https://forumstatic.ru/files/0019/9c/4a/41220.css https://forumstatic.ru/files/0019/9c/4a/94255.css https://forumstatic.ru/files/0019/9c/4a/97728.css
Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Альтернатива » В тени Приказа 66


В тени Приказа 66

Сообщений 1 страница 20 из 81

1

http://s9.uploads.ru/yuWCb.jpg
http://s7.uploads.ru/YUJrB.jpg

В тени Приказа 66


Дата
19 ДБЯ, за сутки до Приказа 66 и далее


Участники
Ариан Лю'Саби, Джедайсейвер, Анкла Тимс, Руфус Хуртклейф (за адмирала Альберота Хуртклейфа), НК-47А (за ООМ-дроида и сепаратистов), Виила Рэу (за офицера Республиканской разведки), Аран Рэу (за мандалорца-инструктора и его подопечных клонов-коммандос), Траун (за прочих клонов-коммандос)


Место и погода
Салукемай. Орбита: флоты Республики и Конфедерации Независимых систем. Поверхность планеты: база Конфедерации, пустыни. Искусственный микроклимат, на поверхности жарко.


Описание
Война перемещается на Внешнее Кольцо. Угроза исходит от пустынной и засушливой планеты Салукемай, где сосредоточились крупные силы Конфедерации Независимых систем. Система Салукемай в осаде, однако линия фронта слишком растянута, и флот Республики уже несколько месяцев безуспешно пытается уничтожить вражеские базы на поверхности планеты. В качестве подкрепления на орбиту прибывает республиканская эскадра под командованием адмирала Альберота Хуртклейфа с целью проведения военной операции по уничтожению энергетических полей, защищающих наземные и подземные сооружения Конфедерации.


Отредактировано Ariane Liu'Sabi (2018-09-14 09:42:53)

+2

2

Орбита. Звездный разрушитель типа Венатор «Озарение».
Ангар.

Истребитель стандартной бело-алой раскраски только что совершил посадку в одном из ангаров линкора. За посадкой наблюдали несколько клонов — одинаковых, молчаливых, похожих на...
похожих на белых термитов...
Ариан на короткий миг зажмурилась, не спеша покидать кресло пилота,  хотя фонарь истребителя уже отодвинулся, освобождая путь наружу, Астромех выглянул из гнезда и провернул свой купол на такое немыслимое количество градусов, что привод, заменявший ему шею, должен был закрутиться в тугую спираль, а из недр купола послышался удовлетворенный свист: маленький помощник по праву мог гордиться этим недалеким, но опасным перелетом от Кегана до орбиты Салукемая.
- Умница, - монотонно отозвалась Ариан. В данном случае это слово означало отнюдь не похвалу (кстати, совершенно заслуженную, если учесть, в каких условиях приходилось выходить на орбиту из короткого прыжка), а имя астродроида. Умница чвирикнул и снова покрутил куполом: дескать, прибыли, чего ждем? Девушка медленно отстегнула ремни, сняла шлем, выбралась из кабины, один из клонов шагнул к ней навстречу, представился:
- Капитан РК... - далее следовали несколько цифр.
- Коммандер Лю'Саби, - Ариан коротко кивнула, поднесла к портативному сканеру ИД-чип.
- Адмирал Хуртклейф извещен о вашем прибытии. Нам приказано вас сопроводить на командный пункт.
- Я готова следовать за вами, капитан, - Ариан отчетливо произнесла «имя» клона, те самые несколько цифр.
Клоны разделились: двое последовали за новоприбывшей, остальные остались в ангаре и деловито принялись обследовать истребитель на предмет вражеских маячков, наличия скрытых вредоносных программ систем управления или микроскопических вражеских дроидов, которые как блохи, усеивали большую часть прибывающих с полей битвы транспортов.
Ариан оглянулась на Умницу: тот обиженно свиристел и чвирикал на клонов, пытаясь объяснить непонятливым служакам, что уже самолично произвел диагностику и не выявил ни одного вражеского шпиона. Белые фигуры в броне не вняли увещеваниям астромеха и кружили вокруг машины подобно...
подобно белым термитам...
Ариан вздрогнула и остановилась. Клоны также встали, не задавая вопросов или выказывая недоумение. Нет, никаких подобных чувств они не транслировали, просто маячили тусклыми бледно-желтыми пятнами в струях Силы — не угасая, не мерцая вспышками ярких эмоций. Если бы не эти образы в Силе, их можно было бы принять за дроидов, или...
или белых термитов — в броне похожей на хитиновый панцирь, с их безжизненными визорами, антеннами принимающих устройств и смертельно опасным ядом, скрытым под уродливым панцирем.
Их были тысячи, миллионы — отвратительных тварей из ее повторяющихся кошмаров. Сны, медитации, полудремотное состояние: они использовали любую возможность, чтобы вторгнуться в ее сознание, заполнить его адской смесью ужаса и брезгливости. Ариан боялась этих снов, и в то же время знала, что Сила дает ей какой-то неведомый знак. Почему термиты? И почему у этих насекомых, которые с тошнотворным хрустом превращаются в серую пыль под неумолимыми железными прессами... почему у них знакомые шлемы, характерная форма визоров, привычная выправка клонов Великой армии? Какие кошмарные видения — они раз за разом, с мучительной периодичностью повторялись все чаще и чаще.
И не было рядом ни Учителя, ни другого мастера-джедая, кто смог бы приоткрыть завесу.

- Я... найду дорогу, спасибо, вы свободны, - выдавила она, почти не глядя на клонов эскорта.
- Принято, коммандер, - термиты уползли восвояси, Ариан перевела дух. Каждый раз, когда она даже мягко воздействовала на сознание, ей становилось несколько неловко. Но не сегодня и не сейчас.
- Чего меня сопровождать, - буркнула она себе под нос и продолжила путь к командному пункту, где ее ждал адмирал. Разумеется, расположение помещений крейсера она и без помощников знала как свои пять пальцев.

***
В командирской рубке кроме адмирала находились еще два офицера — хвала Силе, на этот раз не клоны.
- Коммандер Лю'Саби, - снова представилась она. Несмотря на все попытки по-военному отчеканить свое звание, голос как-то предательски дрогнул. Эти люди — они тянули лямку до седин, чтобы удостоиться право называться высшим офицерским составом, а ее произвели в коммандеры, считай, на ровном месте.
Ариан непроизвольно запахнулась в плащ, вместо того чтобы вытянуться по стойке смирно. Свою привычную робу она накинула еще в ангаре, выходя из машины, так как облегающий пилотский костюм ее смущал не меньше, чем командирское звание. Ее бы воля — она бы и капюшон натянула до подбородка.
- Я отпустила солдат, адмирал, - пояснила она, встретившись глазами с военным. Несмотря на благодушное выражение его лица, она ощущала некоторую натянутость... привычное явление, если честно. Джедаев любили далеко не все, как и некоторые их самовольные решения, да еще с использованием Силы. А полученная совсем недавно информация, касающаяся усиления влияния службы разведки, окрасила привычные разговоры в несколько мрачный оттенок. Можно сказать, параноидальный.
- Прошу прощения, если превысила полномочия, - деликатно извинилась Ариан, силясь улыбнуться пустому месту между офицерами и адмиралом.

+1

3

Джедайсейвер посадила Z-95 на борту линкора вскоре после Арианы и поспешно выбралась из кабины. Её лицо, разумеется, как обычно, скрывала маска.
- Коммандер-джедай Гудшип, - представилась она клону, подошедшему к ней, своим низким и хриплым голосом. - Можно просто Джедайсейвер. Как ваше имя?
Тот начал было называть код, но Джед коротко щёлкнула языком, прерывая его:
- Я спрашиваю об имени, а не об идентификационном коде, капитан. Вы люди, а не дроиды - даже если командование иногда об этом забывает.
Клон, явно приятно удивлённый, отозвался:
- Оу. Капитан Севенс, коммандер. Коммандер Лю'Саби уже здесь. Нам приказано сопроводить вас до мостика.
- Это... очень милый жест со стороны вашего командующего, - кивнула Джед, хотя, разумеется, знала устройство "Охотника" не сильно хуже клонов. - Полагаю, времени знакомиться со всем отрядом у меня в таком случае нет. Пойдёмте.
Пока другие клоны досматривали её истребитель, она и капитан Севенс в сопровождении ещё нескольких солдат двинулись к мостику.
- Какова обстановка в эскадре, капитан?
- Мы готовы подавить энергетические поля, защищающие Салукемай.
Джед усмехнулась под маской:
- Я снова спрашиваю не совсем об этом, Севенс. Проблемы с комплектацией, раненые, конфликты в коллективе?
- Никак нет, мэм, - козырнул капитан в ответ. - Всё под контролем.
- Отлично, - улыбнулась она. - Но предлагаю не называть меня "мэм", мне биологически пятнадцать против ваших... двадцати шести, так? Если вам нужно односложное обращение, вполне достаточно "Джед".
- Есть, мэм… простите, Джед, - отозвался капитан.
Они добрались до мостика, и Джед наклонила голову, заходя - и не зная, что только что привела к Ариане тот самый кошмар, от которого она сбегала.
- Коммандер Гудшип прибыл для исполнения долга, адмирал.

