Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Save the Mind prisoner


Save the Mind prisoner

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Save the mind prisoner


https://pp.userapi.com/c844418/v844418844/e6f8e/cQiU5lsbXCo.jpg


Дата
Конец 5 ПБЯ (подготовка могла начаться и раньше)

Участники
Джедайсейвер (И НПС при надобности), Руфус Хуртклейф (и НПС при надобности), ГМ (при надобности/желании/чтобы внести элемент случайности)

Место и погода
Внутреннее Кольцо. Имперская Юрисдикция. Вруна. Прохладно и ветрено, временами штормы.


Описание
5 ПБЯ. Недавно сформированная Новая Республика наращивает влияние и крепнет. Симпатизирующие ей Имперские граждане, а иногда и представители военных и научных структур, ищут способы оказать поддержку вернувшейся демократии и свободе. Но кто окажет защиту самим перебежчикам, вынужденным в одиночку внутри обители тирании противостоять вездесущему надзирательному аппарату Имперской Службы Безопасности?


Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-09-09 02:14:25)

0

2

*** Вруна. Внутреннее кольцо. Конец 5 ПБЯ. Юрисдикция Империи. ***

Четыре штурмовика вошли в вестибюль. Охранники в серых формах пытались их остановить, но фигура в кителе офицера полевых войск Империи с планкой лейтенанта преградила им путь. Два красных поверх двух синих – весомый аргумент, чтобы подавить в себе агрессию. Офицер без слов всучил двум бугаям датапад. Сторож медицинского объекта мельком осмотрел текст на экране и пропустил делегацию внутрь здания. За сворой солдат следовал человек в белой форме Имперского Бюро Безопасности. Не удостоив даже взглядом медицинский персонал и их охрану, он, вместе с группой солдат, проследовал к турболифтам. Кабина была мала для всей группы, поэтому в цилиндрическое помещение сперва проследовали бронированные солдаты, лишь затем, поднялось и двое офицеров. Поднимаясь на административные уровни, фигура в белой форме произнесла:
– "Оружие на оглушающий режим. Никого не выпускать".
Другой мужчина, лейтенант, поверх которого находился жилет с бронированными пластинами и на голове которого сидела боевая каска лишь ответил:
– "Так точно, обер-лейтенант".

*** Спустя полчаса ***

– Извините, но без моего ведома доступ в архив строго воспрещен! – раздался из коридора раздраженный голос директора имперского медицинского объекта по изучению космических инфекций Олжаса Кортона.
– Прошу, позвольте, – улыбнулся Руфус, обращаясь к появившемуся мужчине в белом халате до колен в сопровождении двух лиц внушительной внешности, явно являвшимися охранниками, – Но я хотел бы изучить эти данные без присутствия лиц, участвовавших в интересующих меня событиях.
Директор поджал губы и нахмурил брови.
– Я обязан увидеть ваш допуск! – произнес он.
– Ваше требование законно, – спокойно и миролюбиво ответил Руфус.
Имперский агент подошел к терминалу и достал из правого нагрудного кармана шифровальный цилиндр, а затем опустил его в специальный разъем. На экране тут же вспыхнули строки текста и таблицы с изображениями.
– Извините меня, обер-лейтенант, – выпалил директор, изучив информацию на дисплее, – уполномоченный оперативник бюро безопасности не встретит противодействия.
Научный работник запнулся, желая продолжить льстившую речь, но будто бы встретил невидимую преграду, возникшую в его уме.
– Я только не понимаю, какова причина данной внеплановой проверки? – с легким дрожанием голоса поинтересовался он.
– Они засекречены, – пояснил Руфус, – Как и ваши новейшие разработки, директор.
Обер-лейтенант махнул рукой в сторону другой голограммы с таблицами, которые недавно изучал в полном одиночестве. Там были показаны различные цифры и пояснительные тексты, для простого гражданина недоступные к понимаю.
– Поговорим лучше о вашей разработке сыворотки от последнего вируса, вспыхнувшего на территории внешнего кольца, – медленно и мягко произнес Руфус.
– Оно еще лишь в стадии тестирования, я не могу…
Руфус поднял руку, не давая Кортону договорить.
– Ваше лекарство – ваше достижение. Пик вашей медицинской карьеры. Настоящее открытие. Но наши враги почему-то смогли открыть его почти одновременно с нами.
Директор нахмурил брови и ответил:
– Наши достижение исключительны! Наши ученые провели выдающуюся работу!
– Разумеется, – кивнул посланник Бюро.
Медик взмахнул руками.
– Если вы меня подозреваете в саботаже наших разработок, то предъявите доказательства.
– Что вы! – ответил обер-лейтенант, шагая по архиву, будто лектор, столкнувшийся с возражением от недогадливого ученика, – На ваш объект была выделена огромная сумма, чтобы данная инфекция не затронула граждан Империи. Её было бы трудно саботировать, с таким то контролем, а ваши результаты полностью соответствуют указанным в планах срокам.
Директор расслабился и решился задать вопрос.
– Тогда что Бюро безопасности заинтересовало в этом деле? Зачем вы здесь?
– Я здесь потому, – Руфус повернулся лицом к директору, – что наши враги почему-то нашли способ к решению нашей проблемы. Наш способ, описанный в ваших работах.
И без того бледное лицо медика стало еще белее, а на лице обер-лейтенанта нарисовалась легкая улыбка.
– Вы знаете, в чем ваша слабость, директор?
Мужчина в длинном белом халате открыл рот, чтобы ответить, но не успел.
– В сочувствии, – ответил за него оперативник.
Руфус нажал на кнопку в терминале и на экране, где некогда была сводка об обер-лейтенанте, вспыхнуло лицо директора, выдающее данные исследований и планы производства: Дозировки определенных компонентов. Длительность и условия поддержания реакции. Условия для дальнейшего хранения. Форма выпуска. Слабости вакцины и способы усилить воздействие лекарства на патогент. И все это в форме сообщения для неизвестного отправителя.
– Данные. Борьбы. С эпидемией. И вы отправили их нашим врагам. Новой Республике.
Директор тут же начал дергаться и заикаться, как нервный осужденный на трибунале.
– На г-граждан Империи так же может повлиять патогент. В-вспышки на ц-центральных мирах недопустимы, а из Внешнего…
– Что вы, — в который раз прервал обер-лейтенант директора медицинского учреждения, – Позвольте мне наконец пояснить зачем я здесь. Медицинские разработки, их перспективы и реализация в Империи не моя забота. Моя забота – их безопасность. В том числе и информационная. И вы нарушили её, директор.
Взгляды пересеклись. Олжас, знавший, что измена было обнаружена и что приговор вынесен, лишь получил свое подтверждение. Агент ИСБ быстро прочитал это понимание на лице обвиненного и решил закончить это представление..
– Знаете, еще четыре года назад, сотрудники, вроде вас, совершив подобное преступление, добровольно сдавались властям, – Руфус подошел к столу, куда он положил свой датапад, а так же остальные вещи.
Директор высокомерно усмехнулся, решив, что в окружении верной ему охраны он в безопасности.
– Меня крах ждет еще не скоро.
Хуртклейф достал свой вибро-меч из ножен, развернувшись к противникам с лишенным эмоций лицом. Врач отреагировал немедленно:
– Не стоит, — сказал он, протянув руку ладонью вперед, как бы останавливая оперативника.
– Вы желаете, чтобы вас казнили как бунтующих рабов-экзотов, директор? – спросил Руфус со спокойным выражением лица.
Глава учреждения кивнул своим охранникам. Первый решил наброситься на офицера в форме с голыми руками, будучи гораздо внушительнее его в физическом плане. Взмах вибро-меча и одна из стен архива окропилась алой жидкостью, хлынувшей из перерезанного горла. Второй был умнее и потянулся к бластеру в кобуре, но обер-лейтенант пригвоздил его руку к грудной клетке, когда ладонь пыталась достать до бластера в нагрудной кобуре. Вибрирующее лезвие недолго потрошило брюшную полость и желудок через созданное отверстие в левом подреберии, нанося несовместимые с жизнью повреждения крупным сосудам. Директор в это время пытался сбежать, но штурмовик, ожидавший у поворота к коридору, ведущему к турболифтам, выстрелил в него оглушающим зарядом. К парализованной фигуре подошел и лейтенант, командовавший штурмовиками. Руфус достал из внутреннего кармана в кителе маленький серый платок, отключил питание вибро-меча и стал протирать лезвие от крови.
– Доставить его в местное отделение Бюро. Остальное зачистить, — устало протянул оперативник и вернулся к просмотру данных архива.

*** Местное отделение ИСБ на Вруне. Месяц спустя. ***

Конечно же, Руфус привык к большему. Помещение допросной было маленьким, по углам скопилась пыль и грязь, в центре, под слабой лампой, находилась примитивная пыточная установка. Она представляла из себя пару плит, на первой из которых закрепляли заключенного. Затем, ее можно было развернуть так, чтобы насаживать допрашиваемого на открытые электроды и прочие приспособления на второй плите — устройстве для непосредственного причинения мук. Хоть и эффективный, но очень грубый комплекс. Он легко развязывал языки, но был непригоден для тонкой ментальной обработки, которую так часто предпочитал обер-лейтенант.
— Оставьте нас, капрал.
Человек в черной форме смотрителя тюремного отсека покинул помещение вместе с двумя штурмовиками, что донесли заключенного и закрепили его на пыточном столе. Руфус остался в компании медицинского дроида, который должен был следить за состоянием пленного и использовать по требованию оперативника нужные вещества. Имперец нажал на несколько клавиш в основании пыточного устройства и в лицо допрашиваемого выстрелил яркий луч света из второй плиты, призванный постоянно ослеплять и дезориентировать преступника.
– Директор Олжас Кортон, – начал Руфус нейтральным, беспристрастным голосом, – Чтобы не тратить ваше и мое время, я поясню правила. Вы не лжете. Вы не увиливаете. Вы не прикидываетесь дурачком. Взамен, все пройдет быстро и безболезненно.
Недоверие пойманного на сотрудничестве с Новой республикой можно было ощутить и без особых навыков. Он не верил, что обойдется без боли. В течение месяца им занимались низшие по званию члены Имперского Бюро Безопасности. Ему не давали спать. В общей камере, достаточно обширной, куда помещали всех нарушителей, ему не давали ни резко двигаться, ни плакать, ничего. Нарушение? Приходят штурмовики и бьют нарушителя устоев. Еда была безвкусна, мала, и к тому же пропитана веществами, что вымывают витамины. Сделано это было с целью не допустить побега. В течение времени заключения, пойманные преступники походили за иссохшихся полу-мертвецов. Их кормили нормальной едой только если те теряли сознание и появлялся риск голодной смерти. В итоге перед Руфусом висел плотно прикованным человек в тряпках, с копнами редких оставшихся сальных волос, без большинства передних зубов, с натянутой на череп кожей. Любой посчитал бы, что милосерднее его убить. Но не обер-лейтенант.
– Вы знаете, зачем вы здесь?
– Да.
Рука в белой перчатке опустилась на рычаг. Исхудалое тело опустилось на голые провода с шипами и на пару секунд забилось в конвульсиях. Рука поднялась, отпуская рукоять, за ней вверх плавно поднялся и рычаг, а спустя мгновение и пленный избавился от контакта с мучительными приспособлениями.
– Вы не знаете. Но я расскажу. Вы здесь, чтобы вас исправили.
Пленный пытался бороться со светом и разглядеть лицо своего палача. В этой попытке Руфус разглядел интерес.
– Вы спрашиваете себя, почему?
В горле заключенного весь день не было питьевой воды, поэтому тот лишь кивнул, экономя жидкость, стараясь не отвечать элементарными ответами на простые вопросы.
– Империи нужно, чтобы вы продолжили свою медицинскую карьеру и помогли нам в борьбе с Новой Республикой.
– Но я ведь рассказал вам все, – простонал сухим и слабым голосом Олжас, – выдал все имена и места. Вы все знаете. Прошу, избавьте меня от всего этого.
Руфус разочарованно покачал головой.
– Вы меня расстраиваете, мистер Кортон. Кого надо, мы уже поймали. Но неужели вы думали, что все закончится так просто? Что вы нарушите имперский закон и просто умрете? Нет, мой друг. Ваша доброта еще послужит Империи. Вас лишь нужно немного исправить, ведь вы обезумели.
Олжас не сопротивлялся. Желание сопротивляться из него уже выбили. Он целиком и полностью отдался своей судьбе, оставшись без сил ей противиться. Он принадлежал Империи, но в глубине сознания преступника еще тлели угольки надежды, которые оперативнику надо было найти и устранить.
– У вас есть жена и дети?
– Есть.
– А если я скажу, что вы заблуждаетесь?
– Это не так.
– Вы думаете, – Руфус достал из кармана брюк голо-проектор и включил его. Появилось изображение Врунианской женщины и ребенка, – что это – ваша семья?
– Да, – с надеждой ответил Олжас, увидев лица в голо-проекциях.
Вот оно. Как просто. То самое, что осталось на задворках разума. Та маленькая нить, за которую ухватился рассудок. Именно ее нужно отрезать, и тогда заключенный, и без того сломленный, покорится целиком и полностью. А лишив заключенного рассудка, словно спалив старый лес для новой пасеки, Хуртклейф примется формировать то, что ему нужно – нового директора с подставными воспоминаниями. Тогда полевые агенты Новой Республики выйдут на него. И попадут в западню.
– Это не так, – Руфус выключил картинку, – Я показал вам обычных людей с этой планеты. Я мог показать вам любых других, вы бы сказали, что они ваша семья.
– Нет, вы не правы!
Рычаг опустился ниже. Пыточный механизм долго пропитывал свою жертву болью. От тела даже начал исходить пар от нагревшегося до кипения из-за разрядов электричества пота. В конце концов это прекратилось.
– У вас есть семья?
– Есть!
Процедура повторилась. Снова. И снова. Заключенный просил не делать этого. Умолял прекратить. Обвинял имперца во лжи и манипуляции. Под конец, он наконец-то воскликнул.
– Нет у меня семьи!
– Вы мне лжете, – хмыкнул обер-лейтенант, – Вы верите, глубоко внутри, что у вас есть семья.
Боль повторилась, после чего допрашиваемый отчаянно и тихо спросил:
– Как я могу знать, что у меня есть семья?
– Никак, — поводил из стороны в сторону головой допрашивающий, – Вы безумны. Вас даже не зовут Олжасом Кортоном. Вы придумали это имя, попав сюда.
Пленный с ужасом посмотрел по сторонам, будто ища спасения. Он засомневался. Отлично.
– Но мы вас вылечим, – успокаивающе протянул Руфус, даже погладив пленного по руке. Это был сигнал дроиду. Из правого манипулятора выдвинулась игла и впилась в локтевую ямку на другой руке бывшего директора. Жидкость с пневматическим хлопком выстрелила в сосуд, а затем дроид отошел, ожидая новой команды. Наркотик быстро разнесся по крови, избавляя как от боли, так и от воспоминаний. Подождав около минуты, достаточной как для действия лекарства на тела, так и до проявления первых симптомов со стороны рассудка, Хуртклейф поинтересовался у заключенного:
— Как вас зовут?
— Я не помню, — смущенно ответил заключенный, будто не ожидал этого вопроса и смутился незнания ответа на него.
— У вас есть родные, семья?
— Я не знаю.
Это было простое кодирование. Если не избавить пленного от желания вспомнить, не привить ему боль при попытке довериться своей памяти, то наркотик встретит сопротивление. Будь они на Корусанте, справиться удалось бы куда быстрее, с тамошней аппаратурой. Тем не менее, промежуточный результат достигнут. Руфус вышел из пыточной и обернулся к штурмовику, охранявшему вход.
— Верните его в камеру и подготовьте к транспортировке в столицу.

Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-09-09 01:17:54)

+1

3

Мы получили очень ценные медицинские данные от одного из сочувствующих нам учёных в Империи, — инструктировал её один из высокопоставленных членов разведки Альянса — вернее, уже Новой Республики. — Но его отследили. Его нужно вытащить, прежде чем имперцы сумеют сломать его окончательно и превратить в своего агента.
Где его держат? — резко спросила Джедайсейвер, глядя из-под маски на него. — Если на Корусанте...
Нет. По нашим данным, пока на Вруне. Если мы найдём корабль, чтобы забросить вас туда, вы сумеете вернуться самостоятельно?
Полагаю, да. Другие способы были бы слишком опасны, подвергая риску дружественного пилота, — отозвалась женщина, поразмыслив. — По той же причине мне не потребуется сопровождение... но вот кое-какое снаряжение пригодится.


И теперь она стояла на трапе шаттла, высаживавшего её в безлюдной местности около космопорта Вруны под видом посылки. Маска скрывала её лицо, тёмные одеяния — фигуру, а на поясе, помимо светового меча, было несколько медпакетов и ещё кое-какие детали вроде гарпунного пистолета.

0

4

На Вруне ему не нравилось все. Климат морского мира располагал к постоянной высокой влажности воздуха, из-за чего форма, после длительного нахождения на улице, пропитывалась водой и терлась при движениях, порождая неприятный звук, чем-то похожий на скрип. Белая форма тускнела от влаги, и кристально чистая белизна кителя ИСБ оборачивалась какой-то мокрой тряпкой. Он своими глазами видел, как на пластинах штурмовиков, что несли службу в этом мире, нередко за день даже начинала расти плесень. Грязь, разруха и упадок. Но не это больше все не нравилось Руфусу. Если ты живешь близ берега, то звук волн еще хоть как-то устранял тишину этих мест. Обер-лейтенант, выросший в «королеве ядра», привык к подавляющему, для некоторых кажущемуся даже оглушающим, шуму города. Рев спидеров, сменяемый общей массой миллионов голосов, движений и дел. Бурление жизни, не прекращающееся ни на секунду. Это убаюкивало Руфуса по ночам, словно колыбельная. Здесь же тишь континента казалась ему подозрительной, заговорщической. Будто все специально замолчали, чтобы нанести удар по недоумевающему оперативнику. Он сидел в своем кабинете, борясь с желанием открыть припрятанную среди личных вещей бутылку коррелианского вина. Уставом это не было запрещено, тем более, что обер-лейтенант мог себе позволить в личное время вольность, с его то безупречным послужным списком. Его рабочая смена закончена и пройдет еще время, пока в шаттл загрузят преступника-директора вместе с грузом для столицы. Рука уже потянулась к полке в основании стола, когда стальная дверь каюты с шипением поднялась, и в помещение метнулся бравый имперец в чёрной форме.
– Говорите, капрал, – ответил старший по званию, разрешая временному подчиненному говорить, надеясь, что это не очередная бюрократическая формальность.
– Обер-лейтенант, за территорией космопорта совершил короткое приземление незарегистрированный шаттл.
– Его уже перехватили? – спросил Руфус, почему-то ожидая, что дело окажется плевым и недостойным его внимания.
– Никак нет, обер-лейтенант, – ответил имперец, – Он оставил одного человека на земле и скрылся.
Тяжелый вздох оперативника Имперского Бюро Безопасности был красноречивее любых выговоров. Шаттлом можно заняться позже. Скорее всего какая-то контрабанда или очередной беженец.
– Направьте к нарушителю группу, задержите его и приведите на допрос, – отдал приказ Хуртклейф и отвернулся к окну своей каюты, обдумывая ситуацию.
– Так точно, обер-лейтенант, – ответил капрал и скрылся из виду.

Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-09-10 18:48:24)

0

5

Джедайсейвер не знала, где в точности искать того, кого ей нужно было спасти: карты были лишь примерными. Однако и этих примерных карт вместе с ощущением в Силе ей хватило, чтобы уверенно двинуться к городу. И тут ей отчасти повезло. Не оценивший её всерьёз обер-лейтенант отправил группу на её задержание, агрессию из-за неожиданного вылета которых она ощутила издалека... и которые должны были знать, где искать штаб-квартиру ИСБ. Теперь оставалось только взять одного из них живым. Для этого она разместилась у одного из камней на дороге, как будто бы отдыхая — а на самом деле концентрируясь, чтобы не упустить момент появления вражеской группы. Меч она передвинула так, чтобы его не было видно за гарпунным пистолетом — и при этом со стороны камня она легко могла его выхватить. Это должно было усыпить бдительность врага... "Двадцать три года пряток, а теперь я сама вызываю врага на себя", — мысленно прокомментировала Джед с долей самоиронии.

0

6

Пол нарушителя был неизвестен. Все, что сообщили группе – фигура в плаще и в металлической маске. Поймать и привести на допрос. Учитывая особенность Вруны, мало кто здесь скрывал своё лицо. Это был и без того слишком простой способ привлечь к себе внимание Имперского патруля. По душу же неизвестной имперцам личности была направлена полноценная группа ареста: Полевой офицер в серой форме, нагруднике и каске с бластерным пистолетом RK-3, трое штурмовиков с Е-11 и один штурмовик с Т-21. Они рассредоточились по местности возле города, держа уже оружие наизготовку, ожидая, что предполагаемый контрабандист быстро их обнаружит и попытается сбежать. Пока один из штурмовиков не заметил фигуру у камня и не крикнул:
– Контакт!

Доклад капрала не давал обер-лейтенанту покоя. Слишком уж легко, по мнению обер-лейтенанта, шаттл обошел имперские сканирующие устройства и успел даже достигнуть земли, пока его не обнаружили более чувствительные системы слежения космопорта. Конечно, контрабандисты и не на такие трюки способны, но зачем им высаживать на Вруне одного человека? Почему они не попытались взять какой-то груз и вывести его из планеты? Если это конечно контрабандисты.
Руфус нажал пару клавиш на компьютере и раздался писк интеркома.
– Через две минуты буду на этаже аналитиков. Подготовьте мне всю информацию по недавнему нарушителю воздушного пространства над Вруной. И доложите на комлинк, как группа приведет нашего пришельца.
– Так точно, обер-лейтенант, – раздался голос рядового аналитика Бюро.
Оперативник достал из полки стола своё устройство связи и опустил его в карман брюк, после чего покинул выделенный ему кабинет.

+1

7

Услышав вопль "Контакт!", Джед нырнула за камень, одновременно прибегая к Силе. Т-21 вылетел из рук штурмовика и прилетел к ней, после чего она очередью выстрелила по ногам штурмовиков, после чего вырвала из него энергоячейку и, ускорив Силой, швырнула в собравшегося было бежать офицера, сбивая его под колени. Сняв с пояса световой меч, она двинулась навстречу обездвиженным штурмовикам.
Сопротивление бесполезно, — предупредила она честно. Что четыре... пусть даже пять стрелков, лишённых к тому же наиболее тяжёлого из своих орудий и сбитых с ног, могли сделать джедаю, хорошо обученному стилю Соресу?

0

8

Полевой офицер был сбит с ног, но не выведен из строя, а остальные трое штурмовиков быстро нашли источник угрозы, которой, весьма вероятно, не смогли бы даже противиться. Идиллия была в том, что им было все равно, что они могли сделать. Они были штурмовиками и целью их жизни было служение Империи. Офицер, не принимая вертикального положения, тут же сообразил, с кем имеет дело:
— Джедай! Запрашиваем подкрепление! Выдвинутых сил недостаточно, запрашиваем подкрепление!
Тем не менее, один из штурмовиков открепил от пояса термальную гранату и швырнул под ноги Джедаю, желая его или её победить. Было это ошибкой или нет, жребий был брошен, группа не имела представления, что противопоставить такому сильному противнику на захолустной планете. Штурмовик делал то, что подсказывала ему интуиция, а офицер сделал самое главное – сообщил о противнике командованию, надеясь на выручку. Трое оставшихся в строю бронированных солдат приняли положение за укрытиями, чтобы не попасть под осколки, но все так же ожидая возле своих укрытий Джедая, явно готового с помощью силы расправиться с одним их них. Офицер же, итак будучи под укрытием местности, пришёл в себя и после взрыва, будучи дальше всех, принял вертикальное положение, надеясь, что не с кем будет воевать за время его смятения.

— Джедай! Запрашиваем подкрепление! – того, что услышал оперативник Хуртклейф, было достаточно, чтобы принять решение.
Все сомнения сразу же улетучились, а на терзавшие обер-лейтенанта вопросы нашёлся ответ. Это был не контрабандист, а обученный пилот Новой Республики. И высаженная фигура была вовсе не преступником и не членом какого-нибудь синдиката, а обученным джедаем, на службе у бывшего Альянса. Повстанцы явились на Вруну за Директором, но их ошибка была в том, что их агент слишком легко и быстро выдал себя. Ему следовало отдаться патрулю и попасть внутрь отделения ИСБ, незаметно и скрытно, под видом пленного, но видимо их агент был слишком уверен в своих боевых навыках. Империя была готова разубедить повстанца в его силе. Им нужен был директор? Они его не получат. Обер-лейтенант не даст его недавно промытому другу Олжасу Кортону так легко сдаться на милость Республике. Он не только не должен был принести выгоду врагам, он должен был стать полезен Империи.
— Поднять СИД-Истребители, — приказал Руфус шипящим голосом рядом стоящему капралу, — Боевая тревога в отделении Бюро! Сообщить Инквизиторию! Грузовую «Лямбду» посадить на площадку ИСБ и погрузить туда пленного. Я хочу, чтобы он немедленно был переправлен на Корусант. Я проследую вместе с ним!

Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-09-13 00:21:52)

+1

9

Термодетонатор, вылетевший в сторону Джед, отправился по мановению руки в сторону дерева, за которым укрылся один из штурмовиков: с мощными укрытиями у дороги было не так уж и хорошо. Но вот предупреждение... она беззвучно выругалась. "Надо было использовать Обман разума сразу и продавить... но опасно, многовато их", — признала она, Оглушая штурмовиков одного за другим, и рванула к офицеру.
  — Ты скажешь мне, где находится ваше отделение и как туда добраться, — приказала она, использовав Силу, чтобы убедить его. Да, она обратилась к Силе сразу несколько раз, но каждое применение было относительно элементарным...

Отредактировано Jedisaver (2018-09-18 21:07:41)

0

10

Захолустное отделение Имперского Бюро теперь гудело, как осиновый улей. Пара низших офицеров в белом пробежали по коридору, двое таких же в центре связи постоянно с кем-то вели переговоры:
– Запрос на вылет двух СИД-истребителей для патрулирования воздушного пространства, – отчеканил связной в серой форме у компьютера, затем перевел взгляд на другой дисплей.
– Рапорт в ставку Имперской Разведки. Код: INQ-078, запрос на прилёт уполномоченного оперативника для расследования инцидента. Номер дела ISB-09, – нервно диктовал текст с флимсилиста другой связист, над которым стоял сам обер-лейтенант.
Как только сообщение было дочитано и отправлено, Руфус выдохнул, развернулся от стола с микрофонами и прошел дальше, к пункту охраны, где вдоль широкой стены расположилась масса экранов, транслирующих изображения как из самого отделения ИСБ, так и из основных городских улиц. Возле компьютеров расположились трое младших офицеров.
— Есть связь с группой ареста?
Молодой парень в белой кепи развернулся на кресле оператора к старшему по званию и, сжав губы, повертел головой, а затем вернулся к работе.
Все было понятно. Посланник Новой республики не только владел силой, но и умел ей в достаточной мере пользоваться, чтобы быстро избавиться от пятерых имперцев.
– Капрал, – крикнул Руфус в отдел анализа.
К нему тут же подбежал молодцеватый юноша и отдал честь.
– Что с пилотом? – спросил обер-лейтенант.
– Выслали из космопорта, сэр, – тут же выпалил капрал, – Прибудет через десять минут.
Десяти минут могло не хватить. Но чуть что, Хуртклейф мог и сам пилотировать транспорт.
– Погрузить Директора на транспорт Бюро, – приказал имперец и всмотрелся в экраны, сцепив руки за спиной.

Тем временем офицер остался один на один с джедаем. С одним из тех, кто был повинен в трагедии на Эндоре. Их тех, что привели Империю к краху, заставив каждого Имперца теперь не недооценивать чувствительных к силе. Давление в голосе Джед и сломало последние державшиеся барьеры в голове офицера, и тот указал пальцем на запад, чуть левее от центра города.
– Там, – мужчина побледнел, будто подсознательно понимая, что совершает непоправимую для своей жизни ошибку, – пройдёте три улицы, а затем через площадь.

0

11

Молодец. Запомни... я Джедайсейвер, — не удержалась социопатка от красивого жеста, прежде чем оглушить и офицера и, забрав его пистолет, рвануть в указанном направлении, используя Скорость. Ей нужно было успеть, и она собиралась так и поступить. Чёрный силуэт нёсся к городу и затем по городу неожиданно быстро, приближаясь к вражеской цитадели. Воспоминание захлестнуло её...
Как мы войдём в это здание? — нахмурившись, спросила юная девушка у учителя, оглядывая высокую крепость сепаратистов, к которой прибыл их отряд. В ответ она получила усмешку и короткий ответ:
Через парадный вход, падаван. Быстро и уверенно.
Просветлев, она кивнула, и они подняли руки, складывая телепатическое воздействие, чтобы раздвинуть тяжёлые ворота, проём которых уже выцеливался клонами...

0

12

Офицер дрогнул, а затем осел, испытав мощнейшее нервное перенапряжение, пытаясь бороться с ментальным Джедайским внушением. Будто ты четверо суток не спал, а в данную секунду решил сдаться сну. Ноги подкосились и последний из отряда ареста упал без сознания.

Руфус тщательно взвешивал все варианты, будто играл партию в саббак. Некоторые варианты были ему известны. Против него Джедай. Это плохо. Он один. Как кажется. При первичном просчёте – это хорошо, но численность – переменная в уравнении, а не константа. Всегда мог быть какой-нибудь агент в городе, что поможет ему. И тогда цель пропадёт из зрения. Однако, против обычной цели у него уже были средства. Против Джедая у Империи всегда был Инквизиторий, но дожидаться агента было некогда. Надо было продумать отступные. И две идеи у него были.
– «У нас есть акустические винтовки?» – спросил Руфус у оператора.
– «Насколько я знаю, две винтовки и два пистолета, но это не точно», – сказал диспетчер и вернулся к работе на своём посту.
Этого было обер-лейтенанту достаточно.
– Капрал. Взять четыре штурмовика. Всех, на кого хватит винтовок – к парадному входу. Пистолеты выдать остальным и расположить у побочных дверей. Следить за вторым и третьим этажом. Перекличка по связи – каждые пять минут.
– Есть, сэр, – выдал капрал, решившись вне устава задать вопрос, недоумевая от полученных приказов, – но что вы задумали?
– Поймать джедая, – улыбнулся Руфус, оборачиваясь обратно к экранам слежения.

Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-09-20 23:57:40)

+2

13

Джедайсейвер, словно маленький чёрный тайфун, принеслась к площади довольно быстро — и затормозила, ощущая опасность впереди. На то, чтобы не нестись через площадь, когда можно обойти вдоль зданий, её военного опыта хватало, и определить на площади нужное здание также оказалось не так уж сложно... место пыток и подавления так и "светилось" Тьмой, стоило прикрыть глаза. Отдышавшись, пока ходила вокруг, не ускоряясь вновь, чтобы не привлечь слишком много внимания или не врезаться в стену, она взяла гарпунный пистолет на изготовку, собираясь проникнуть мимо охраны, наверняка стоявшей у входов. Высунувшись обратно на площадь из прохода неподалёку от здания, она вскинула левую руку, выстреливая гарпун, и резким Прыжком оторвалась от земли, едва тот зацепился за крышу, подтягиваясь на тросе гарпуна.
В процессе не слишком хорошо закрепившийся гарпун отцепился от крыши, но было уже поздно: разогнавшаяся Прыжком фигура в тёмных одеяниях, словно огромная летучая мышь, продолжила лететь по практически не изменившейся от этого дуге и влетела в окно третьего этажа, выбивая его с небольшой помощью отправленного вперёд себя Силового Удара. На поясе покоились как световой меч — тут же, по возможности, призванный в руку — так и бластер, отнятый у офицера.

0

14

На голо-записях с камер города мигнула едва-заметная тень. Промотав обратно и поймав один из кадров, Хуртклейф запечатлел фигуру в плаще. Маска и бластер офицера группы ареста. Их джедай.
– Чертов предатель выдал наше местоположение, – прошипел капрал, сжав кулаки так, что был слышан скрип ткани перчаток.
Оперативник хмыкнул, едва заметно покачав головой, будучи не согласным с мнением младшего служащего Бюро.
– Джедайская магия, – пояснил Хуртклейф, будучи отчасти осведомленным в сохранившихся записях об этом таинственном Ордене, – У офицера и группы ареста не было ни единого шанса.
Обер-лейтенант прижал руку к подбородку, задумавшись. Его капкан был весьма прост, на первый взгляд. Джедай был уверен в своих силах, раз он так легко решил расправиться с Имперским патрулём в лоб. А значит, что и в этот раз он предпочтёт лобовой подход. Даже если штурмовики с акустическими винтовками не смогут справиться с ним, Руфус мог задействовать генераторы лучевого щита, чтобы раз и навсегда заточить чувствительного в силе мятежника в непробиваемом энергетическом коконе. Тем не менее, планам имперца не суждено было сбыться. На экране, контролировавшем одну из улиц возле Бюро, Джедай воспользовался гарпунным пистолетом. Это могло означать самое худшее – что повстанец выведет из строя Транспорт, а потом займётся группой захвата, попытавшись перебить вообще всех в этом отделении. Подобный план подразумевал, что, скорее всего, в городе находились сообщники мятежника с готовым и хорошо спрятанным от властей кораблём. Неужели Джедай был всего лишь молотом, что должен был отвлечь Имперцев, в то время как другая, менее подкованная в боевом смысле, группа, должна была выполнить свою таинственную цель?
– Разбитое окно на третьем этаже, – сообщил оператор.
Звук приземления Джедая можно было услышать невооруженным ухом. Хуртклейф притянул Капрала к себе и приставил палец к своим губам, однозначно призывая к тишине. Затем прошептал:
– «Группе конвоя Директора прибыть на первый этаж. Всех штурмовиков мобилизировать в центральный холл».
– Но как же люди в кабинетах, обер-лейтенант? – с давлением, едва не сорвавшись на открытый голос, спросил подчиненный.
– Они с высокой вероятностью уже мертвы, капрал, — равнодушно ответил Руфус, выходя из кабинета безопасности.

0

15

Джедайсейвер, вернув гарпунный пистолет на пояс и активировав меч, действительно поднялась к шаттлу — чтобы извлечь основную панель управления и спрятать её себе под тунику. Поскольку всех бойцов созвали вниз, её шансы с кем-то столкнуться были не так уж велики, но, если это всё же происходило, она старалась их оглушать — не заглядывая для этого, впрочем, в кабинеты. По пути она также старалась замыкать мечом панели управления дверей, чтобы их не могли закрыть у неё перед носом. Лишь совершив подобное надругательство над шаттлом, предположительно лишавшее возможности улететь на нём, не вернув панель, она двинулась обратно вниз, чтобы найти директора... а для этого стоило сперва выяснить у кого-то из тех, кто остался, если такие были, где держат заключённых. Да, логически стоило сделать это сначала, но она боялась упустить момент...

Отредактировано Jedisaver (2018-09-26 00:53:13)

0

16

Группа захвата ждала в центральном вестибюле. Двое за колоннами, ближе к турболифтам, двое – за стенами, почти сразу у входа. Еще по одному штурмовику с акустическими пистолетами у черных входов. Когда центральные двери бюро безопасности открылись, в зал вошёл пилот в черном скафандре, держа в руках шлем и двое имперских пехотинцев в серой броне, бронежилетах и касках. На улице можно было услышать резкое гудение спидера – водитель возвращал транспорт обратно в космопорт.
Лётчик сделал несколько шагов к центру помещения, когда к его сопровождению приставили акустические винтовки. Створки кабинетов открылись и оттуда высыпал почти десяток служащих бюро с бластерными пистолетам. Среди них было еще двое с акустическими винтовками и двое с простыми Е-11.
– Отставить, это не наша цель! – приказал обер-лейтенант.
Поверх белого мундира плотно сидел бронежилет, стальной шлем в левой руке. Руфус поправил воротник, попутно огляделся и спросил:
– Где конвой пленного?
– Пленных, – раздалось с входа в подземную систему, – Если вы не в курсе, обер-лейтенант, то в столицу требуют не только вашего директора. Я привёл всех четверых. Они помогут Джедаю, если он или она до них доберётся.
Оперативник Хуртклейф напрягся от такого акта неповиновения и отсутствия субординации со стороны более младшего офицера. Но стерпел. Ход логичный. Даже если они транспортируют двух ценных пленных в столицу, то другие если не помогут Республике, то начнут устраивать беспорядки. Нельзя было позволить им воспользоваться нынешним положением ИСБ на Вруне.
– Ваши предложения, – Руфус посмотрел на планку другого офицера, – суб-лейтенант?
– Взять пилота и посадить пленных на транспортники. К этому моменту гарнизон придёт сюда и не оставит от этого джедайского отребья и следа.
Перспектива была соблазнительной. Но это было предсказуемо, легко. Бой с Джедаем сулил боль, возможно поражение. Но Руфус не мог сейчас оставлять рубежи. Не так. Его отец погиб, прикрывая отступающих при Эндоре. Черта с два сын не будет готов разделить схожую судьбу. Ради Империи.
– И оставить отделение? – возмутился Хуртклейф, – Нет, суб-лейтенант. У меня есть план. Дайте мне сюда директора.

На всех голографических передатчиках внутри отделения начало транслироваться одно простое сообщение.
Мужчина в форме имперского офицера приставил DH-17 к голове трясущегося, похожего на ссохшийся труп, старика.
– Враг Галактический Империи, – последующее слово он буквально выплюнул, – Джедай. Ты пришёл за ним? Он твой. Иди в центральный холл и забери его. Я буду тебя ждать.

+1

17

"Ловушка", — вопило сознание услышавшей и увидевшей голографическое сообщение Джед. "Нельзя бросать его им на растерзание", — возражало джедайское воспитание.
Да ну к ситу, — подытожила она вслух. В правую руку лёг световой меч, в левую — забранный у офицера бластер. Вырезав синим лезвием дыру в полу, она приземлилась на второй этаж — а затем таким же образом на первый. Соваться в центральный холл тут же было бы, конечно, самоубийством — но вот исследовать обстановку внизу, появившись с неожиданного угла, было вполне реально. И только тут до неё дошла мысль, которую до этого её чувствительное сознание от себя отгоняло: не может быть, чтобы этот старик был единственным пленником в столь обширном здании. Она прикрыла глаза и прислушалась к Силе, стараясь ощутить скопления людей. Одним, конечно, был центральный холл, но не было ли других?

0


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Save the Mind prisoner


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно