот вошел в стадию относительно осмысленного возраста, все-таки «не заниматься таким», угрожая тем, что тогда его могут забрать у мамы с папой, которых он так любил. Впрочем, иногда в тайне от родителей Карс все же пытался научиться овладеть своими способностями.
Отношения же с родителями у парня, да, складывались просто замечательно, ибо он, игнорируя свою избалованность, все же знал меру своей наглости уже с самых ранних лет. Пойдя не столько характером, сколько моделью поведения и предрасположенностью к гуманитарным наукам в мать, мальчишка все-таки предпочитал общаться со своим вечно занятым отцом, в лице которого он видел и видит по сей день кумира, отчего, впрочем, тщательно отнекивается, ибо иметь кумира с его точки зрения несколько унизительно. Тем более, если кумир работает в сфере т.н. «ночных» развлечений, ориентированных по мнению Карса на «обрыганов».

***

Именно желание больше походить на своего кумира-отца и подстегнули его к изучению различных прикладных технических наук в подростковом возрасте. Отец, видя бьющий через край энтузиазм ребенка, принялся обучать его некогда своему, военно-инженерному делу. Исключая из подобной импровизированной программы неинтересные Карсу теоретические аспекты, он учил сыну ремонту оружия и дроидов, работе с терминалами и компьютерами. Не сказать, что Карсу это давалось легко, но это увлекало его с головой — он любил трудности.

И куда меньше любил то, что давалось ему легко. Например, школьную программу, оттачиваемую в том числе и дома с целой армией репетиторов, отобранных лично матерью из ее академии. И спортивную секцию, где он занимался грав-боллом, буквально уничтожая свои соперников благодаря своим физическим данным и чувствительности к Силе.

Достаточно забавно. Люди, не предрасположенные к спорту или, например, к обучению, в школьные годы имеют свойство отдавать предпочтению чему-то одному, что им интересно и что дается им легко. Карс же, привыкший с рождения, что практически все ему дается без труда (как позже он решит, из-за чувствительности к Силе), более налегал на тяжелые для него отрасли, не только не бросив тяжелые для него хобби, но и приобретя благодаря ним ряд ценных навыков, не без заслуги которых он сейчас и достаточно успешно работает в качестве оперативника РУНР. Но обо всем по порядку.

***

Ближе к окончанию школы Карс нашел себе девушку и приобрел большую компанию друзей, на которых уходила большая часть его свободного времени. Он на некоторое время забросил свое увлечение дроидами и компьютерами, целиком и полностью погрузившись в социальную жизнь старшей школы, изредка лишь возвращаясь к своим тренировкам с Силой. Но на носу был вопрос о поступлении в высшее учебное заведение.

Многовековые традиции его клана требовали от парня поступления в небезызвестную Военную Академию Ботавуи, но Карс и представить не мог своего ухода в казарму, что дистанцировала бы его от его друзей и девушки. Взвесив все за и против, он все же принял решение о поступлении на социологию, осознавая, что поступить туда не составит труда, как не составит труда и последующее обучение на данной специальности, что, окажись не самой интересной, все же оставляла широкий простор для увлечений и общения с друзьями.

В итоге, Карс, разругавшись с членами клана, все же поступил в Аьдераанский университет на направление социологии. Выбор планеты был для него очевиден — известная как духовный и интеллектуальный центр Галактики, оппозиционный Галактической Империи, она не могла не притягивать молодых, кхм, бунтарей, к когорте которых себя причисляли и Карс, и некоторые из его друзей, сумевшие поступить сюда.

Про этот особый шарм Альдераана знали, правда, и кадровики Спайнета, что предложили Карсу побыть их информатором, который сообщал бы им о деятельности различных сепаратистских или террористических ячеек, если Карс, конечно же, с подобными сможет пересечься. Может, Карс и находил это чем-то противоречащим своим моральным принципам, однако, разразившаяся из-за его поступления на Альдераан ссора с семьей и кланом, сильно ударила по его финансам, отчего, пусть и нехотя, но предложение он принял.

Первое время работа на Спайнет не особо влияла ни на общение с одногруппниками, ни на учебную деятельность — учеба давалась легко и иногда даже бывала интересной, практически не пересекаясь с трудовой деятельностью, что заключалась в передаче достаточно безынтересной для шпионской сети информации о студентах. Но время шло, и некоторые из знакомых Карсу студентов все же начинали вести антиимперскую деятельность, в которой наиболее отличился некий дурос, чья протестная деятельность, правда, ограничивалась разглагольствованием на тему необходимости создания вооруженной оппозиции Имперскому правительству. Составленная Карсом на него характеристика заинтересовала Спайнет, и его сотрудники начали так называемую оперативную разработку, где ключевую роль сыграл именно Карс — ему требовалось втереться к нему в доверие и узнать, связан ли он с различного рода незаконными организациями.

Карс со своим заданием справился, и в скором времени что этот дурос, что его небольшая оппозиционная ячейка, расположенная на Дуро, были ликвидированы агентами Имперского Бюро Безопасности, коим Спайнет и передал за некоторое число кредитов добытую информацию. В последующем похожая история была повторена еще раз, и Карс, успевший на тот момент несколько разменять свои моральные принципы на финансовую выгоду, с нетерпением и без каких-либо угрызений совести ожидал повторения подобной прибыльной работы. Но Спайнет рассудил несколько иначе, решив, что начавшиеся крутиться слухи вокруг личности Карса не позволят ему более заниматься подобной деятельностью на Альдераане. Решив, что Карс может быть ценным кадром, они предложили ему присоединиться к штату их сотрудников на должности аналитика, желая держать потенциального агента внедрения на так называемом коротком поводке. В конце концов, социология, исключая ее теоретико-методологический аспект, эмпирически предполагала умение своих адептов вести статистику, интерпретировать ее и составлять.

Переведясь на индивидуальный график обучения в университете, предполагавший появление только на экзаменах, Карс вернулся на Ботавуи, где теперь работал на Спайнет не в качестве агента, но аналитика. То была размеренная и приятная жизнь, которую Карс до сих пор вспоминает с теплотой.

***

Новый значимый поворот в жизни Карса произошел спустя примерно полгода после окончания университета.

Империя строго табиуровала темы, затрагивающие джедаев и их историю, и потому группой активистов была предпринята попытка провести лекцию о истории Силы и Ордена Джедаев в одном из университетов Кореллии. Какое они взяли формальное прикрытие для проведение такой акции — уже неважно. Важно то, что эта информация попали в руки оперативников Спайнета, как и информация о том, что на планету прибыла группа лиц, связанных по данным Спайнета с организацией Матукай. Проведя первичную обработку массива полученной информации, руководство сочло ее перспективной для последующей работы-внедрения.

В Спайнете знали о чувствительности Карса к Силе, ибо это было выявлено на одном из медицинских обследований, в ходе которых углубленный анализ крови выявил о парня большое количество мидихориан. Знали также и об его знаниях в области гуманитарных наук, что вполне могло заинтересовать последователей Матукай, прибывших все-таки именно на научную конференцию. Важную роль играли также и отточенные в школьные годы спортом физические показатели парня, ибо адепты Матукай в немалой степени уделяли внимание именно этому аспекту.
В сущности поэтому никто, кроме Карса, не смог бы выполнить эту миссию под прикрытием, а в его лояльности не было сомнений, ибо он уже успел зарекомендовать себя достаточно умелым агентом в прошлом.

Карс прибыл на Кореллию под фальшивой личностью и с огромным научным трудом, написанным коллективно чуть ли не всем научным отделом Спайнета при сотрудничестве с самим Карсом.

Выступив на конференции, Карс произвел настоящий фурор, успев обмолвиться, что и сам является чувствительным к Силе, и потому посвятил себя изучению Ордена Джедаев и их знаний, ныне запретных. Казалось бы, достаточно примитивная и простая приманка, но она была проглочена, что говорится, целиком адептами Матукай, что заинтересовались в личности, кхм, молодого исследователя. В ходе длительной приватной дискуссии с ними Карс сумел доказать, что он способен стать ценным членом их Ордена, и был формально туда принят, уже в скором времени покинув с ними Кореллию.

Следующие полтора года Карс провел с послушниками этого Ордена, обучаясь Силе и используя свое тело, как ее центр. Тренируясь владению ритуальной алебардой Ордена ван-шен вместе с другими послушниками, медитируя с ними и обучаясь коллективно путям Силы, Карс начинал ловить себя на мысли, что он впервые находится в нужном для него месте, и что послушники Ордена — его друзья.

Друзья, которых Карсу придется предать. Собственно, цель его миссии заключалась в том, чтобы передать Спайнету данные о месте и времени встречи большого количества послушников Матукай в одной точке. Карс это помнил, и пытался готовить себя к этому моменту, но он все не наступал и не наступал: преследуемые Империей адепты вели себя очень аккуратно и тихо в течение полутора лет, за время которых Карс успел по-настоящему привязаться к членам этой секты.

Тем не менее, свою миссию он выполнил, покинув Орден в статусе адепта, что равноценно званию рыцаря-джедая.

***

Не видевший смерти своих друзей от, считай, своей же руки, Карс ее все же ощутил через Силу — ощутил ее с куда больше силой, отчего он на продолжительное время закрылся в себе. Более того, начиная с этого момента, он едва ли не панически боится привязываться к людям, опасаясь, что снова предаст тех, кто ему доверяет. Это несколько гипертрофированный посттравматический синдром, который, вероятно, мог испытать лишь обученный Силе человек. Посттравматический синдром, усугубленный последующим разрушением Альдераана.

В тот момент Карс задался вопросом — «почему я все время поступал неправиьно?».

Ведь фактически он, всю свою жизнь настроенный против Империи, что говорится, не парясь, оказывал ей услуги, выполняя поступавшие от нее Спайнету заказы. Вряд ли это зависело от него, но он ощущал, что разрушение Альдераана в некоторой степени и на его совести. Потому, желая искупить свою вину перед самим же собой за разрушение Альдераана, за косвенное содействие Имперской политике и за предательство своих друзей, Карс, повинуясь своему секундному помешательству, разорвал свой контракт со Спайнетом, отправившись к вербовщику Альянса, чью личность он установил перед уходом из Спайнета — в конце концов у него было доступ к данным шпионской сети.

***

Альянс в те года притягивал достаточно странных, харизматичных личностей с необычными и порою явно абсурдными биографиями и антуражем, что и позволило социологу с алебардой, не обделенного и вереницей прикладных тенически-диверсионных навыков, не особо выделяться из общего сброда.

Пережив ряд боевых действий и успешно себя в них зарекомендовав, Карс привлек внимание только организованного СпецФорса Альянса, отбор куда его и пригласили пройти.

Пройдя курс подготовки, Карс пополнил ряды спецназа Альянса. Распределен он был отнюдь не в ряды диверсантов или техников, как сам на то надеялся, но в ряды элитных штурмовиков-коммандос, специализирующихся на сражениях в узких корабельных коридорах. Это был отряд, где в первую очередь ценились боевые навыки рекрутов, а технические, скорее, были приятным бонусом. Карс, успевший за долгие годы сначала в рядах адептов Матукай, а после и в составе пехотинцев Альянса, отточить именно свое умение сражаться, попадал именно под эту категорию.

Успешное выполнение заданий омрачалось тем, что Карс все еще боялся привязываться к людям, что и вынудило его в конечном итоге подать заявление о переводе в СпецОп — организацию куда более индивидуалистскую, нежели СпецФорс. Его заявление было принято, и с тех пор Карс состоит в его рядах, лишь уже ближе к десятому году ПБЯ переведясь в ряды куда более широкопрофильной разведки, сохранив свой статус свободного агента. Предоставленный вне миссий сам себе, он предпочитал тратить деньги на алкоголь и наркотики, ибо в сущности, за неимением друзей, это были его единственными способами развлечения, осознанную зависимость к которым он все же мог на короткое время миссий без особых проблем преодолеть усилием воли. Вообще, он ловил себя на мысли, что мог бы без приложения огромных усилий отказаться от своих пагубных привычек навсегда, однако, не видел в этом смысла — его здоровье все еще было идеальным, а практика выведения токсинов из организма Силой помогала ему избегать неудобных ситуаций при медицинских обследованиях.

Известия о воссоздании Ордена Джедаев его несколько подкосили, ибо в глубине души он хотел к ним присоединиться, но боялся вновь оказаться в обществе людей, к которым может привязаться.       

4. Подготовка к бою
4.1. Особенности

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


4.2.1 Снаряжение не под хайдом
Квартиры на Корусканте и Ботавуи
Легкий гражданский фрахтовик YT-1760
Астромеханический дроид серии R3
Протокольный дроид серии 3PO cо встроенной программой пилота

6. Информация об игроке
6.1. Откуда о нас узнали?
рпг топ
6.2. Средство связи
вкшечка
6.3. Цели (персонажа и/или игрока) и ожидания от игры
тыкать в плохих парней алебардой.
более глобально: развитие персонажа, сопряженное с его продвижением по военно(-политической) карьере. или же вступление в секту форсюзеров любого оттенка — зависит от того, как пойдет отыгрыш.
второй вариант как-то больше по душе.

Отредактировано Kars Mel'low (2018-07-13 21:10:59)