+1

4

[nick]Regina Tracy[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/YGIsE.jpg[/icon]
Предчувствие недоброго не покидало Реджину с того момента, как она вышла из кабинета директора Айссарда. Разведку так серьёзно беспокоит этот центр клонирования на Салукемае? Ой, что, правда? Салукемай осажден, и его падение - вопрос времени. Так зачем её туда направили?
Реджина привыкла искать подвох во всем, таков был закон выживания в мире сенатского закулисья. Она успела повидать и настоящие опасности, но вооруженные до зубов сторонники КНС, тем более их "железяки", её не страшили. Она не была сильнее их всех, но была умнее и хитрее их всех и всегда опережала их на пару шагов. Совсем другое дело - корускантские интриганы. Сделать гадость сенатору Траси было сложно, дядю ценил сам Канцлер. Не пытаются ли отыграться на ней? Директор ценит её, но мало ли, кто чего ему мог посоветовать. Якобы из лучших пожеланий, порекомендовали направить именно её, как успешного агента. А что её там ждёт? Операцию не готовили долго и тщательно, как это бывало раньше. Какая-то нелепая, странная поспешность. Она должна быть в нужное время в нужном месте, и действовать по обстановке.
Действовать по обстановке ей было не привыкать. Она умела быстро думать и импровизировать. С ней - её верные "руки", четверка коммандос. Да, эти четверо были именно её маленькой личной армией. Они были обязаны ей жизнью - человеческой жизнью, уникальным даром для республиканских клонов. О нет, Реджина не была сердобольной, совсем нет. Она была абсолютно цинична, и действовала сугубо прагматически. Это было в чистом виде манипулирование, которым агент Траси владела в совершенстве. Она вела с этими "детьми" задушевные беседы, прислушивалась к их чаяниям, и открывала им запретные тайны настоящей, человеческой жизни. За свой счет она водила их в кантины, и эти парни знали не только вкус выпивки, но и тепло женских объятий. И разумеется, она вместе с ними участвовала в настоящих заварухах, не прячась за их бронированные спины. Это был оправданный, просчитанный риск. Она, благодаря специальному оборудованию, знала всё, что говорят клоны, и они ни разу не назвали её "дворнягой", как они величали офицеров не-клонов. В своих разговорах они ставили её почти вровень с их наставником - мандалорским сержантом, тренировавшим их на Камино. Пожалуй, это была высшая похвала, которой можно было удостоиться у клонов.
Сейчас Реджина ступила на борт "Озарения" в сопровождении своей "личной армии", внешне непроницаемо спокойная и уверенная в себе.
- Майор Траси, - протянула она иденти-чип клону-офицеру, начальнику патруля.
- Проходите, мэм! - клон отдал честь и патруль пропустил её.
По пути к штабной каюте Реджина прошла ещё пару проверок, разумеется без проблем, и вот уже она была на месте.
- Мэм, у адмирала совещание, - остановил её начальник охраны.
- Совершенно верно, капитан. И ждут там именно меня. Майор Траси, - она протянула свой чип, подтверждающий высший уровень доступа. Двери тут же разъехались перед ней.
Реджина сделала знак клонам следовать за ней. Она всегда, когда у неё была такая возможность, брала их на брифинги, тем самым ещё больше повышая уровень доверия с их стороны.
- Адмирал, сэр, майор Траси и команда "Сигма" прибыли для проведения операции "Ночное солнце"!
Реджина не переменилась в лице, и вообще внешне ни как не выдала своей реакции на происходящее, но внутри горячей волной вскипела злоба. "Что здесь делают джедаи?! Неужели нам навязали участие этих..." - Реджина оборвала течение мысли, вспомнив о способности джедаев читать мысли. Предчувствие её не обмануло - дело было плохо.

+3

5

19 ДБЯ. За шесть дней до Приказа 66. Корусант.

– Смелее, Руфус, – рука в белой перчатке накрыла ладонь юноши, вцепившуюся в штурвал городского спидера, – А теперь паркуй, смещай влево горизонтально.
Сын медленно повернул штурвал влево и транспорт отлично вписался между двумя другими транспортами. Старик очень хотел, чтобы его отпрыск дёрнул руль посильнее, чтобы его аж пришлось останавливать, дабы не врезаться в другие спидкары. Но нет, сын сделал всё с отвратительной филигранностью.
– Теперь вниз.
– Я знаю, отец, – огрызнулся малец.
Руки опустились буквально на миллиметр вниз, серый кузов тихонечко подплыл к поверхности, пока не коснулся его. Руфус убрал руки с штурвала и нажал пару кнопок на пульте управления. Гудение репульсоров и генератора энергии прекратилось, а старый адмирал тяжело вздохнул.
– Пилот из него никакой. Слишком аккуратный. Нет безумного пилотского драйва. Для пилота нужна страсть, а деликатность приходит с годами, – подумал про себя Альберот, но вслух сказал, – Полагаю, ты не разобьешь его, пока я буду в кампании на Салукемае.
– Нет, отец, - устало произнёс юноша.
– Чудно.
У спидера материализовался клон-лейтенант в форме флотского служащего с планкой, за ним два клона-солдат в качестве вооруженного эскорта.
– Клон-сержант CT-7453. Адмирал Хуртклейф? – клон повернулся к водителю, не зная, как обратиться к парню в штатском, в итоге решив того проигнорировать.
– Верно, – ответил седой флотский офицер, цокнув каблуками офицерских сапог об платформу, – Через час я требую рапорты о снабжении «Озарения» у меня на столе.
– Принято, - ответил клон и указал рукой в направлении огромного трапа, протянутого к боковому ангару пришвартованного штурмового крейсера, – Прошу за мной.
Прежде чем последовать за своим охранным эскортом, адмирал обернулся к своему сыну.
– Держи меня в курсе, мой дорогой мальчик. Когда я вернусь, нам будет что обсудить.
Альберот улыбнулся, а затем отправился на свой корабль.


19 ДБЯ. За пять дней до Приказа 66. Борт «Озарения». Корусант.

В кабинете совещания собрались все необходимые офицеры «Озарения». Список Альберот составил сам, лишь затем отдал адъютанту с датой совещания и требованием подать рапорт о ходе приготовлений к предстоящей кампании. Две трети имен и номеров служащих на борту клонов были знакомыми адмиралу. Офицер снабжения, двое старших диспетчеров клонов-лейтенантов в ямах управления, коммандер на мостике, командиры эскадрилий и многие прочие. Из штаба в экипаж штурмового крейсера отправили нового начальника охраны, офицеров навигационной и ремонтной служб, клонов-офицеров, командующих наземными батальонами, приписанных как подкрепление для наземных действий на Салукемае, корабельного кока из числа военного дополнительного снабжения и нескольких клонов-лейтенантов на пост главных канониров на приписанных им батареях. Последнее особенно опечалило Альберота. Его заслуженные офицеры, с подходящими «прозвищами» среди их братьев, отлично послужили на «Озарении», вытаскивая целые секции из тяжелейших ситуаций, умудряясь поддерживать регулярность орудийных залпов даже в случае повреждений, кажущихся фатальными для целой палубы. Проявят ли эти новые офицеры такую сноровку? Кампания покажет. Из размышлений его выбил адъютант, молодой мичман.
– Адмирал, все собрались, – прошептал он на ухо седовласому офицеру.
– Спасибо, мой мальчик, – ответил в свойственному ему фамильярной манере Хуртклейф.
Тихий шёпот переговоров стих, когда адмирал встал с кресла и обвел всех пронзительным взглядом. Кабинет для совещаний располагался на офицерской палубе и представлял из себя квадратное помещение с широким вписанным в центр столом в форме разомкнутого кольца, разобщение которого находилось в точке напротив выхода из помещения. В центре полукруга был голо-проектор, сейчас он был выключен, но в пустом пространстве внутри помещения, возле устройства, находился мичман-адъютант, ожидая начала совещания, чтобы переключать голо-проекции. Место адмирала было наиболее удалено от входа, но обращенное к нему. Таким образом, командующий всегда мог видеть входящих и легко обозревать всех сидящих. При этом, любой вошедший сперва всегда видел самого главного здесь. Слева от него расположился командующий на мостике коммодор, справа – новый начальник охраны.

– Большая часть из вас меня хорошо знает, поэтому буду краток, как умею. Сейчас отчёт по службам, начнём с снабжения. Потом я попрошу всех приступить к выполнению задач, командиры эскадрилий останутся. С ними я обсужу первичный план вылета на Салукемай. Итак, приступим.

Адмирал плавно и медленно сел, удобно расположившись в кресле. По правую руку, через несколько сидевших, встал офицер снабжения, Уитор Шор. Зрелый, довольно непримечательный мужчина, всегда говорил со странной, успокаивающей интонацией, что дьявольски раздражало, если бы не его профессионализм. Он начал перечислять цифры, и в памяти адмирала начали вспыхивать потери с предыдущей миссии, а также в целом нужды экипажа. Важны здесь были реакции других офицеров. Ремонтная служба должна была услышать, что количество дополненных комплектующих для починки основных систем достаточно. Корабельный кок, или официально «начальник обеспечения экипажа», должен был помнить про провиант и количество пайков. Клоны-офицеры, как канониры, так и командиры эскадрилий должны были приметить количество газа тибанна для орудий. Тем временем, снабженец продолжал на память сыпать цифрами и предметами, вызывая, как правило, одобрительные кивки у соответствующих офицеров, заинтересованных в этих цифрах. Закончил он весьма банальным, но необходимым вопросом:
– Вопросы есть?
– Есть, – один из клонов командиров эскадрилий, а именно – коммандер CC-9374 по прозвищу: «Шустрила», встал со своего места и решил поинтересоваться, – В моей эскадрилье, в третьем звене, будет не хватать одного ARC-170, судя по вашему отчёту?
– Все верно, – так же спокойно ответил снабжающий, – к сожалению, на нашу кампанию выделили имевшиеся в резерве V-крылы. ARC-170 из резерва пошли на замещение потерь флота Разомкнутого Кольца над Корусантом.
– Принято, – ответил клон и сел обратно.

*тремя часами позже*

– Таким образом, мы выйдем не в типичной точке над Салукемаем, а по другую сторону, и в случае засады у нас будет время для маневра.
Новый офицер навигационной службы уже неплохо справился со своей ролью. Докладывать последним – тяжкий труд. Все уже устали, и тебе надо было складным, быстрым, неутомительным, а главное – предложить что-то действительно рабочее, чтобы тебя не задавили критикой и предложением «чего-то другого». Молодой офицер справился с первым тестом.
– Принято, лейтенант Стейн, – адмирал наклонился чуть вперед, оглядев всех присутствующих, – Можете приступать, господа. Мне же с командирами эскадрилий надо потолковать.
Офицеры покинули выделенные им места и спустя полминуты вышли из помещения. Последним был коммодор Уильям Тарм, «заместитель» адмирала и командующий на мостике в отсутствие Хуртклейфа. Он окинул взглядом своего начальника, в ответ на что получил кивок седой головы. Они давно уже служили вместе и подобный жест означал, что Альберот скоро займёт свой пост в командирской рубке.
Четыре пары абсолютно одинаковых глаз впились в старика. Поначалу, в первые годы войны, Альберот весьма плохо ладил с служащими в армии Республики клонами-пилотами. Объяснение было весьма простым. Их одинаковые голоса по ком-связи делали попытку их различить абсолютно невозможной. Они были вынуждены тратить драгоценные секунды на обозначение себя, что нередко было фатально. Однако их мастерство, доказанное почти годами эффективной службы, неизбежно вызвало в старом адмирале уважение. Мичман нажал кнопку на голопроекторе и карта галактики с обозначенным красной кривой гипер-маршрутом Озарения сменилось изображением Салукемая.

– Итак, снова буду краток, господа, – Адмирал встал, сделал тяжелый вздох и начал свою речь, повернувшись к двум клонам слева, – Коммандер «Шустрила» и Майор «Крик». Ваши Эскадрильи должны будут оказать поддержку наземным частям. Про это вы в курсе. Однако в атмосфере ваши возможности сильно уменьшаться. Не лезем на рожон, не геройствуем. Не портите мне отчёт. Первый вылет – разведка. Обозначаете ПВО, при возможности – уничтожаете.
Теперь Альберот повернулся к двум клонам справа.
– «Даст», на тебе прикрытие. Просто сделай, как всегда. «Шарп», если будет что-то тяжёлое, то ты знаешь, что с этим делать. Вопросы?
«Шустрила» во второй раз за совещание позволил себе поинтересоваться.
– А как же наши братья внизу? У нас нет времени осторожничать.
Его сосед, «Крик», задел его локтем в бок.
– Только не начинай.
Хуртклейф улыбнулся, а затем вальяжно вернулся на своё кресло.
– Возвращайтесь к своим подчиненным, господа. Коммандер, останьтесь.
Три клона словно заколдованные вышли из помещения абсолютно синхронно и одновременно, только чудом не столкнувшись в дверях. Стальная переборка закрылась, в кабинете повисла тишина.
– Мы это уже обсуждали, мой друг, – Хуртклейф позволил себе улыбнуться краем рта, будто по-отечески отчитывая неряшливого юнца, – Герой – это человек, виновный в гибели других. Твоя задача, как командира – безопасность твоих людей и выполнение поставленной задачи. У наземных войск своя задача, у нас – своя.
– Принято.
– Можешь быть свободен.
Клон кивнул, встал со своего места и направился к выходу. Адмирал знал, что тот с старшим по званию все равно не согласен. Это было не важно. Пускай будет не согласен. Лишь бы подчинялся.


19 ДБЯ. За сутки до Приказа 66. Борт «Озарения». Орбита Салукемая.

Альберот стоял у иллюминатора, сцепив руки за спиной, глядя на очертания зелёно-коричневой планеты впереди.
– Адмирал, извините, что прерываю.
Технически, мичман его не прервал ни от чего серьёзного. Основную работу сейчас выполнял коммодор Тарм и служба связи, считывая показания сенсоров, соотнося их с докладом разведки и при необходимости принимая меры. Пока все шло очень хорошо. Даже слишком.
– Истребители джедаев-коммандеров и транспорт оперативника Траси вышли из гипер-пространства.
Офицер немного помедлил, а затем среагировал:
– Обеспечить их эскортом на подлёте, доложите полковнику Тонгу, чтобы устроил им охрану на борту.
– Есть, сэр.
О том, что к ним пребудет два джедая-падавана и уполномоченная сенатской разведки, сообщили еще когда «Озарение» находилось в гипер-пространстве на пути в назначенную систему. В первых двух назначениях не было ничего странного. Членов Ордена сейчас пихали во все возможные места. Они мешали вести адекватную войну, но с другой стороны, их чутьё нередко помогало избежать неловких ситуаций. Сложнее все было с сенатской разведкой. Адмирал сомневался, что их прислали сюда именно по его душу, однако тёмные политические дела лучше было проворачивать совсем не на борту штурмового крейсера. От оперативников всегда отдавало неким «душком», который простые военные офицеры, как адмирал Хуртклейф, крайне не любили. Это отвлекало от выполнения миссии, а значит, ухудшало показатели.
Вскоре, появилась первая из Джедаев. Она была крайне молода и стеснялась. От части, это понравилось адмиралу. Он любил ощущать собственное превосходство, будучи старше и возрастом, и званием. С другой стороны, это говорило о крайне низкой готовности к боевым действиям. На войне нужна не столько деликатность, сколько отвага. Альберот заметил отсутствие сопровождающих, но девушка, будто прочтя его мысли, всё объяснила. Возможность телепатии очень сильно раздражала командующего, но вместо этого он улыбнулся и ответил:
– Ничего страшного, моя дорогая. Я лишь боялся, что мой приказ сопроводить вас был недолжным образом исполнен.
Вскоре появился другой джедай-коммандер, уже в сопровождении клонов-солдат. Падаван деловито представилась, и тут Хуртклейф слегка расслабился.
– Ну, с этим уже можно работать, - подумал про себя флотский служащий, обводя второго прибывшего коммандера взглядом.
И затем, появилась тёмная лошадка во всём этом представлении. Окруженная своими людьми, в соответствующей форме бюро, она влияла сразу на всех офицеров на мостике, притягивая взгляды, ожидающие каких-то непредсказуемых действий. Адмирал же был спокоен, блеснув своей улыбкой старика, полной наставнической доброты.
Он дождался, пока она представится. После этого, майор обвела странным взглядом джедаев. Обычно в таком блеске Альберот видел скрытое презрение. Еще одна проблема, которую придётся решать именно ему.
– Коммандер Гудшип, Майор Траси, добро пожаловать на борт «Озарения».
Командующий штурмового крейсера повернулся к джедаям, но посмотрел на мичмана.
– Мой адъютант раздаст вам ваши назначения.
Молодой помощник вручил каждому члену Ордена по информационному планшету.
– Если у вас есть вопросы, мои дорогие, не стесняйтесь, задавайте. Что же до вас, майор.
Адмирал повернулся к разведчице, но не решился подходить, не зная, как отреагируют её телохранители.
– Уполномоченный оперативник Бюро получит любое содействие. Если я вам нужен – мой кабинет к вашим услугам. Мичман проводит вас к выделенной вам каюте на офицерской палубе, если вы желаете отдохнуть после путешествия.

[nick]Alberoth Hurtcleif[/nick][status]Призрак прошлого[/status][icon]https://pp.userapi.com/c850232/v850232385/400f5/1qxNJQphVDI.jpg[/icon]

+3

6

В другое время Ариан вряд ли придала значение появлению офицера разведки — взаимодействие служб было привычным явлением на военных советах... если бы не второе задание Совета по выявлению скрытого агента среди солдат. Не нужно быть экспертом, чтобы понимать: миссия по уничтожению наземных систем ПВО совершенно не требовала присутствия специалистов такого ранга. Значит, за этой незамысловатой операцией (которую Ариан планировала вообще произвести чуть ли не в одиночку, с стандартным прикрытием) стоит гораздо более важная задача. Даже, возможно, провокация конторы Айсарда с целью дискредитации джедаев в целом, и в частности постепенного отстранения представителей Ордена от высшего командования. Об этом ходили разговоры среди падаванов, с которыми Ариан доводилось общаться во время нечастых возвращений домой.
Словно в ответ на ее подозрения, в ауре повисло гнетущее ощущение: майор Траси не смогла скрыть неприязни при виде джедаев. Да, легкой и почти незаметной... и что уж греха таить, совершенно обычной для офицеров, не служивших под началом джедаев-генералов. Они опирались на слухи и байки о неведомых практиках, опасались вторжения в сознание, рискованных с точки зрения военной науки решений  и маневров. У некоторых мелькало грязное как болото чувство зависти... или просто раздражение. Не у всех — но Реджина была именно из этого числа. На фоне этой темной тучки, омрачавшей горизонт (и без того не слишком радужный), незначительный след негативной эмоции, транслируемый адмиралом, вообще напоминал промелькнувший метеорит. Миг — и небо снова чисто, и мир улыбается ей в ответ... отеческой улыбкой Хуртклейфа.
Ариан усилием вернула себе ровное настроение. Возможно, эта симпатичная женщина тоже видит сны — и в этих снах фигурируют джедаи точно в такой же роли, что клоны из ее собственных видений. Или она просто не выспалась. А адмирал погружен в целую россыпь забот, чтобы придавать значение принадлежности к службам или орденам своих новых подчиненных.
Зато Акурейра явилась небольшим но приятным сюрпризом. Эта девушка-падаван, в отличие от Лю'Саби, славилась успехами в владении световым мечом, и иметь такого соратника, да еще в непростом (как оказалось) деле — удача для Ариан. Даже несмотря на некоторую замкнутость Акурейры, как впрочем, и самой Лю'Саби, они вполне могли создать мощный тандем и прикрывать друг друга во время наземной операции... если только Гудшип не получила другого приказа.
За всеми этими размышлениями, равно как и получением вводной информации, время пролетело незаметно.
- Есть, адмирал Хуртклейф, - ответила Ариан, принимая деку. - У меня вопросов нет. Разрешите идти?
Она переглянулась с Акурейрой и уже на выходе с мостика тихо поинтересовалась:
- Я могу расположиться в вашей каюте? А то будет неловко, если ко мне подселят майора Траси. Я все еще не умею погружаться в медитацию в присутствии посторонних людей... да и ей, наверное, не понравится джедай на соседней койке.
Она не думала закрывать сознание от соратника по Ордену, и своей фразой дала понять, во-первых, что ей нужно переговорить с глазу на глаз с Акурейрой, а во-вторых — что расценивает присутствие разведки скорее как помеху, чем помощь.

+3

7

Салукемай. Ставка командования.

Эта ночь не принесла снов, как прошлая, и та, что была перед ней. Сколько их было, ночей этих, разрывающих далекий горизонт блеклыми вспышками и разнося рокот орудий на многие клики. В черной пепельнице из дорогого стекла истлела сигарета, а оставшиеся угольки рисовали причудливые линии, поднимающиеся в воздух и переплетающиеся в нежном танце, как маленькие змейки. Рядом - наполовину заполненный бокал с пряным абраксом, датапад и несколько информационных чипов. Щелк, щелк - натруженные мазолистые пальцы играли крышкой зажигалки, нарушая повисшую в апартаментах главнокомандующего тишину.
- Сектор D6? - молодая тогрута, в чьих глазах читался ужас и чьи руки дрожали, не находя себе места, то поправляя юбку, то стряхивая с плеча невидимые пылинки, как околдованная смотрела через панорамное стекло вдаль, где грохотали орудия и десятки тысяч существ обращали свои предсмертные крики в Силу. Собеседник же, сидевший по левое плечо от девушки, не моргал и бросал свой печальный и уставший взгляд туда же. Щелк - юркое пламя вырвалось из сопла зажигалки. Кончик сигареты неистово запылал рыжим огоньком.
- Будьте любезны, включите аудиосистему, - выпустив дым носом, вежливо и едва ли не шепотом проговорил мужчина, сидевший рядом и совершенно не поменявшийся в лице.
- Номер пять и шесть? - поинтересовалась девушка, обрадовавшаяся секундам, что отвлекут ее от печальных мыслей.
- Да, пожалуйста...
Заиграла приятная, даже немного меланхоличная мелодия, навевавшая тоску по чему-то очень дорогому, но потерянному. Что же это? Тогрута задумалась, поймав себя на мысли и замерла возле проигрывателя, как искусно вытесанная нежным скульптором статуя, укутанная бархатными лоскутами играющих теней.
- Она взывает к глубинам Вашего сердца, не так ли? Вы тоскуете по тому, чего сделать не успели, по разбитым надеждам, неосуществленным мечтам, по дому... - проговорил мужчина, словно вырвав из девушки ответ на вопрос, заданный ею самой себе. - Да, это D6. Уже три недели я каждую ночь всматриваюсь в горизонт и разделяю всю ту боль и лишения каждого из солдат. Мне совершенно неважно, на чьей стороне тот находится. Я прекрасно понимаю, каково это - попасть на бойню. Когда ты каждую секунду возносишь мольбы к небесам, ожидая, что кто-то - Сила ли, боги или еще какой душок, помогут тебе не погибнуть в следующую секунду, а винтовка не даст осечки. Я не всегда бы генералом, моя дорогая, - пятидесятилетний офицер позволил себе скупую улыбку краями губ, после чего сделал неторопливый глоток.
- Но мы же победим, да? - тогрута оступилась и плюхнулась в кресло.
- Мне кажется, что спустя столько лет, столько потерь, говорить о победе кощунственно. Для обеих сторон. Республика не будет прежней, да и мы тоже. Война меняет нас, мисс, ломает, коверкает и пережевывает лишь затем, чтобы изрыгнуть изувеченные образы нас самих после. Страшно не вернуться из боя без ног - страшно спокойно смотреть на смерть младенцев, ничего не ощущая внутри.
- Да, но дроиды, а там клоны...
- Дроиды лишь механизмы. Так же предпочитают думать сенаторы из своих поместий по отношению к клонам. Это и есть самое страшное в этой войне - потеря нравственных ориентиров, замещение понятий, когда все сводится к простым патриотическим лозунгам. Или Вы думаете, что клонам не страшно погибать под пулями и взрывами? Что они не чувствуют боли?
- Я не говорила. Я лишь....
- Понимаю, моя дорогая. Не нужно объяснять, - пожелтевший окурок обжог пальцы и приземлился на дно пепельницы. Тогрута поднялась с места, аккуратно вытянула иглу инъектора из вены генерала и бросила в дезинфицирующий раствор.
- Генерал Конго, сэр, - сложив оборудование в чемоданчик, тогрута, бывшая личным врачом пятидесятилетнего офицера,вновь была прервана.
- Я знаю, Шана, не переживайте. Минут через тридцать я буду в кровати, а Вы ступайте к себе. Примите успокоительное и выспитесь. Завтра нам предстоит трудный день.
- Да, генерал, - потупив взгляд и склонив голову в знак прощания, девушка покинула комнату генерала.
- Завтра предстоит трудный день... - неосознанно прошептал офицер себе под нос, вновь обратив свой взгляд на бушующую вдали битву.

https://www.kino-teatr.ru/acter/album/98808/pv_51345.jpg
Генерал Дункан Конго

Отредактировано HK-47A (2018-10-07 18:17:48)

+4

8

Роскошное появление разведчицы не осталось без внимания. Смерив её взглядом из-под маски, Джедайсейвер почему-то ощутила вспышку негатива - и, как и положено гордячке, списала её на свой счёт, поэтому показательно поправила маску, демонстрируя, что снимать её без прямого приказа не собирается. Приняв инфопланшет, Джед наклонила голову.
- Было бы... непредусмотрительно задавать вопросы до ознакомления с документом, который может содержать на них ответы. Думаю, мы предпочтём ознакомиться с заданием в спокойной обстановке, не отвлекая вас, - спокойно отозвалась она, и только параноик заметил бы яд в следующей фразе: - Если разведке вдруг потребуется поддержка... нас нетрудно найти.
Джед направилась на выход с мостика, и тут к ней обратилась Ариана. Её губы искривились в слабой усмешке.
- Я не стану вас прогонять, но предупреждаю, что сосед из меня сомнительный. А майор Траси определённо предпочтёт иметь личную каюту - и личную операцию.
Они направились в сторону кают - скорее всего, в сопровождении клонов.

+3

9

[nick]Regina Tracy[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/YGIsE.jpg[/icon]

Поняли джедаи её мысли или нет, но они поспешили удалиться. Это было очень кстати. Говорить о своей миссии в их присутствии Реджина абсолютно не хотела, по целому ряду причин. Самое время было переходить к делу, и Реджина перешла к делу. Начала она с установления контакта с командующим.
- Благодарю за содействие, сэр! - выражение лица Реджины начало меняться с сухого официального на более живое. - Если вы не возражаете, сэр, я хотела бы сначала обсудить с вами некоторые детали предстоящей операции. Они могут потребовать дополнительных мер по подготовке, а времени у нас очень мало, отдых потом. Но прежде, чем я перейду к делу, у меня есть к вам просьба... Можете считать её личной. Я прошу вас, сэр, предоставить моим людям отдельную каюту и обеспечить их пищевым довольствием в офицерской столовой, - на слове "людям" Реджина сделала едва заметный акцент. - Сэр, я наизусть знаю флотский устав, мой отец - адмирал Реджинальд Траси, и я с детства знакома с правилами и порядками службы. Я понимаю, что моя просьба противоречит уставу. Но эти бойцы, сэр, сделали для Республики больше, чем сотни офицеров. Их служебные дела засекречены, и я не имею права разглашать эту информацию, но прошу вас поверить мне. Все дополнительные расходы, которые понесет казна, я возмещу из личных средств.
В речи разведчицы не было лишних эмоций, она сейчас постепенно добавляла в неё нотки душевной теплоты, маскируемые официальным тоном. Адмирал должен был увидеть перед собой офицера, тщетно пытающегося скрыть за маской добросовестного служаки живую, чувствующую и сострадающую душу. Реджина Траси на зубок знала типы личности офицеров еще со времен детства. Перед ней наверняка был "отец солдатам", это читалось в его облике, речи, манере держаться. Если она ошиблась - ничего страшного, адмирал Хуртклейф просто откажет ей. Если угадала - между ними возникнет первая тонкая нить взаимопонимания. Зачем ей это? А вот зачем. Если что-то пойдет не так, кого с большей целеустремленностью будет вытаскивать командующий? "Эту циничную гадину из айссардовского гадючника" или "эту душевную, добрую девочку, которую подлецы из айссардовского гадючника отправили на смерть"? Вот то-то же. Постараться стоило, и Реджина старалась, а своё дело она знала.

+2

10

Причина, по которой Ариан не хотела делить каюту с не джедаем, кроме всего вышеперечисленного, имела еще один любопытный нюанс. Последнее время ее мучил суеверный, совершенно дурацкий но навязчивый страх, что во время сна ее сосед по каюте может умереть... по какой-нибудь причине. И как в этом случае она будет оправдываться? Болтали, что на Корусанте уже были такие прецеденты, когда падавана чуть ли не самого Скайуокера обвиняли в предумышленном убийстве важного подозреваемого... и обвинителем выступала та же самая служба, представительница которой сейчас осталась на мостике вместе с адмиралом.
Напрасно Ариан убеждала себя, что такая трагическая случайность может произойти лишь в одном случае не десятки миллионов; напрасно призывала на помощь медитативные практики, здравый смысл и навыки предвидения. Страхи... или даже не страхи, а просто острое опасение — оставались неизменными, и как будто крепли с каждым днем. Нет уж! Лучше она будет спать бок о бок с таким же джедаем.
- Я не стану вас прогонять, но предупреждаю, что сосед из меня сомнительный. А майор Траси определённо предпочтёт иметь личную каюту - и личную операцию.
Ариан рассеянно кивнула.
- Ничего, я потерплю если что, - буднично ответила она с таким видом (причем совершенно естественным и не наигранным), будто являлась ангелом во плоти, по несчастливому совпадению вынужденным делить каюту с полномочным представителем преисподней.
Клоны топали чуть поодаль, тускло поблескивая белыми панцирями. Ариан поежилась, но вскоре появилась и выделенная им каюта, куда девушка шмыгнула первой и с видимым облегчением смотрела, как Акурейра попрощалась со своими сопровождающими.
Каюта была небольшой: две койки, терминал, столик, санузел.
- У меня плохие предчувствия, - буркнула Ариан, как только они остались наедине.
Фраза идиотская, но куда деваться: она точно определяла ее смятение перед предстоящей операцией.
- Не по поводу Салукемая и нашей миссии, а вообще, - попыталась она пояснить свои слова. - Мы как круг на воде от камня — чем дальше от дома, тем слабее. Подавим сопротивление сепаратистов здесь, и они тут же появятся еще где-то, все дальше и дальше. И нет конца этой войне.
Плащ Ариан не снимала, а даже еще плотнее укуталась в его теплую мягкую ткань, хотя в каюте не было холодно. Ее еще с момента прилета на «Озарение» немного познабливало, а заняться собой руки не доходили.
- И эта разведчица, - она кивнула на дверь. - Зачем она здесь? Кстати, мы можем говорить свободно: я включила глушилку.
Портативный генератор помех Ариан выложила на столик, а сама села на койку, уютно поджав ноги.

+1

11

- У меня тоже нехорошее предчувствие, - кивнула Джедайсейвер, закрыв за собой дверь и оставляя тем самым клонов снаружи - перед этим коротко и уверенно попрощавшись с ними. Не снимая ни маску, ни одежд, она села напротив и вздохнула. - Силы Великой Армии Республики - и Ордена - растягиваются. Если бы дроиды Конфедерации были чуть умнее или вербовка Дуку учеников - чуть активнее, нас бы смяли просто числом. Но дело даже не в этом. Ядро Конфедерации - конечно, зло. Но часть тех, кто присоединяется к ней... у них есть законные причины для возмущения. И - раз уж мы можем говорить свободно - я не знаю, защищаем ли мы добро в борьбе со злом или одно из двух зол. Это не та Республика, в которой мы родились. Иногда даже кажется... - её голос чуть дрогнул. - Иногда даже кажется, что не тот Орден. В такой обстановке присутствие разведчика, обеспечивающего верность в числе прочих задач... не было бы удивительным.

+2

12

Адмирал внимательно выслушал двух джедаев-коммандеров, что решили без вопросов удалиться в свои каюты. Без вопросов, которые задал бы любой человек, заинтересованный в кампании. О ситуации на борту. О показаниях сенсоров. И главный вопрос, который офицер ждал от Джедаев, но так и не дождался – что с теми, кто внизу. Члены Ордена славились своим неравнодушием к людским жизням, порой весьма мешающим в вопросе ведения кампании, а порой бывшим главной причиной безоговорочной преданности подчиненных, уверенных в том, что их не бросят в час нужды. Но сейчас они ушли. И причина была рядом – член сенатской разведки. Если человек боялся их, значит им было что скрывать. Подобное поведение было недальновидно, но адмирал спустил это на их неопытность и низкое звание. Падаваны. Что с них взять? Ещё научатся. Что самое страшное, если это не скрылось от глаз адмирала, значит вопросы возникнут и у служащих офицеров на мостике. А они могли быть далеко не такими снисходительными. Первые зерна недоверия к вмешательству Ордена были посеяны.
– Разрешаю, коммандер Лю’Саби – ответил на вопрос джедая Хуртклейф.
Когда обе джедайки скрылись в направлении офицерских кают, Альберот поманил рукой своего адъютанта и на ухо шепнул ему приказ:
– Проследи, чтобы нашим гостям было уютно.
– Так точно, сэр.
И молодцеватый юноша спешно покинул мостик, но не в сторону турболифтов к офицерской палубе, а куда-то еще. Молодой помощник позволял себе интересные и смелые подходы к решению задач. Можно было только гадать, что у мичмана было на уме. Поэтому адмирал и взял его к себе на службу. Всегда приятно, когда рядом был человек, способный иногда удивить своей смекалкой.
Теперь Альберот остался один на один с майором. Она сразу же принялась решать вопросы, предварительно поблагодарив за деликатный ответ. Старик позволил себе улыбнуться. Разведчица не тратила ничьё время. Приятная черта. Начала же с личной просьбы: предоставить её бойцам места на офицерской палубе. Отчасти, он не хотел этого делать. Лучше, когда близ тебя «доверенные» люди, а не подчинённые офицера из сенатского бюро. Но с другой стороны, он вспомнил, как оказался на год запертый в пиратском плену по банальной причине – на палубе корабля, что взяли на абордаж, не было под рукой высококлассных бойцов. Теперь они были бы не просто под рукой, а в соседней каюте. И рискнувшим пробраться на борт врагам можно было бы разве что посочувствовать. Подобная мера очень сильно укрепила бы сон адмирала. А хорошо спать, не опасаясь за свою жизнь, он любил. Майор Траси немного рассказала о себе, о своём отце – так же адмирале. Будто поднимала себе цену. Отчасти, это хорошая черта, свойственная пробивным людям. Но ей надо было уметь пользоваться. Если она хотела добавить веса своей персоне, чтобы просьба была удовлетворена, – то напрасно. Альберот уже просто выслушав просьбу хотел дать своё согласие, но майор видимо слишком была уверена в том, что перед ней типичный флотский «уставник», что не сделает ничего, что противоречит букве закона. Очень напрасно.
– Но эти бойцы, сэр, сделали для Республики больше, чем сотни офицеров.
На этих словах улыбка адмирала исчезла, и как минимум пара служащих мостика впились взглядами в девушку. Та допустила жуткую ошибку, поставив одних солдат выше других. С одной стороны, Хуртклейф понимал её. Она выслуживалась перед своими подчинёнными, от лояльности которых напрямую зависела её жизнь. С другой стороны, она только что оскорбила бортовых офицеров, расположив их заслуги ниже других. Делать это было категорически нельзя. Полевые солдаты часто не любили флотских служащих – этот «конфликт» был известен. Первые рисковали своими жизнями на планетах, купаясь в грязи и крови, в то время как другие в отглаженных кителях удобно сидели у штурвала корабля. Но если разобраться, это был весьма ограниченный подход. Все выполняли свой долг перед Республикой. И все одинаково рисковали не встретить завтрашний день. Смерть в ледяной пустоте космоса нередко была страшнее избавительного бластерного снаряда в голову. Альберот на своей шкуре, проведя год в пиратском плену, знал, что служба на борту не была такой уж «безопасной». Когда девушка договорила, адмирал понял одно – надо срочно её эвакуировать с мостика, пока презренные взгляды других не стали слишком очевидны и пока она не наговорила ещё чего-нибудь.
– Майор Траси, прошу, пройдёмте в зал для совещаний. Подобные дела лучше вести без посторонних. Там для вас и для ваших спутников найдутся места.
Адмирал проследовал к турболифтам, когда дверь открылась, он впустил сначала даму, затем зашёл сам. По пути вниз из командной рубки адмирал сказал:
– Что же до вашей просьбы, моя дорогая, я распоряжусь, чтобы ваших бойцов устроили в свободных каютах на офицерской палубе. Но предупреждаю, их немного. Возможно придётся потесниться.
В будущем надо будет еще сообщить начальнику пищевой службы, что в офицерской столовой появятся много лишних ртов. Уж кто больше всех будет не в восторге – так это бедные повара и их дроиды.
Выйдя из турболифта и дождавшись остальных, адмирал быстрым шагом провёл их к кабинету для совещаний. Опустив свой шифровальный цилиндр в специальный разъём, створка открылась и Альберот первым вошёл внутрь, заняв своё самое дальнее место, законно принадлежащее самому старшему и главному на борту. Дождавшись, когда все займут свои места, адмирал, как он и любил, начал первым.
– Я хотел бы поподробнее услышать об этой операции «Ночное солнце». В основании стола есть разъём для инфокарт, если вам нужно будет нам что-то показать. Самое главное для меня, как вы понимаете, моя дорогая, узнать, что конкретно требуется от меня и моего экипажа.

[nick]Alberoth Hurtcleif[/nick][status]Призрак прошлого[/status][icon]https://pp.userapi.com/c850232/v850232385/400f5/1qxNJQphVDI.jpg[/icon]

Отредактировано Rufus Hurtcleif (2018-10-13 01:20:24)

+4

13

Салукемай. Сектор "D6". Один день до "Приказа 66"

Она пахла странно. Земля... Желтая, грубая, перемешанная с песком и причудливого вида камушками. Возьми их и они посыпятся сквозь пальцы, как время - неумолимо и все быстрее. Когтистая рука, перетянутая перевязью из прочного бинта пропускала струйки из жестких гранул, рассыпающихся мельчайшими драгоценностями. Желтые глаза сосредоточено всматривались в едва различимое рваное полотнище небес, "испачканное" дымом и запахом серы. Стервятники не кружили, ведь их время еще не пришло. Пускай, пускай две армии закончат - тогда и полакомиться можно будет вдоволь. Вместо пернатых в небесах царствовали другие птицы, с ревом рассекающие воздух и плюясь ядовитыми, гибельными лучами. Один, три, десять... сотни их - авиация Конфедерации черным, тяжелым облаком закрыла те немногие синеватые дыры в небосводе, словно презирая первозданную красоту живого мира, навязывая ему свои жестокие правила. Верно, здесь играла совсем другая музыка. Чудовищный оркестр смерти, живой памятник неспособности людей и прочих остановиться в своем стремлении уничтожать.
- Время, - хрипло, грузно, потребовал калишец, облаченный в черное. Его лицо закрывала традиционная маска из черепа мьюмуу. Бригадный генерал Шиндай отличался от штабных офицеров, обозревающих поле боя с голографических карт. Хан своего племени, великий воин, он не мог не находиться на самой передовой, подобно его знаменитому родичу. Ростом в два метра, сильный, выносливый. Дитя природы, он отдавал дань богам кровью, своей и вражеской. В бою он полагался на свое мастерство охотника, силу и выносливость, на незаурядные таланты полководца. Его умение обращать слабость в силу, быстро реагировать на изменения на поле боя, не позволяли республиканской армии одержать быструю и решительную победу. Умелые вылазки и контратаки не давали бойцам противника перевеcти дух. Фабрики Салукемая дышали своими черными легкими в полную силу, пожирая топливо, как ненасытный монстр, производя бесконечное количество уродливых и холодных детей войны. Нечувствительность сепаратистских сил к потерям стала костью в горле Сената, оказавшегося неспособным сходу опрокинуть "изменников и террористов". Успехи Великой Армии были столь скромными, а потери столь огромными, что запах разлагающихся трупов, казалось, покрывал всю планету, а зловоние, столь невыносимое, пробивалось сквозь фильтрующие системы костюмов.
- Ровно шесть часов, -  сухо отозвался другой высокопоставленный офицер в чине полковника и принадлежащий к расе куарренов.
- Всем артиллерийским расчетам - начать подготовку, - скомандовал Шиндай. Сотни реактивных установок, окопавшихся в тылу и разбитых на батареи, получив сигнал, открыли огонь по республиканским позициям. Чуть помедлив, к канонаде присоединились и массдрайверные тяжелые гаубицы. Силы ВАР, включая летный корпус, несмотря на свои усилия, не могли обеспечить превосходство в воздухе. Конфедераты выстроили глубоко эшелонированную оборону, где каждый рубеж прикрывал друг друга, будто бы в шахматном порядке. Наиболее важные зоны были укрыты силовыми полями, а многочисленные кряжи, плато и скалы, испещренные тоннелями - превращены в неприступные форты, откуда даже дроиды типа В1, ощетинившиеся вооружением, представляли серьезную опасность для солдат-ветеранов противника, вынужденных тормозить и вычищать каждое гнездо вездесущего врага. Армия Конфедерации Независимых Систем, по приказу генерала Конго собранная в мощные ударные группировки, готовилась перейти в наступление и дать генеральное сражение, чтобы выбить силы клонов с Салукемая. Поражение Республики здесь, на этой жаркой планете-крепости, было лишь вопросом времени. Катастрофические потери заставят Сенат отвести флот или, как минимум, дадут время космическим силам сепаратистам собраться для контратаки.

http://s9.uploads.ru/SbZGV.png

Отредактировано HK-47A (2018-10-13 21:18:13)

+3

14

[nick]Regina Tracy[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/YGIsE.jpg[/icon]
Реджина заняла место напротив адмирала, коммандос попарно разместились справа и слева от неё.
- Сканирование, - приказала Реджина, будто была здесь хозяйкой. Один из клонов активировал незнакомое адмиралу устройство, и вскоре доложил:
- Чисто.
- Блокировка, - так же односложно приказала разведчица.
- Готово.
- Прошу не принимать этого на свой счет, сэр. Таков один из наших протоколов, и я обязана ему следовать, - Реджина понимала, что в душе адмирала сейчас вскипит буря возмущения, и постаралась немного сгладить ситуацию.
Вставив инфочип в разъем, она отдала следующий приказ:
- Информация.
Клон, занявший место по правую руку разведчицы, взял на себя управление голопроектором, а Реджина приступила к изложению материала.
- Официально, операция "Ночное Солнце" призвана разрушить систему энергоснабжения противника. Разведке удалось получить полную инженерно-техническую информацию по системам энергоснабжения промышленных и военных объектов Салукемая. В нашем распоряжении, в том числе, схемы подземных коммуникаций, соединяющих объекты в единую сеть. Внешне, это будет выглядеть как массированный удар сил флота с последующей высадкой ДРГ. Огневые средства флота разрушат надземные защитные сооружения энергостанций, авиация прикроет высадку ДРГ, высаженные ДРГ достигнут реакторных блоков и выведут их из строя. Действия ДРГ будут скоординированны с массированным наступлением сухопутных сил.
Реджина прервала свою речь, сделала условный знак клону, и он сменил инфочип в проекторе. Карты и схемы уступили место изображению мужчины лет сорока - сорока пяти на вид.
- Но истинная цель всей операции, сэр, вот этот человек. Доктор Норт Ченда, уникальный специалист в области клонирования. Его достижения имеют огромное значение для будущего медицины во всей галактике. Задача моей группы в том, чтобы захватить его живым и вывести с подконтрольной противнику территории. Огласка этой операции недопустима. Называя вещи своими именами, Ченда - военный преступник, со всеми вытекающими последствиями. Он - мерзавец, каких ещё поискать надо, и при этом - гений, обладающий уникальными знаниями. Если эти знания применить в мирных целях, в недалёком будущем в нашем обществе не станет инвалидов и неизлечимо больных. Надеюсь, теперь вы, сэр, понимаете всю пикантность ситуации. Если тот факт, что Норт Ченда жив и задержан, станет достоянием гласности, его предадут суду и казнят, как военного преступника. Тем самым, восторжествует правосудие, но многие миллиарды страдающих лишатся надежды.
За изложением этой ситуации Реджина крутила в пальцах стило, имитируя нервное напряжение. Выражение её лица менялось, и выражало то холодную решимость, то сомнение. Взгляд девушки иногда задерживался на лице адмирала, и в эти моменты словно теплел. Вот и сейчас, после очередного такого взгляда, Реджина, будто преодолевая тяжелые душевные сомнения, обратилась к Хуртклейфу с явной надеждой на понимание и поддержку.
- Я должна выполнить этот приказ, сэр, нравится мне это или нет. Решение принято на самом верху, и я рассчитываю, что вы отнесетесь к ситуации с пониманием, - очередной жест руки, и картинка снова сменилась планом объекта. Тон речи Реджины вновь стал чисто деловым.
- Вот эта энергостанция питает, в частности, комплекс клонирования. Флот должен будет нанести ракетный удар, который приведет к разрушению надземных строений. Высаженная ДРГ через проломы проникнет внутрь и займется реакторами в подземных уровнях, а моя группа через коммуникации проникнет в комплекс клонирования. Что и как мы там будем делать, разглашению не подлежит. Координация действий флота и армии командованием будет возложена на вас, сэр. Соответствующий приказ поступит вам через..., - Реджина сверилась с хроно, - через два стандартных часа. Для обеспечения успешного завершения миссии моей группы, вверенные вам войска должны будут овладеть укрепрайоном в секторе Браво-4. Мне известно, что соответствующим нарядом СиС вы, на данный момент, не располагаете. Но через восемь стандартных часов в ваше распоряжение прибудет Таск Форс - 199. Соединение TF-199 включает авианосец "Освободитель" с полностью укомплектованной авиагруппой и крейсер "Неукротимый" , у него на борту полнокровная дивизия клонов, усиленная тяжелыми шагоходами АТ-АТ и тяжелыми орудиями SPHA. Это тот самый резерв, о котором давно и безуспешно умолял командующий Ранциссис. Но это  резерв получит не он, а вы, сэр. Дивизией командует не джедай, генерал Сандерс - кадровый военный, выпускник Кариды. С Салукемаем будет покончено, и честь поставить точку в этом кровавом испытании будет принадлежать вам, сэр. Мы сделаем это вместе, каждый свою работу, но вы, сэр, станете героем Республики, а я тихо и незаметно исчезну.
На губах Реджины мелькнула загадочная улыбка, которая успела уже свести с ума немало мужчин, но её лицо тут же вновь стало предельно серьёзным.
- Важный момент, сэр. Джедаи не должны даже подозревать о том, зачем я здесь. Пусть думают, что я координирую спецоперации ДРГ по уничтожению реакторов. Я надеюсь, причина не вызывает у вас вопросов - их мораль может вступить в нежелательный конфликт с прагматической целью моей миссии.
Реджина умолкла, предоставляя командующему время и возможность переварить информацию. Если адмирал Хуртклейф окажется недальновидным моралистом, это может осложнить её миссию. Лучше всего было бы вообще умолчать об истинной цели миссии, но логично обосновать настоятельное требование избавить её группу от опеки джедаев иначе было бы сложно, и лучше всего было сделать адмирала своим союзником в решении нелегкой задачи сохранения истинной цели миссии в тайне от Ордена.

+3

15

Салукемай. База наземных сил Конфедерации. Девятый уровень ниже нулевой отметки.
НИЦ клонирования и селекции.

За трое суток до Приказа 66.

Тяжелая поступь далеких взрывов ни единым звуком не проникала за многометровые стены лабораторного корпуса, однако Норт каким-то шестым, десятым чувством ощущал, как неумолимо продвигались захватчики к самому центру, к его собственной цитадели, с таким трудом построенной, выстраданной, слившейся воедино с его плотью, кровью, сознанием и... и душой. Несмотря на то, что единоличный руководитель, глава местного научного сообщества и (как обещал ему граф) собственник научного центра сознательно окружил себя стерильной тишиной — информационной и обычной физической, ему все же приходилось читать военные сводки, и они не радовали.
- Вы запросили срочную эвакуацию? - с этого вопроса начинался ежеутренний брифинг в центре связи со ставкой. О, как ждал Ченда этого заветного разрешения! Нужные для продолжения работ материалы давно уже были законсервированы и упакованы в герметичные контейнеры-сейфы; шаттл ждал под парами, готовый ускользнуть из удушающих объятий республиканского кольца в образовавшийся коридор... но если бы такая возможность представилась хоть на несколько часов!
- В настоящее время возможность эвакуации отсутствует, - сухо отвечал диспетчер. После этого ответа Норт обычно отключал связь и откидывался на спинку рабочего кресла практически без сил. Паника накрывала ледяной волной, лекарства почти не помогали. Так продолжалось каждое утро, но Ченда всякий раз умудрялся в самый черный момент подбодрить себя дурочкой-надеждой... чтобы снова разбить ее в прах с приходом нового кровавого рассвета.
Сейчас на поверхности был день — обычный день, окрашенный черным и алым, изуродованный воронками от обстрелов, но все же не совсем утро и уж точно не ночь, когда мрак спускался из космических глубин в хрупкие души живых, высасывая из них жалкие крупицы самообладания.
Нет, сейчас Норт уже старательно выкорчевал гнилые корни страха и лелеял жалкие ростки той самой дурочки-надежды. В ослепительно белом рабочем костюме, с каменным лицом (о, каких усилий ему стоила эта непроницаемая маска!), Ченда проводил блиц-совещание в небольшом зале заседаний, где помимо него присутствовали лишь начальник лаборатории, главный врач и психиатр.
- Сколько у нас готовых изделий?
Назвать людей, пусть даже появившихся на свет несколько экзотическим способом, изделиями — Норт мог себе позволить только в таком близком кругу. Он прекрасно понимал, что тот же генерал Конго попросту придушит его как котенка за такие высказывания.
А Шиндай, скорее всего, еще и высосет мозг, трусливо подумал Норт, обводя взглядом своих помощников.
- Около восьмисот без дефектов, - забубнил начлаб. - Примерно полутора тысячам требуется ежедневная поддерживающая терапия, в заготовках около пяти тысяч, из них процент брака составляет...
Ченда почти не слушал доклад: цифры он знал наизусть. Он задумчиво крутил в нервных, хрящеватях пальцах антистрессовую игрушку — маленькая слабость, единственный признак растущей паники.
- Первоочередная задача, - прервал он докладчика, - превзойти каминоанские темпы в части инкубаторного развития. В остальном мы продвинулись куда дальше наших длинношеих конкурентов.
Ченда повернулся к главврачу:
- Насколько повлияло использование новых ускорителей роста на физиологические и психические особенности полученных клонов?
- Необходимость в поддерживающей и интенсивной терапии заготовок возросла на двадцать пять процентов, - сухо сказал тот. - Это много. Но это еще не все.
Главврач кивнул на психиатра. Психиатра звали Гуманоидом — за постоянно декларируемую позицию незамутненного гуманизма.
- После применения Ч-Фактора, - забубнил он, - мы зафиксировали странный феномен, условно названный Синдромом Энвела.
Энвел Гласс являлся практически первым удачным клоном — тот самый пилот, который сел за штурвал так, будто делал это на протяжении десяти лет... собственно, как его оригинал, погибший год назад. Помимо Э-1 существовала целая линейка изделий с такой же маркировкой, с минимальной отбраковкой; однако после применения нового препарата брак стал появляться чаще — причем исключительно в области психологии. Норт об этом эффекте был осведомлен, но опыты продолжались, пока не потребовалось квалифицированная помощь специалиста — того самого Гуманоида, который задумчиво теребил свою седую бородку, блуждая взглядом по стерильным стенам зала.
- Собеседования с пациентами, - Гуманоид наотрез отказывался использовать циничную терминологию своих коллег, - выявили странную закономерность. Пациенты мало того, что демонстрируют прямо таки панический ужас при виде тех боевых машин, которые использовали их оригиналы в последнем для себя бою.. это не ново, и это лечится. Однако погружение в гипноз показало одинаковую картину. Они описывают в деталях и очень достоверно...
Психиатр перевел взгляд на белоснежный потолок. На присутствующих он старался не смотреть.
- Описывают момент гибели своих доноров, - закончил он. - Хотя генетический материал, разумеется, был взят задолго до их смерти. Это проявилось недавно, и опыты показали, что синдром связан с применением Ч-Фактора, то есть нового стимулятора. Мои поздравления, коллега.
Теперь он прямо взглянул на Норта, и пришла уже очередь Ченды рассматривать стены и потолок, в тщетной попытке скрыть азарт первооткрывателя, стоявшего перед очередным триумфом.
- Что будем делать с больными? - главврач решил прервать эту затейливую игру в гляделки.
- Агрессивных — утилизировать, - приказал Норт. - Экземпляры с наиболее яркими проявлениями синдрома ввести в искусственную кому, поместить в транспортировочные капсулы и подготовить к эвакуации. Все это нужно изучить в более... спокойной обстановке.
Голос его дрогнул, но Ченда справился с нахлынувшим отчаянием.
- Теперь о перспективах, - поспешно продолжил он. - Несмотря на настоятельную просьбу, причем на самом высшем уровне, нам так и не удалось получить генетический материал представителей РК. У нас есть образцы тканей мертвых клонов... но я не некромант!
Стул чирикнул по полу: Норт рывком встал, прошелся по залу от стены до стены.
- Нам нужен живой, желательно не сильно травмированный образец секретных каминоанских технологий, и об этом одолжении я буду просить господина Шиндая, - пояснил Ченда, невольно срываясь голосом на панические нотки. - Только в этом случае мы сможем нарастить темпы производства изделий, и это не будет обычная конкурентная борьба. Это жизненно необходимо! Иначе нас просто...
- Расстреляют, - гукнул начлаб.
- Антидепрессант? - любезно предложил Гуманоид. - Релаксант?
- Виски с анестетиком? - усмехнулся главврач. Ченда вымученно улыбнулся:  адреналиновый криз накрыл его, не согласуясь ни с графиком заседаний, ни с временем дня.
- После визита господина военачальника. Все предложенное, кроме расстрела, - Норт взял у дроида инъектор, закатал рукав, привычно наложил жгут, умело ввел лекарство внутривенно.
- Все свободны, благодарю за работу, - уже более спокойным тоном произнес Ченда. Его все еще потряхивало от жгучей волны страха и отчаяния.
- Я серьезно, насчет виски. Из старых запасов, коррелианских, не контрафакт, - главврач сделал характерный жест, недвусмысленно обозначавший процесс приема спиртных напитков, и скрылся за холодными створками дверей.
- Вечером. Нажрусь,  - решил Норт, швырком бросая инъектор в утилизатор.
[nick]Норт Ченда[/nick][status]Главный биохакер Конфедерации[/status][icon]http://d.radikal.ru/d09/1810/cc/6ca602ed26e3.jpg[/icon]

+3

16

Ариан с признательностью и некоторым облегчением взглянула на бесстрастную маску, которая наверняка смущала или даже раздражала других собеседников Акурейры. Но Ариан видела в ауре гораздо больше, чем могли выразить глаза или выражение лица, так что сестра по Ордену могла надеть хоть самый экзотический костюм — и это нисколько не повлияло бы на восприятие.
- В такой обстановке присутствие разведчика, обеспечивающего верность в числе прочих задач... не было бы удивительным.
Говоря совсем уж прямым текстом, разведка прислала цепную овчарку на случай если кто-то из джедаев усомнится в справедливости великой миссии Республики? Ариан зябко поежилась: Акурейра подтвердила самые худшие предположения, назревало противостояние пострашнее войны с дроидами. Как трещина на стекле, результат намеренного и точного удара, в конце концов разорвет хрупкий сосуд взаимного доверия — так и незримые признаки внутреннего раскола в итоге уничтожат Республику.
А что могут сделать джедаи? Разбросанные по пылающим мирам, они могли только уповать на мудрость главы Ордена и служить  делу мира по мере своих сил. Любой мастер, услышав вопрос, заданный падаваном, не задумываясь ответил бы — доверься Силе. Сколько их — доверившихся, пало на полях сражений? Сколько ее братьев и сестер доверились, но были преданы той самой Силой, что питала все живое! Ее Учитель, друзья по Ордену — ряды таяли, скорбные списки пополнялись новыми именами, а вражеские конвейеры работали намного быстрее, чем росли и обучались юнлинги.
- Или посеять сомнение в отношении Ордена, - продолжила Ариан. В ее лице промелькнуло что-то жесткое при этих словах. Она не имела права сообщить Акурейре истинную цель своей миссии, однако та наверняка могла понять общий посыл — Орден уже не ждал от конторы Айсарда прежней помощи, а ждал провокаций.
- И ее клоны, - последнее слово Ариан произнесла с некоторым усилием, - вы ведь видели их знаки различия? Это суперкоммандос, элита, не обычные клоны сопровождения. Клоны-коммандос, и с ними штабная, которая призвана обеспечивать верность — тут что-то не так.
Ариан покачала головой. Ей отчаянно не нравилось это появление майора Траси, но выразить более внятно свои подозрения она не могла.
- В любом случае, я очень рада, что мы тут вместе, Гудшип, - тепло заключила Ариан и открыла инфопланшет. Задание пока что было достаточно стандартным — занять в третьем звене эскадрильи  клона-коммандера CC-9374 недостающее место, произвести разведку, выявить точки ПВО, возможные места расположения энергоустановок. Свою задачу Ариан знала хорошо: пока остальные истребители вступят в бой с авиацией противника, она сама должна максимально подробно изучить местность, чтобы на втором этапе высадиться на поверхность в непосредственной близости от узлов управления энергощитами.

+1

17

Предположение Арианы было ещё более пугающим, чем её собственное. Одно дело - отслеживать, нет ли реальных проблем с верностью, совсем другое - создавать впечатление, что они есть.
- Аналогично, - пожав плечами, отозвалась Джед. - Что касается клонов... мне нравится работать с ними. С одной стороны, они подчиняются приказам, с другой - не лишены самостоятельного мышления, как дроиды. Кроме того, я же говорю: мы будем только одной из миссий. Почти наверняка есть и другая, которую эти коммандос, собственно, будут выполнять.
Она также стала читать собственный инфопланшет, коротко кивая сама себе.

+2

18

На замечание о клонах Ариан едва заметно поежилась, но комментировать ничего не стала, и вскоре в каюте воцарилась тишина: обе девушки сосредоточенно изучали стартовые расклады и задания. Со стороны могло показаться, что Ариан «зависла» как дроид в режиме перегрузки над голографической картой Салукемая, а точнее той ее части, куда предстояло нанести воздушный визит в составе эскадрильи. Она даже не вертела изображение, как обычно это делали в командной рубке во время совещаний; не увеличивала отдельные его части, да и вообще, выглядела чуть ли не задремавшей над этой успокаивающе-голубой проекцией.
На самом деле в ее сознании... точнее, в той его части, которая получала живой отклик в Силе, происходила бешеная работа. Нет, она не видела никаких точных знаков, не слышала отчетливый шепот, указывающий на цель — Ариан напряженно вопрошала Силу, в каком месте ее незримое течение станет наиболее благоприятным для ее миссии. Так исследователь неизведанного космического пространства посылает радиоэлектронный импульс в надежде уловить ответ... но в данном случае этот ответ Силы Ариан страшил. Ничего конкретного! Только сгустившийся мрак перед глазами, похожий на темный подвал, куда она будучи совсем малышкой, упала в родительском доме... и даже не получила ни единой царапины, каковой факт тут же был отмечен отцом, первым заподозрившим в дочери одаренную. Ариан все глубже и глубже погружалась в медитацию, но яснее не становилось. Темный промозглый холод... бешено скачущее сердце — и термиты. Белые панцирные твари, с знакомыми шлемами..
- Ахах!! - Ариан вынырнула из глубины видений и жадно глотнула воздух. Она будто очнулась от кошмара, привычного кошмара последний дней. Что подумает Акурейра? Назовет трусишкой? Она же наверняка почувствовала смятение своей спутницы — и чего уж греха таить, откровенный ужас.
- На Кегане подхватила какую-то воздушно-капельную дрянь, - пояснила Ариан, шаря в походной аптечке. Конечно, можно было исцелиться в течение нескольких минут, и без всякой медикаментозной помощи, но это требовало снова погрузиться в Силу. А там ее опять будут ждать термиты? Ну нет, не хватало еще прослыть душевнобольной.
Ариан вскрыла упаковку, достала таблетку: как-то совсем по-детски, прямо губами из крошечной ячейки. Покрутила головой, ткнула в сенсор, из ячейки для хранения запасов выдвинулся держатель с бутылкой воды. Девушку действительно, познабливало еще с момента посадки в ангаре, только виной была не пресловутая инфекция, а тоскливое предчувствие беды.
- Чем хороша маска, - Ариан с некоторым лукавством глянула на закрытое лицо Акурейры, - что от гриппа точно защитит.
Она запоздало подумала, что ее шутка вполне может обидеть сестру по Ордену, и покраснела до ушей.

+2

19

Акурейра, довольная описанием своей миссии, отложила её, услышав вскрик Арианы, и, пронаблюдав за её приёмом лекарства, сняла маску, вскинув бровь. Взору Арианы открылось довольно привлекательное лицо с пронзительными зелёными глазами в обрамлении пышных ресниц, а его обладательница всерьёз отозвалась:
- Надолго не защитит. Потом вирусы начнут на самой маске оседать, и станет ещё хуже... хотя металлическую, как у меня, можно хотя бы обрабатывать автогеном.
Отложив маску, она пододвинулась поближе к Ариане.
- Послушайте... может быть, пока есть шанс, нам следует узнать друг друга поближе? Расскажите о себе. Какие у вас... сильные стороны?

+2

20

- Ой, я не в том смысле, чтобы вы сняли маску, - извиняющимся тоном сказала Ариан, тем не менее, заинтересованно рассматривая открывшееся лицо Акурейры. Девушка выглядела даже младше ее, хотя по речам создавала достаточно зрелое впечатление.
- Если вам в ней удобнее, пускай будет. Мне она нисколько не мешает, - деликатно предложила Ариан. Ей импонировало такое настойчивое подражание кумиру. Еще находясь в Храме, когда она мельком увидела эту девушку, Ариан очень уважительно отнеслась к такому проявлению благородных стремлений и тогда же подумала, что следовать пути Ревана — на это может решиться только очень уверенный в своих силах джедай. Акурейра была еще падаваном, но путь в десятки тысяч парсеков начинается с включения гипердрайва, и в этом смысле за «гипердрайвом» не заржавело.
А вот сама Ариан не могла похвастаться такой уверенностью, и предложение сестры по Ордену поговорить о своих сильных сторонах задело краешек этой болезненной мозоли. Она отдавала себе отчет в том, что обучение ее было не совсем классическим для джедая, и что лишь война и нехватка командного состава из числа адептов Силы привели ее к званию коммандера. Ариан не забыла, что в свое время ее вообще собирались пустить по преподавательской стезе, причем в очень узкой специализации.
- Мой первый наставник говорил, что у меня механическое мышление, - Ариан покраснела еще больше. - Мозги как у дроида. Я тогда считала это упреком, но пришла война и выяснилось, что это скорее достоинство. А мастер Ду...
Ариан насупилась, меланхолично вертя в руках пустую бутылку из-под воды, как будто не зная, где находится утилизатор. Наконец она заметила контейнер у самой двери, встала, выкинула емкость — все для того, чтобы скрыть непрошеную слезу. Зловредная жидкость, к счастью, не выкатилась на всеобщее обозрение, а прошла окольными путями — через носоглотку. Ариан вытащила кипу салфеток, повозила под носом, шмыгнула.
- Это вот все кеганский вирус, - она попыталась улыбнуться. - Извини. И может, давай на ты? ...так вот, мастер Ду иногда говорила, что у меня дар видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Причем независимо от моей воли или желания. Мне трудно специально сосредоточиться на ментальных практиках, особенно в отношении других живых и... и неживых существ. Но иногда вещи сами, по собственной инициативе, говорят со мной своим языком. Только нужно этот язык понять и осознать. Мастер Ду обещала, что научит меня точному его переводу, вот примерно как с хаттского на основной. Но... не успела.
Ариан вздохнула, но тут же встряхнула головой:
- А у тебя? Верно, фехтование? Я слышала, мастер Дара мог на равных тренироваться аж с самим магистром Винду?

+1


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Альтернатива » В тени Приказа 66


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC