Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Змеиная охота


Змеиная охота

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

Змеиная охота


http://udmzoo.ru/uploads/posts/2014—01/udmzoo.ru_138999877613.jpeg  Дата 28.03.14

Участники Джанек де Соддо, Лора Крайз, Джедайсэйвер, Виила Рэу; НПС: Шойс Меррик, Дан Дала, "Эфа", Гетт Саксон, Варраруук, Боркка
Место и погода Космопорт Келдаба, прохладно и ветренно


Описание
Раз за разом Мандалор подвергается внутренним провокациям со стороны террористической экстремистской организации «Новый дозор», тайным лидером которой является граф Джанек де Соддо. Заполучив бразды правления службой Гражданской безопасности, граф довольно вольготно чувствует себя в Сандари и других мирах Новых мандалорцев, к которым принадлежит по рождению и титулу. Держа в своих руках власть сразу над обеими полувоенными организациями, де Соддо постепенно затягивает удавку, имея своей целью полностью отстранить от лидерства герцогиню Лору Крайз и ее сторонников в Сандари. А также спровоцировать столкновения между истинными мандалорцами, погрузив планету в хаос гражданской войны.
Потерпев неудачу в операции по дискредитации партии Крайз в глазах республиканцев и не сумев разжечь вооруженный конфликт в «Ойюбаат», граф выводит на сцену более крупную фигуру — двойного агента Нового дозора и Гражданской безопасности с позывным Эфа.  Старт операции «Гюрза» назначен на время отбытия республиканской делегации и имеет своей целью физическое уничтожение посланников Сената. Данная террористическая атака должна окончательно дискредитировать Мандалор в глазах демократической общественности Новой республики и  разорвать хрупкие связи Новых мандалорцев с их союзниками на Корусанте.


+2

2

Лора с тяжелым сердцем отпускала сына — несмотря на вполне удовлетворительное состояние здоровья, позволяющее длительный перелет (медицинское заключение ей передал доктор Пик, что было удивительно: обычно тот с большой осторожностью давал оптимистичные прогнозы), а также присутствие сразу нескольких медиков сопровождения, герцогиня мучилась мыслью о том, что в экстренном случае попросту не сможет быть рядом с сыном. Но отъезд, в свете последних событий, стал жизненно необходим — республиканский корабль представлялся более безопасным, чем весь гражданский флот Сандари.
— Лора, все пройдет хорошо, — успокаивающе гундел Шойс, когда они втроем вышли в просторный вип-зал космопорта. Слуги и медицинское сопровождение остались снаружи, ожидая команды на посадку, в вип-зале присутствовала только охрана Гражданской безопасности и несколько сотрудников «Крайз секьюрити».
— Я посмотрю цирк, и сразу обратно! — заверил ее Арнт, оглаживая новенькие кобуры по обеим бокам пояса, в которых покоились легендарные пистолеты. Он также немного сник перед близким расставанием, до сих пор все было наоборот: мама улетала, он ее дожидался. А теперь ему самому предстоял дальний перелет в другой, чужой мир, и хотя рядом был отец, у мальчика кошки скребли на душе.
— Шойс, — раздраженно сказала Лора, когда Арнт отвлекся на игру в датападе, — скажи мне, к чему это идиотское требование безопасников?
Этим требованием, причем выраженным в ультимативной форме, стало указание майора Линда (первого заместителя графа де Соддо) провести обязательный скриннинг и досмотр республиканской делегации, и от такой наглости Лора до сих пор не могла оправиться. Джанек был недоступен для вызовов, и она здорово подозревала, что граф решил таким образом взять мелкий реванш за недавнее унижение, причем двойное: сначала отповедь Визслы и отмену ареста республиканцев, а затем процедуру передачи задержанных подозреваемых в связях с Новым дозором. Последнее обстоятельство, по слухам, сильно ударило по авторитету де Соддо, и Лора не без оснований ожидала подвоха.
Меррик вздохнул, потер левую бровь, потеребил бородку, почесал правый глаз, еще раз вздохнул и неторопливо взялся за каф.
— Де Соддо не доверяет демократам, ты знаешь, — принц с видимым удовольствием разогнал пенку в объемистой чашке. — Мало ли какие секреты они могли увезти с Мандалора в своем нижнем белье. Взять, к примеру, миссис Джедайсейвер. Это... та еще штучка.
Шойс нахмурился, вспомнив что-то не совсем приятное, связанной с посланницей Ордена.
— А она полетит тоже? — встрял Арнт, услышав знакомое имя. Лора сухо подтвердила и вновь повернулась к принцу:
— Ты, как глава Гражданского совета, — начала она. Шойс демонстративно заткнул уши:
— Вы меня в могилу сведете своими требованиями, — с истеричными нотками огрызнулся он. — Сначала Алмеки мне всю плешь проели насчет временных полномочий, а теперь еще твои инсинуации.
К слову, близнецам Алмекам принц был обязан тем, что счастливо избежал семейного скандала, так как принцесса Меррик уже намеревалась закатить нечто грандиозное, когда умница Кейра, быстро сообразившая, что временное отсутствие главы Гражданского совета можно использовать по полной программе и выбить себе немалые бонусы — увела рыдающую Тин с глаз долой. И, кажется, даже ее успокоила (рафинированные гены политика в пятом поколении позволили ей виртуозно обойти этот неприятный момент к вящему удовлетворению всех заинтересованных сторон).
— Не  сахарные, не растают, — резюмировал принц и помешал серебряной ложечкой сахар в чашке.
— Я ожидаю провокаций, — мрачно заметила Лора, но развить эту мысль ей не дали: в вип-зале появился давний друг семьи Крайз, помощник сенатора по вопросам культурного взаимодействия с дружественными мирами известного космоса, сэр Дангар Рохальвенбет, а также остальные члены республиканской делегации. В отличие от команды Меррика, их согласно регламенту внутренней безопасности космопорта, ожидала процедура сканирования перед вылетом, и Лора намеренно пригласила сенаторов непосредственно перед ее проведением, чтобы в очередной раз сгладить грубость служб Сандари.
— Арчи, — политик поздоровался с юным герцогом, обменялся приветствием с Мерриком, галантно поцеловал руку Лоры. — Как изменился, ваше высочество!
Лора слегка порозовела и перешла на привычный легкий тон, каким в кулуарах заседаний обычно обсуждают незначительные вопросы или события:
— Боюсь, мы показались вам не слишком гостеприимными.
— Пустяки, Лора, — сенатор отмахнулся. — Ничего страшного, безопасность превыше всего.
В зале стало несколько шумно: сновали дроиды-разносчики кафа и легких закусок. Корабль республиканцев еще готовился к вылету, и у делегации было достаточно времени, чтобы попрощаться с герцогиней, а затем проследовать к зоне досмотра (процедура, прменяемая к гражданам иных государств). Меррик с сыном в сопровождении охраны пройдут на посадку напрямую в вип-ангар.
— Да уж, время неспокойное, — отозвалась Лора, улыбаясь республиканцам, хотя на душе, как и у Арнта, скребли... даже не кошки, а здоровенные, хищные вомп-крысы. Один лишь Меррик был непрошибаемо безмятежен. А единственный вопрос, омрачавший его душевный штиль, касался размеров каюты, которую глава республиканской делегации обещал предоставить им с Арнтом.

+2

3

[nick]Эфа[/nick][status]Диверсант Нового дозора[/status][icon]https://b.radikal.ru/b39/1901/0f/91f94de1cbd6.jpg[/icon]
Универсальный ключ был совместим с специальным держателем протеза, и этим инструментом Эфа орудовала на зависть любому механику, не исключая и дроидов.
— Помощь не требуется? — в открытый люк машинного отделения пассажирского челнока заглянул кто-то из ее коллег.
— Справлюсь, — бесцветно ответила Эфа. Шлем, появившийся в проеме, удовлетворенно кивнул:
— Тогда мы на перерыв, через часок сменим.
— Можете не торопиться, я не голодна, — таким же лишенным эмоций голосом отозвалась Эфа, снова принимаясь за разобранный гипердрайв.
Челнок прибыл из Сандари прошлым вечером, а сама Эфа появилась в космопорту Келдайба еще сутками раньше — в составе ремонтной бригады пассажирских судов. Поддельный идентификатор (а точнее, подлинный, на несуществующего гражданина Мандалора) ей доставили в секретной посылке,  и этот чип пока что услужливо открывал ей все служебные двери — в соответствующей зоне допуска. Разумеется, к судам категории вип, к которой принадлежал республиканский транспорт, эту бригаду не допускали, да и задание у них было совсем другое. Небольшие неполадки с гражданским челноком потребовали срочного ремонта, чем Эфа сейчас и занималась.
— Валите, жр...те, — пробурчала она, когда шум шагов стих снаружи, и в чреве звездолета воцарилась относительная тишина, а точнее привычный шум механических манипуляторов, неживых помощников мастера. Женщина прислушалась к этому гудению, потом из рабочей сумки с инструментами вытащила датапад — правой рукой, так как левая была все еще занята ключом. Экран приветливо моргнул, затем на нем появились несколько окон — данные с камер слежения в ремонтном ангаре. Коллеги, действительно, всей гурьбой покидали помещение, перекидываясь между собой обыденными фразами. Эфа криво усмехнулась, ткнула замасленным, в рабочей перчатке, пальцем в боковую панель. На экране  возникло изображение главного входа в вип-зону.
— А, вот и респовские шл...хи приперлись, — прокомментировала Эфа появление республиканских сенаторов. Она неторопливо закрыла датапад (протоколы тут же были стерты из всех журналов памяти), вытряхнула из рабочей сумки оставшиеся инструменты, поднялась на ноги (насколько позволял потолок), отстегнула от протеза ключ и провела культей  по боковым панелям отсека. Индикатор на протезе замигал зеленым светом, и тут же одна из створок тайника отъехала в сторону, обнажая небольшую нишу. Здесь были аккуратно сложены два бластера, один из которых был совместим в держателем протеза; специальная насадка с дротикометом, тросометателем, ваккумными приспособлениями для вертикального подъема по гладкой поверхности, а также в специальном герметичном контейнере находилось боевое отравляющее вещество того же самого класса, которое использовалось при атаке на энергостанцию. Этот контейнер Эфа поместила в специальный отсек своего протеза, а остальное оружие сложила в рабочую сумку.
Все вышеперечисленное оружие она намеренно оставила в том самом отделении Гражданской безопасности, где «томилась» в категорийной камере несколько дней — и при этом здорово отоспалась, заодно поправив здоровье с помощью привычной дозы наркотика, который под видом лекарства ей ввел пришлый медик. Единственным неудобством этого мини-отпуска было наличие шокового ошейника и наручников, однако эти издержки Эфу не сильно расстроили. Отдохнула, и ладно.
В полученном накануне зашифрованном сообщении от Сарлакка содержались подробные инструкции, и в том числе информация о тайнике, доступ в который открыл специальный чип в протезе.
Эфа снова включила датапад и открыла подробную схему вентиляционных шахт космопорта. Потом удовлетворенно кивнула, подхватила сумку и выбралась из люка.
— Прием. Пищи, — напомнил ей протокольный дроид у выхода.
— Погоди. Всех накормим, — передразнила его Эфа.
Как всегда, непосредственно перед операцией она ощущала некоторую эйфорию, сравнимую с приходом после дозы. Ноздри ее приплюснутого носа хищно расширились, а зрачки, напротив, сузились. Эфа предвкушала близкую кровь. И не просто смерть, а ужас, мучения, агонию извивающихся в судорогах тел... все то, что она находила в отвратительных заведениях подпольных притонов.
«Ну, шл...хи сенатские, вы у меня сейчас получите... сполна» — чуть ли не захлебываясь набежавшей слюной, сладко пронеслось в одурманенном жаждой убийства сознании.

Отредактировано Janec de Soddo (2019-01-25 23:25:47)

+2

4

Сопровождение республиканской делегации, отбывающей восвояси («на тот свет», цинично отметил Джанек, наблюдая в монитор проблесковые маяки своей службы) напоминало больше не почетный эскорт, а конвоирование особо опасных преступников. Плотное кольцо из машин Гражданской безопасности вокруг пассажирского челнока с сенаторами являлось не просто постановочным прощальным шоу. Джанек таким образом хотел сделать акцент на последующем провале келдайбских спецслужб, которым делегацию в космопорте предполагалось сдать с рук на руки — дескать, пока гражбезы бдили, никакой катастрофы не случилось, однако стоило им удалиться от дел, произошла террористическая атака. И кто в этом случае предстанет перед Новой республикой виновниками трагедии? Уж никак не служба графа, которая сделала все зависящее для обеспечения безопасности делегатов.
Джанек справедливо рассудил, что Визсла вряд ли станет вмешиваться в такие незначительные детали, как количество машин эскортирования, интенсивность проблесковой иллюминации и ее звуковое сопровождение. Максимум — покрутит пальцем у виска.
И ему же хуже в этом случае.

— Прибыли, ваше сиятельство, — майор Линд появился в кабинете Джанека, застыл корягой у входа. Свой шлем он почтительно снял и держал в руке, но лучше бы майор предстал перед начальством в полной броне: физиономия этого служаки была способна покоробить эстетические чувства не только представителей знати, но даже самого де Соддо — и это при том, что выражение лица «его сиятельства» также было далеко от совершенства.
— Вижу, — Джанек кивнул на монитор. Отделение Гражданской безопасности в Келдайбе занимало скромный этаж в административном здании, где помимо гражбезов находились еще несколько гражданских служб Защитников — таких как ИД контроль, лицензионный контроль и тому подобные.
— Задержанных доставили без приключений? — поинтересовался Джанек, хотя уже прекрасно знал, что еще сутки назад Защитники забрали всех заключенных в Сандари, связанных с Новым дозором. В том числе и Тею Дала, и данное обстоятельство Джанека слегка нервировало.
— Так точно, ваше сиятельство, — осклабился Линд.
«Пасть как у ранкора», неприязненно подумал де Соддо, отводя взгляд от неровного ряда желтоватых, изъеденных зубов подчиненного.
— Шлем надень, — не выдержал граф.
— Есть! — застежка щелкнула, стало полегче.
— Передай нашим в порту, буду с минуты на минуту, — приказал Джанек. Майор козырнул и вышел за дверь. Казалось, воздух сразу посвежел, как будто удушливое присутствие верного заместителя забирало весь кислород без остатка.
Джанек, в отличие от остальных, был одет в темно-синюю форму высших чинов Гражданской безопасности, под которой находилась облегченная броня. Почти такого же цвета и покроя одежду он носил на службе в «Крайз секьюрити», только сейчас на лацкане тускло блестел знак Защитников, а не дома Крайз.

Хотя он предусмотрел все неожиданные повороты во время операции «Гюрза», главным действующим лицом которой являлась Эфа, Джанек решил лично присутствовать в космопорте, и не только для того, чтобы осуществлять непосредственный контроль за ситуацией. Он уже однажды испытал ни с чем не сравнимое чувство бессилия, когда операция в Королевском Театре пошла совсем по другому сценарию; а известие о покушении на Лору воспринял как сильнейший удар по профессиональным качествам — удар, сравнимый по мощи с тем самым роковым ударом копья мандаллийского гиганта, пригвоздившим герцогиню к креслу и чуть не отправившему на тот свет.
Поэтому Джанек, немного поколебавшись, решил нарушить как официальный протокол, так и идиллию семейного прощания герцогини с сыном, и присутствовать рядом с Лорой в момент нападения на республиканцев. Это нападение планировалось во время стандартного досмотра, досмотр должен был проводиться в специальном помещении, изолированном от всех других, в том числе и вип-зала, где находились Лора с сыном и Меррик.
Последнего граф также с удовольствием заставил бы последовать за республиканцами — и на досмотр, и в преисподнюю, но по понятным причинам приказать этого не мог. Хилый наследник в других обстоятельствах также вполне мог закончить свои физические страдания при этом акте сурового милосердия, если бы не являлся важным ключевым звеном, пультом управления для манипуляций герцогиней. Пока что Лора не знала, от кого на самом деле зависит жизнь и относительное здоровье ее отпрыска, но Джанек в самом ближайшем времени собирался выложить этот козырь — все равно после ликвидации республиканской делегации Лора окажется в изоляции, и ей не к кому будет обратиться за помощью. А там...
Джанек мечтательно оскалился, но сразу же вернулся из приятных мечтаний в действительность.
Тея Дала. Соплячка представляла собой в свою очередь, единственное уязвимое место для операции. Девочонка провела два месяца в «Яме Сарлакка», где ее целенаправленно «ломали» в отношении связей с Эфой, причем невзирая ни на возраст, ни на состояние психики и физических кондиций. Джанек преследовал сразу две цели: первая — в случае если Тея сломается и выдаст свою наставницу (а девчонка была очень способной ученицей, и Джанек планировал впоследствии сделать из нее совершенное орудие убийства, лишенное слабостей Эфы), ее без сантиментов уничтожат. Вторая — изощренными методами физического и психологического воздействия стереть из сознания пленницы все образы, связанные с Эфой. В результате этих жестоких манипуляций у несчастной сформировался условный рефлекс — при любом вопросе, касающемся ее наставницы, сознание выдавало мощную реакцию, полную боли и страдания, в темном потоке которых образ Эфы терялся как крошечная песчинка в водопаде. Такой метод был оправдан — ведь в случае если Тея Дала попадет к джедаю, он также не сможет прочитать в ее заполненном болью сознании никаких специфических деталей.
Если только Тея сама, по собственной инициативе не расскажет об агенте. Но пока к этому не было предпосылок — девчонка напоминала ворнскренка, ощетинившегося ядовитыми шипами, готовой броситься на любого, кто попадется на глаза. Сам факт ее передачи Защитникам опасений не внушал — если ее добьют пытками, для клана Дала (и особенно для младших его членов) она станет катализатором их окончательного перехода в Новый дозор. Если ее выпустят за неимением доказательств... алоры Дозора ее найдут и продолжат работу.
Джанек напряженно усмехнулся, выходя из дверей отделения на парковку. Через минуту его Сцик взмыл в воздух, направляясь к космопорту.

Отредактировано Janec de Soddo (2019-01-26 15:16:25)

+2

5

[icon]http://s8.uploads.ru/t/ulSUT.jpg[/icon][status]ori'ramikad[/status][nick]Gett Saxon[/nick]

База ори'рамикадэ, 12 часов до событий в порту.

— Это задание очень важно для Мандалора, Дан. Выполнить его быстро и качественно сможешь только ты. Речь идет о твоей сестре, — Гетт сделал по паре шагов туда-сюда и остановился напротив подростка. — Алор'аан Сувар Врэн забрал ее, вместе с другими арестованными, из тюрьмы гражбезов в Сандари, скоро она будет здесь. У нас есть способы заставить говорить кого угодно, но это не тот случай. Поговори с ней, как брат с сестрой. Найди нужные слова, Дан. Ты знаешь ее с детства, ее сильные и слабые стороны, ее стереотипы мышления. Убеди ее сдать все, что она знает про Эфу. У нас мало времени, Дан, и от тебя зависит, сможем ли мы вычислить этого агента. Если нет, она может нанести удар, который будет дорого стоить нам в политическом плане.
Идея сделать ставку на Дана Далу была его личной, Гетт Саксон рисковал многим. Провал Дана станет его провалом, в случае успеха террористической атаки врагов он, Гетт Саксон, будет лично виновен перед государством. И все же, он пошел на этот риск.

— Это и есть твой Ссаный Маалраас? — алор'аан Сувар Врэн смерил Дана изучающим взглядом.
— Так точно. Он уже проявил находчивость и смекалку. Я верю, он справится, — Гетт стоял за спиной Дана, и испытующий взгляд алор'аана его не миновал.
— Ты хорошо работаешь с кадрами, Гетт. Я вижу, под этой потрепанной шкуркой — душа воина. Работы с ним еще много, но он того стоит. Работай, Гетт. И ты, ге'верд Дала, работай. Верни то, что ты бездарно просирал, пока твои родители делали важное дело для Мандалора. Гетт, выдай ему форму курсанта ба'джурии ори'рамикадэ. А ты не зазнавайся, ге'верд. На улицу ты выйдешь все тем же "Ссаным маалраасом", покрасоваться перед девчонками еще успеешь. Гетт, Тея Дала в десятой, работайте.

— Смелее, Дан. Ты сделаешь свою работу, чтобы мы могли сделать свою, — Гетт Саксон открыл дверь своим чип-ключом. В комнате Тея Дала была одна.
— Что смотришь, как на врага, дурища? Тебе, идиотке, жизнь спасли, а ты зверем косишься. Ну да ладно, решите ка вы, ребятки, свои дела в узком семейном кругу, — Гетт вышел, закрывая за собой дверь.

+2

6

Со времени их последней встречи Тея очень изменилась, да так, что Дан едва узнал в этой исхудавшей девушке, с тусклым взглядом и почти совершенно белым лицом ту прежнюю задорную румяную девчонку, с которой они летали на спидерах наперегонки и соревновались в тире, и тайком таскали у взрослых нетрагал. Она, казалось, не обратила никакого внимания на вошедших — сидела неподвижно в углу койки, прижав колени к груди и обхватив их руками. Но когда ее равнодушный взгляд упал на броню Гетта, глаза стали колючими и отчаянно дерзкими.
Что смотришь, как на врага, дурища? Тебе, идиотке, жизнь спасли, а ты зверем косишься.
Саксон закрыл за собой дверь, и только в этот момент Тея заметила Дана.
— Дан! — она вихрем соскочила с койки, бросилась к брату, крепко обняла, прикоснулась лбом к его разгоряченному лбу. — Дан, тебя тоже... но ничего! Ничего! Мы им отомстим, за все, за все. Они захлебнутся в крови, что выпили из наших друзей.
— Тея! Тебя... мы думали, ты погибла! — Дан бормотал одновременно с Теей, плотнее прижимаясь головой к ее лбу. — Тетя Рани, она... она тебя каждый день... говорила, что ты в Едином Мэндо, и ты нас видишь оттуда!
— Лучше бы я умерла тогда, — Тея почти размякла от неожиданной встречи. Нет, она еще не плакала, но соленая влага уже застыла комом в горле. — А теперь их нет... никого нет. Но они жестоко поплатятся за преступления... эти вонючие крысы, имперские и респовские подстилки! Пусть мы умрем тоже, но за нас отомстят друзья.
Дан, в отличие от сестры, таким стойким не был: слезы вовсю текли из его глаз. Он уже забыл, зачем вообще оказался здесь, о задании Гетта, о доверии самого Мандалора... обо всем!
— Вам отдали ее тело? — вдруг спросила Тея. Ее голос вдруг осип, прервался чуть слышным всхлипом.
— Чье? — слезы вмиг высохли у него на глазах. Мальчику стало жутко: вдруг он сейчас услышит про своих буиров что-то совсем страшное...
— Тело моей буир, — Тея выпрямилась и взлохматила его волосы, заглянула в глаза.
— Твоей... тети Рани? — ахнул Дан. Значит, прав был тот бандит, который пугал его на площади, после погони на байках.
— Значит, не отдали... ненавижу! Ненавижу!! — крикнула Тея, грозя кулачками потолку камеры.
— Разве она...
— Да, Дан. Мне показали, — Тея вновь прижалась лбом к его лбу и тихо-тихо зашептала:
— Как ее пытали, как убивали... подло, страшно, жестоко. Но даже после этого я ничего, ничего им не сказала. И ты. Если меня так же будут — ты молчи! Знай, что это все им зачтется, а я буду вместе с буир, в Едином. И буду смотреть на тех, кто отомстит за нас...
— Неет! — Дан уже не стонал, а тихо скулил от боли. — Когда? Когда это было?
— Давно... Как только меня упекли... Месяц, или два назад, я не помню. Я считала дни, поначалу. А потом сбилась.
Дан непонимающе взглянул на сестру:
— Как месяц? Тетя Рани еще на той неделе отняла у меня Балутар! И надавала мне подзатыльников...
Он медленно приходил в себя, и еще медленнее как будто просыпалась Тея.
— Обманули! Тебя обманули, Тея! — воскликнул Дан и тут же вспомнил про задание Гетта:
— Твоя буир, она жива! Мне сказали, ори'рамикад Саксон, вот что был здесь — она на секретном задании. И мои буиры, они не наемники! Они Защитники!
— Это тебя обманули! — Тея с жаром помотала головой. — Тебя, а не меня!
— Твою буир я видел еще третьего дня, — убеждал ее Дан. — Сам, своими глазами!
— А Джайнг? — спросила она.
— Его убили. Алор Саксон сказал, что его убила какая-то... — он не закончил фразу. Тея с размаху влепила ему пощечину.
— Ах вот что! — она попятилась к койке. — Алор! Ты продался этим крысам! Предатель... или... может быть, ты вовсе не Дан Дала?
Дан похолодел: все пропало. Он не выполнил задание, да еще не смог убедить сестру не то, чтобы выдать Эфу, а вообще хотя бы поверить ему!
— Я точно Дан, — растерянно пролепетал он, не зная, что делать.
— Скажи пароль! — крикнула Тея, сжав кулаки. — Быстро, тварь! Ну!
— Ч—чушка, — ошарашенно выдавил Дан. Чушкой они в детстве звали ручного стрилла-самку, которая жила у Теи в вольере. Слюнявая, с вечно запачканной мордой, она оправдывала свою кличку на все сто. Этот пароль они придумали давно, когда среди детей была распространена игра в «иллюзии». Джайнг тогда где-то раздобыл программу, подделывающую голограммы, и ребята вовсю развлекались, мороча друг другу головы. Вот тогда-то они с сестрой и решили при голосвязи использовать свой тайный пароль. Это было давно, и Дан уже не помнил, когда последний раз кто-то из них требовал назвать секретное слово. А Чушка до сих пор была жива, только стала вся седая, оглохла, и рычала с сипением, как дряхлый старик...
— Дан... И все-таки, тебя купили, — Тея в свою очередь заплакала, размазывая слезы. Дан подошел к ее койке, сел рядышком, так же обхватил колени руками.
— Пусть нас тогда казнят вместе, — твердо сказал он, понимая, что Гетт ему никогда не простит такой провал и утерянное доверие. И Мандалор — тоже не простит.
— Только твоя буир — жива, — упорствовал Дан. Про Эфу он и заикнуться уже не смел: ясное дело, сестра ему тогда вмажет в нос кулаком и точно больше никогда не поверит, и ни словечка не скажет. Все произошедшее было похоже на полный тупик.
[nick]Дан Дала[/nick][status]«Молодой маалрас»[/status][icon]https://a.radikal.ru/a22/1808/61/58fd66568415.jpg[/icon]

+3

7

— Сэр, мы направили Защитникам срочный запрос разрешения на усиление личного состава Гражданской безопасности, — докладывал один из сотрудников, несший службу в космопорте Келдайба. Джанек уже высадился из машины на служебной площадке, примыкающей к техническим зонам, и сейчас принимал рапорт дежурного.
— На данную минуту, нам подтвердили получение запроса, но разрешение пока не получено.
— Вольно, лейтенант. О любом решении Защитников информировать немедленно, — на ходу бросил Джанек, направляясь к вип-зоне космопорта, где планировал немного нарушить сложившуюся идиллию, а также самолично проследить за тем, чтобы ни Лоре, ни ее чаду не взбрело в голову провожать республиканских друзей в зону скрининга и досмотра. Сама герцогиня вряд ли решится нарушить протокол, но малолетний герцог последнее время стал подозрительно резвым и мог увязаться за сенаторами... да хотя бы за тем самым джедаем полуженского пола, которого Джанек так и не смог обвинить в причастности к экстремистам.
— Ваше сиятельство, —  пышнотелая брюнетка, чьи роскошные формы только подчеркивал облегающий изумрудно-зеленый комбинезон медицинской службы, поклонилась графу, как только де Соддо появился в помещении. Медицинская бригада расположилась в холле, непосредственно примыкающем к залу, где находились Крайз, Меррик и их республиканские гости, и здесь же маячил очень неудобный для Джанека ординатор Моабу, включить которого в состав сопровождения настояла Лора. Отсутствие доктора Пика, впрочем, компенсировала та самая доктор Сандра, приветствовавшая графа в числе первых.
Сандра являлась агентом Гражданской безопасности, в отличие от Моабу, так что с этой точки зрения, все было под контролем. А судя по жарким взглядам ординатора на свою коллегу, парень вполне мог увлечься по полной и хотя бы не мешать Сандре выполнять обязанности Пика (то есть незаметно накачивать юного герцога малыми порциями отравы). Джанек с каменным лицом кивнул медикам и проследовал в зал.

— Долго жить будете, граф, — развязно заметил Шойс. К своему удивлению, де Соддо заметил на его холеной физиономии некоторое облегчение при виде нового визитера.
— Благодарю, ваше высочество.
Джанек обвел глазами помещение — взглядом полноправного хозяина.
— Рад, что застал вас всех вместе. От лица внутренних служб Сандари и Гражданской безопасности, разрешите выразить сожаление о причиненных неудобствах нашим высокопоставленным гостям.
Он сухим кивком головы дал понять республиканцам, что монолог предназначен именно для них.
— Уверяю вас, что эти беспрецедентные меры преследуют одну единственную цель — обеспечить безопасное отбытие транспорта и пассажиров.
Лора сумрачно взглянула на него, в этот миг удивительно напомнив своего сына — когда тот замыкался в неприязни, не имея возможности высказать ее вслух.
— Наша служба направила местным властям рапорт с просьбой разрешить усилить личный состав Гражданской безопасности в космопорту, — продолжил Джанек. — Мы сожалеем, что ваше отбытие невозможно напрямую из Сандари, и приходится прибегать к таким бюрократическим проволочкам. Но со своей стороны мы делаем все возможное, чтобы исключить любую возможность угрозы вашей жизни и здоровью.
Джанек не случайно послал официальный рапорт Защитникам, сделав акцент на этом действии. Если Защитники дадут разрешение на увеличение количества гражбезов, Эфе будет гораздо легче проходить кордоны безопасности, тем более что этот дополнительный отряд его бойцов возглавит небезызвестный майор Линд; и в случае непредвиденных сложностей быстро преодолевать возникшие препятствия. Если же откажут, то последующая террористическая атака будет иметь крайне негативные последствия и для Защитников, и для их высокого руководства. А выражаясь прямо — можно будет обвинить Келдайб в умышленном убийстве сенаторов. И снять дополнительные сливки.

+2

8

[icon]http://s8.uploads.ru/t/ulSUT.jpg[/icon][status]ori'ramikad[/status][nick]Gett Saxon[/nick]
Повернувшись от монитора системы видеонаблюдения, Гетт обратился к Сувару Врэну:
— Девчонка то молодец. Ее бы упорство — да в нужных целях. Я вижу только один способ ее расколоть. Свозить ее к матери.
Сувар Врэн смерил Гетта тяжелым взглядом. Он понимал, что Саксон думает в верном направлении, но вот просто так отвезти экстремистку на совершенно секретный объект?
— Ее сканировали, имплантов в ней нет. Куда она денется? Я же не предлагаю отпустить ее. Наигралась в Дозор — пусть теперь отвечает. Кому она может рассказать о том, что она увидит? — Гетт понимал сомнения алор'аана, и продолжал настаивать на единственно возможном решении.
— И то правда, — задумчиво протянул Врэн. — Вопрос, где ее держать. Я точно знаю, минимум одна вомп-крыса у нас водится, и пролезла глубоко, а значит, есть и еще, рангом пониже.
— Убьем всех крыс разом, — спокойно ответил Гетт. — Тею оставим у матери на объекте, там крыс нет точно, а в штабе появится информация, что она посещала объект, и возвращена для содержания под стражей.
— А сидеть под стражей будет голографическая имитация, — завершил мысль подчиненного алор'аан. — Все, Гетт, убедил. Иди за молодняком, я прикажу готовить корабль.

Когда Гетт открыл дверь в камеру, брат и сестра все еще жались друг к другу на кровати.
— Так, вы, двое, слушать сюда. Тея из алиита Дала, я уважаю твою стойкость и убежденность. Но тебя давно и целенаправленно обманывали, как и твоего брата, пользуясь тем, что ваши родители не имеют права рассказывать вам, что они делают на службе Мандалорскому государству. Я предлагаю снять вопрос о том, кто лжот, а кто говорит правду, раз и навсегда. Если тебя отвезут к матери, на один из самых секретных объектов в государстве, ты будешь готова добровольно ответить на все наши вопросы?

+2

9

Дан и Тея не были похожи друг на друга как брат и сестра, или даже как члены одного клана близкой степени родства. Однако именно в тот момент, когда открылась дверь камеры и на пороге появился Гетт, когда они оба синхронно подняли побледневшие, совсем юные, скорее даже детские, лица навстречу своей судьбе — в этот миг их можно было бы назвать чуть ли не близнецами. Тея была старше, выше, крупнее, но выражение ее глаз как под копирку повторилось на лице Дана. Оба напоминали хищных зверьков, попавших в капкан и готовых принять последний бой.
Но боя не последовало:
— Тея из алиита Дала, я уважаю твою стойкость и убежденность. Но тебя давно и целенаправленно обманывали, как и твоего брата, пользуясь тем, что ваши родители не имеют права рассказывать вам, что они делают на службе Мандалорскому государству.
— Фальшиво поете, вы, оба, — Тея поднялась с койки, привычным, почти неосознанным жестом сцепила кисти рук за спиной, с прищуром посмотрела на Саксона.
— Если тебя отвезут к матери, на один из самых секретных объектов в государстве, ты будешь готова добровольно ответить на все наши вопросы? — продолжил тот.
— Если моя буир жива и не в плену, если все действительно так, если вы дадите мне с ней встретиться, дотронуться до нее...
Тея отвела покрасневшие глаза, потом резко повернулась к брату:
— А ты! Дан Дала, если ты трусливо продался — тебя ждет харан. И туда ты попадешь не как Дала, а как дар'Дала. 
Она мотнула головой, отвернулась и быстро направилась к двери. Дан застыл на койке, ни живой ни мертвый. Он был готов низвергнуться в этот пресловутый харан, лишь бы не сидеть вот так, истуканом, под пронзительным взглядом визора Гетта. Он провалил вообще все! Все на свете! И операцию в кантине с «Молодыми маалрасами», и разговор с сестрой. Тетка-то ей вправит мозги на место, никто не сомневался. И Тея назовет приметы Эфы как миленькая, и все расскажет. Никакие, даже самые изощренные пытки, не могут сравниться с обычными на первый взгляд, суровыми словами ее буир. Уж Дан-то отлично знал, как та могла сказать: как морозом по коже. И Тея все в нее... Как посмотрела на прощанье — будто в карбонит запечатала.
Дан даже не сделал попытки заговорить, или хотя бы встать с койки. Нет, он втиснулся в самый угол и набычился, ожидая уничтожающей речи алора. А может, Саксон и вообще ничего не скажет, а свершит правосудие прямо здесь: выстрелит ему прямо в лоб. Дан поерзал на жестком матраце, ожидая неизбежной казни. Почему-то в этот момент у него в голове вертелась лишь одна дурацкая мысль — о том, что ему теперь никогда не придется надеть форму курсанта  ба'джурии ори'рамикадэ.
[nick]Дан Дала[/nick][status]«Молодой маалрас»[/status][icon]https://a.radikal.ru/a22/1808/61/58fd66568415.jpg[/icon]

+2

10

[icon]http://s8.uploads.ru/t/ulSUT.jpg[/icon][status]ori'ramikad[/status][nick]Gett Saxon[/nick]
"Настоящая мэндо'ад, поумнеет — будет бесценна", — мысленно улыбнулся Саксон. Вслух он сказал другое.
— Объясняю правила поведения, один раз. У охраны объекта самый строгий протокол несения службы. Идти медленно, по сторонам не пялиться, шаг вправо, шаг влево — немедленная нейтрализация. Вы — взрослые, должны это, шаб, понимать! И приготовьтесь получить от ваших буирэ все, что вы, двое ди'кутэ, заслужили. На посадку, марш!
В коридоре Гетт возглавил группу, следом шли Тея и Дан, за ними двое охранников. На турболифте они поднялись на верхний этаж, и оказались в ангаре. Там стоял уже готовый к полету личный корабль алор'аана Сувара Врэна. Командующий ори'рамикадэ разместился в кабине пилотов, в десантном отсеке, переоборудованном в штабной, оказались только Гетт и юные Дала, охрана на борт не поднялась. "Ком'рк" почти сразу взлетел и стремительно пошел в набор высоты.
— Совсем скоро вы увидите объект, за саму информацию о существовании которого убивают. Началась война, и весь персонал, имеющий допуск, переведен на постоянное несение службы на объекте. Рани Дала, к сведению вас, двоих ди'кутэ, имеет звание ал'вердэ-готабор, она отвечает за строительство и ввод в эксплуатацию этого стратегически важного объекта. Придет время, и мэндо'адэ узнают имена тех, чьими усилиями наш народ построит новое, великое государство, и Рани Дала будет в их числе. Но еще не время. Чтобы вам было проще — считайте, что все еще идет партизанская война с оккупантами, и скрытность действий — одно из важнейших слагаемых успеха.
Гиперпрыжок был недолгим, и если бы Тея и Дан имели представление о навигации, они бы поняли, что корабль не покинул границ Мандалорского сектора.
— Марш в кабину. Пасти закрыть и молчать! — приказал Гетт, открывая люк в переборке, отделяющей салон от кабины.
Справа по курсу корабля виднелся шар планеты, навстречу со стороны планеты шли на сближение истребители. Они взяли корабль под конвой и повели его курсом на облет планеты. На разном расстоянии от нее находились луны, корабль не приближался к ним. Еще одна луна находилась позади планеты относительно точки выхода из гиперпрыжка, корабль шел курсом на нее. Начав огибать луну, "Ком'рк" вышел прямо на выстроившуюся в боевой порядок эскадру.
— Этой эскадрой командует твой буир, — Гетт положил руку Дану на плечо. — Этой эскадры не существует, как и объекта, который она охраняет. Официально не существует. Но, как видишь, она есть.
Корабль прошел через боевой порядок эскады, и начал приближаться к объекту. Инженер сразу узнал бы в элементах его конструкции платформы для добычи ресурсов, эксплуатируемые "Гаргон индастриз", но размеры собранной из них конструкции были намного больше, чем у обычных космических комплексов по добыче и переработке руды. При сближении стало можно разглядеть стапели и висящие в стапелях корпуса кораблей.
— Модульная верфь, разработана "Гаргон Индастриз" в сотрудничестве с "Мандал Гипернаутикс". Главный инженер этого проекта — ал'вердэ-готабор Рани Дала, — сухо сообщил Сувар Врэн, не оборачиваясь к подросткам. Без его разрешения Гетт Саксон не рискнул бы озвучить эту информацию.
Перед кораблем открылись ворота ангара, и он опустился на летную палубу. К встрече делегации уже были готовы. На палубе выстроилось все местное начальство, и возглавляли строй два человека, слишком хорошо знакомые Дану и Тее — Мунин Дала в темно-синем мундире ал'вердэ космического флота и ал'вердэ-готабор Рани Дала в мундире болотного цвета инженерных войск.
Гетт остановил обоих подростков, жестко положив им руки на плечи, слушать разговор высших военачальников им не полагалось. Сувар Врэн принял доклады, и начальство проследовало в жилую зону.
— Я в ваш личный разговор лезть не стану, но помните, время не терпит, — сообщил Сувар Врэн семье Дала. — Гетт, — алор'аан сделал жест, приказывая следовать за ним, и ори'рамикадэ ушли в сторону штабного зала. Рани Дала открыла своей ключ-картой дверь в каюту, Мунин повелительным жестом приказал детям войти. За все это время не было сказано ни слова.
В каюте была еще одна женщина, слишком хорошо знакомая подросткам. Бриика Дала, в синей форме алор'ада космического флота, резко шагнула навстречу, и дверь еще не успела закрыться, материнская оплеуха уже сбила Дана с ног. Дан знал — наказывать его всегда бралась мать, чтобы отец, обладавший огромной силой и плохо соизмерявший силу удара, ненароком не убил его.
Хватит, Бри, — твердо приказал Мунин. — Алор'аан Врэн сказал, что этот ди'кут уже начал исправляться.
Рани Дала вела себя иначе. Она не стала бить дочь, хотя по фигуре мандалорки было легко понять, если она ударит, мало не покажется. Но ее взгляд прожигал насквозь, больнее любого удара.
— Как ты могла? — тихо, но четко произнесла она, глядя в глаза дочери. — Чем ты думала, нуна безмозглая! Мир'осик!
По выражению лица Рани можно было ожидать, что она плюнет в лицо дочери, но она сдержалась.
— Если бы не твоя стойкость, о которой рассказал алор'аан Врэн, я бы убила тебя. Но в тебе есть, хотя бы, что-то от настоящих Дала, и я готова дать тебе шанс.
Рани замолчала, глядя в глаза дочери все тем же безжалостным, прожигающим насквозь взглядом.

+2

11

Я надеюсь, местные власти отказали, — без обиняков заметила Джедайсейвер, сложив руки на груди. После случившегося она не доверяла людям Джанека, устроившим им всем досмотр, и ему самому в том числе. — В незнакомой обстановке ваши отряды скорее могут помешать, чем помочь. А я сомневаюсь, что до сегодняшнего дня мандо'аде предоставляли вам достаточную информацию, чтобы считать эту обстановку знакомой.
Смерив Джанека последним уничтожающим взглядом, она повернулась к Арнту и Лоре.
Я чувствую ваше волнение, герцогиня. Не волнуйтесь, на Корусанте ваша семья будет в безопасности. Я лично займусь этим, если у меня будет возможность, а если нет — другой, едва ли менее компетентный джедай примет задачу на себя.

Отредактировано Jedisaver (2019-02-09 23:53:07)

+1

12

[nick]Дан Дала[/nick][status]«Молодой маалрас»[/status][icon]https://a.radikal.ru/a22/1808/61/58fd66568415.jpg[/icon]
— Модульная верфь, разработана "Гаргон Индастриз" в сотрудничестве с "Мандал Гипернаутикс". Главный инженер этого проекта — ал'вердэ-готабор Рани Дала.
Только на этих словах Дан все-таки поймал взгляд Теи. К удивлению брата, она выглядела сейчас чуть ли не несчастнее, чем совсем недавно в углу камеры. Нет, там в ней хотя и было отчаяние, но отчаяние борьбы. А сейчас будто стальной стержень выдернули, и больше никакой точки опоры.
И потом, когда корабль приземлился на площадку и Тея увидела мать — Дан даже испугался, какими больными вдруг стали ее глаза.
— Ну... что я говорил! — прошептал он, все пытаясь разглядеть в ее лице ту же самую радость, которой лучился сам. Гетт не наврал! Его буиры — ал'вердэ! Круче было только звание манд'алора, а всякие принцы, императоры и короли стояли несоизмеримо ниже в его персональной шкале ценностей.
Тея только сумрачно кивнула. В ней сейчас происходила бешеная работа духа. В первый момент она и сама чуть не подпрыгнула от радости, когда увидела свою буир — живую, не покалеченную, свободную. И более того, Рани Дала действительно занимала у Защитников самый высокий инженерный пост. Однако теперь все, что Тея лелеяла уже несколько лет, чему приносила клятвы верности — это все рассыпалось в прах.

Тем временем, их привели в каюту, где Дан встретил и свою буир: искрами из глаз и здоровым синяком на скуле. Он поднялся с пола, где оказался не успев моргнуть, а тем более сказать хоть слово, и твердо встал снова перед матерью. Только глаза зажмурил в ожидании повторной оплеухи, так как буир редко ограничивалась единственным воспитательским аргументом.
— Хватит, Бри. Алор'аан Врэн сказал, что этот ди'кут уже начал исправляться.
Заступничество отца была таким необычным, что Дан тут же распахнул удивленно глаза — сначала правый, потом левый. Сейчас Дан испытывал такой водоворот эмоций, что даже сказать ничего не мог. Раскаяние, радость, стыд, гордость — все перемешалось в чудовищный компот, и эти эмоции сейчас попеременно раскрашивали его лица в разные оттенки пунцового не хуже материнской затрещины. Он все пытался раскрыть рот и выдавить «я искуплю свою вину, буир», но никак не получалось: губы то пытались расплыться в идиотской улыбке, то предательски дрожали.
— Я искуплю свою вину, буир, — послышалось рядом. Тея стояла напротив матери, и если на лице Дана читался целый калейдоскоп чувств, то сестра сейчас пребывала в одном единственном — полном харане. В застенках Гражданской безопасности, в камере у Защитников — там все было ясно и определенно. Но сейчас бывшие соратники по борьбе, ее наставница... они стали врагами? Если она их выдаст, значит предаст, нарушит все клятвы. Да, те клятвы были лживы, получены обманом и лукавством... но все равно, это будет предательство. Если не выдаст, будет еще хуже. Дар'Дала, то чем Тея пугала Дана — вот ее перспектива. Предать клан или предать бывших друзей? Нужно было выбирать между двумя предательствами.
Тея говорила хотя тихо, но твердо. Мэндо предательства не прощают, главным образом сами себе. И суд сами над собой вершат, и приговор приводят в исполнение.
— Тебе не придется марать о меня руки, буир, — продолжила Тея, не опуская глаз, в которых мать могла ясно прочитать, какой приговор вынесла себе ее дочь.

+2

13

— Вот как, госпожа Джедайсейвер? — весело, и даже с некоторым вызовом в голосе, ответил Джанек. — Мы запомним ваш ответ. Как и тот факт, что вы наверняка знаете нечто большее, чем та информация, которой располагаем мы.
Как ни старался граф стереть из своей реплики даже след злорадства, но не смог удержаться от язвительного тона. Пока что все складывалось не просто хорошо, а очень хорошо. Джанек предполагал, что мумифицированного вида представительница Ордена так или иначе прокомментирует излишнее рвение Гражданской безопасности, однако каждое ее слово, как в копилочку, ляжет впоследствии в доказательную базу ее причастности к Новому дозору. Он не тешил себя надеждой, что отравляющее вещество Эфы сможет нанести ей физический вред... джедаи в этом смысле могли считаться чуть ли не бессмертными... Но когда начнется расследование, когда  с Корусанта прибудут следователи, вот тогда эта милая фразочка получит особый смысл, как и остальные действия мандалорских властей. О, граф представит много чего, включая то самое обвинение, от которого Джедайсейвер так мило «отмазал» Визсла. Заговор! Инкриминировать властям заговор против Республики — и Лора также ничего не сможет сделать. И Рэу где-то в плену, а Визсла — тупой служака, на свою погибель решившийся поиграть в политика. Новый дозор железным клином уже раздробил некоторые сильные кланы, и лишь искры было достаточно, чтобы молодое поколение взяло власть в них в свои руки...
Нет, эти мысли не лежали на поверхности, открытые для любого желающего заглянуть под черепную коробку де Соддо. Они скорее были похожи на пермакритовые сваи фундамента, забитые глубоко под землей, и только всевидящий сканер мог определить, где и насколько они были укреплены. Поверхностное же сознание графа пребывало в более легкомысленном месте, и главным образом, из-за красотки-врача, встреченной им по пути сюда. Так что штампованные фразы обращения к республиканцам перемежались весьма фривольными мыслями, в которых означенные формы представали то в одной конфигурации, то в другой; равно как и варьируясь положениями в пространстве. А посему общий настрой Джанека можно было даже назвать игривым... как может быть игрива фристовая акула в предвкушении добычи.

Лора повторно взглянула на него обеспокоенным взглядом, но тут же отвлеклась на беседу с джедайкой, только снова побледнела и с преувеличенным жаром принялась за светскую болтовню:
— О, не стоит беспокойства. Мне очень неудобно обременять вас, Джедайсейвер, или ваших коллег нашими скучными семейными делами. Я уверена, что на Корусанте Арчи будет в гораздо большей безопасности, чем даже сидя здесь.
Джанек прочистил горло и криво ухмыльнулся. Он не присел в кресло, как остальные, а остался стоять поодаль, рядом с охраной Гражданской безопасности, прибывшей вместе со своим шефом. Поза его, с скрещенными на груди руками, была одновременно и вальяжной, и … угрожающей.
В отношении Лоры, все также представлялось безоблачным. Сразу же после покушения, ее предполагалось задержать для дачи показаний и этапировать в Сандари. А вот дальше... дальше, с учетом, что Джанек планировал полностью открыть карты и показать герцогине козырного туза, то есть без обиняков дать понять, от кого на самом деле зависит жизнь ее сына — вот дальше начнется самое... вкусное.
Джанек подавил лживый зевок, щелкнув в это время зубами, как означенный хищник в трандошийских водах.
Лора подпишет все, что ей предъявят. Нет, не за один присест — а постепенно, день за днем, будет собственными руками рыть себе могилу. Себе и своему сопляку... который, впрочем, вряд ли доживет до дня суда над его матерью. А дальше — или казнь, или пожизненное заключение.
Но это так, вишенка на торте. Само же парадное блюдо в воображении графа представлялось куда более грандиозным, чем простая месть отвергнувшей его ухаживания женщине. На кону стоял весь Мандалор, включая подконтрольные миры: Джанек собирался идти ва-банк, имея на руках почти беспроигрышную комбинацию.

+2

14

А вот это было уже тонкой угрозой. И то, что Джанек закрывал своё мышление поверхностным щитом, не отменяло того, что Джед на основании этого решила, что Джанек всё ещё подозревает её. Коротко кивнув в сторону Лоры, Джед усмехнулась:
Если собрать всё, что один из нас знает, а другой нет, получится целая библиотека, господин де Соддо. Вы примерно моего возраста, так что и у вас было много шансов узнать что-то, чего не знаю я, и наоборот. Но разница в том, что я знаю, где мои знания заканчиваются — например, достаточно ли у меня данных и полномочий для ложного обвинения кого-либо.

+1

15

— Седьмой ремонтный, — Эфа назвала номер дока, откуда ей удобнее всего было бы попасть в извилистые и скрытые от посторонних глаз вентиляционные пути, пронизывающие сооружение космопорта как вены живое тело.
— Проходите, — здесь, в технических помещениях, на переходах из отсека в отсек стояла на дежурстве обычная охрана. Не гражбезы и тем более не Защитники. — Вещи в интроскоп.
Эфа послушно поставила сумку на гибкую ленту.
— Протез снимать?
Охранник качнул головой, что можно было принять и за подтверждение, и за отрицание. Эфа быстро прошла сканеры, которые зашлись истошным пиликаньем.
— Я же сказал — снимать, — лениво пожурил ее охранник. — Ладно, топай в седьмой.
Дождавшись, когда женщина с рабочей сумкой удалится, он поднес к губам комлинк:
— Все идет по графику, босс.
Эфа эти переговоры не слышала, пропускной пункт ей был указан в полученных инструкциях, как и время его прохождения. Тот факт, что именно в этот момент на пункте дежурил всего один сотрудник, ее также не удивил, как и то, что сканеры не определили наличие оружия в сумке. Она вообще подозревала, что интроскоп и вовсе не работал, но это уж не ее дело.
Седьмой ангар был самым маленьким из всех и предназначался для ремонта отдельных деталей звездолетов. Помещение не пустовало: сразу в нескольких местах кипела работа, слышался треск, визг металла, изредка веселый матерок рабочих. Эфа уверенно направилась к одному из них:
— Бригадир велел тебя сменить.
Тот молча снял защитные перчатки, вытер ветошью, равнодушно пожал плечами:
— Сменяй. Тут работы до ночи.
Эфа выложила часть инструментов из сумки, оценила фронт работ, присвистнула:
— А чего такое все ржавое?
— Сам в шоке, — буркнул рабочий. — А ты кто, новенькая? Я тебя здесь не видел. Не хочешь после смены встретиться?
— Там поглядим, — Эфа закрепила на культе универсальный ключ и  влезла в разобранное сопло турбины. Дверца вентиляционной камеры находилась близко, в стене прямо над ее головой.
— Тебе кафу принести? — галантно поинтересовался рабочий, но его ухаживания тут же прервал сигнал переговорного устройства. Мужчина чертыхнулся.
— Ты главное, после смены меня подожди, — попросил он. — Тебя как зовут?
— Дестини, — хрипло отозвалась Эфа.
— О как. Ну, я пошел, до вечера! — рабочий на ходу переговариваясь с бригадиром, удалился. Эфа выглянула из турбины как сова из дупла. Шло обеденное время, кто-то присел с пайком, кто-то потянулся к выходу из ангара, ведущему в сторону служебных помещений для отдыха и местной кантины. Она открыла датапад, нашла седьмой ангар, вывела на дисплей систему камер слежения, ввела код доступа, поставила их все на паузу и в цикличный режим отображения. Ненадолго — всего на пару минут; за эти пару минут изображение будет гоняться по замкнутому кругу как заевший механизм, но как только центральный компьютер зафиксирует проблему, она тут же устранится. Из истории видеонаблюдения выпадет всего две-три минуты — время достаточное, чтобы незаметно проскользнуть в отверстие вентиляционной системы.
Эфа подцепила запорное устройство ключом, из открывшейся щели пахнуло прохладным воздухом. Через минуту ее уже не было в ангаре, только рядом с разобранным механизмом аккуратно лежали ненужные уже инструменты и чуть поодаль валялась рабочая сумка. Все выглядело так, будто работник прервался на обеденный перерыв, и скоро вернется на место.
[nick]Эфа[/nick][status]Диверсант Нового дозора[/status][icon]https://b.radikal.ru/b39/1901/0f/91f94de1cbd6.jpg[/icon]

+2

16

— Вы примерно моего возраста, так что и у вас было много шансов узнать что-то, чего не знаю я, и наоборот.
— Браво, браво, — Меррик поднял холеные руки и несколько раз лениво хлопнул в ладоши. — Миссис Джедайсейвер! Это конгениальнейший ход.
— Почему? — наивно спросил Арнт, который забросил датапад, как только в зале появилась республиканская делегация и уже знакомая ему джедай. Юный герцог, в преддверии расставания с матерью, так и ходил за ней хвостиком, пока Лора обменивалась любезностями с отбывающими сенаторами. Шойс следил за сыном с некоторой ревностью, однако когда в зале мрачным истуканом застыл одиозный граф со своими присными, принц не удержался от колкости в сторону де Соддо.
В первый момент появления Гражданской безопасности принц трусливо подумал, что Джанек явился не много не мало, а арестовать его прямо у трапа. Но де Соддо на принца обратил своего ледяного внимания не более, чем на пестрое насекомое, так что Шойс сразу же расслабился, то есть в его случае — стал несколько развязным и надменным.
Все представлялось очень и очень радужным. Шойс счастливо оставлял на Мандалоре целую когорту ядовитых пауков в банке («и паучиху», мысленно прокомментировал принц свои размышления), которые в этом ограниченном пространстве либо отгрызут друг другу конечности, либо будут раз за разом вонзать свои жала в противника пока кто-то не падет трупом. Но если бы можно было ставить на победителя, как на скачках, Шойс ни минуты не задумываясь, поставил бы на де Соддо, и недаром. Граф славился бульдожьей хваткой, и если записал Лору в свои враги( а другого ждать и не приходилось), то можно быть уверенным — перегрызет ей жизненно важную аорту даже если сам будет стоять одной ногой в могиле. Однако среди Новых граф не пользовался популярностью, так что даже одержав локальную победу в борьбе за влияние в Сандари, свое положение он вряд ли упрочит. Зато в нужный момент, как древнее божество с другой планеты, с Корусанта явится Шойс Меррик, чьи права на власть никто не оспорит: с учетом имени Крайз, которое носит его сын, с учетом его собственного высокого происхождения и тугих родственных связей с Алмеками.
— Потому что,  сын мой, миссис Джедайсейвер только что явила пример изящнейшего дуэльного приема, сравнимого с высоким искусством фехтования на световых мечах.
Арнт ничего не понял, но воззрился на джедая с уважением.
— Вы зря так волнуетесь, мастер джедай, — подал голос де Соддо, на миг изменив позу, то есть поменяв руки, сложенные на груди, а также выдвинув вперед подбородок, что обычно служило признаком неудовольствия. — Обвинения сняты. С вас и ваших коллег. Не правда, ли, ваше высочество?
Граф насмешливо обратился к Лоре, но герцогиня даже бровью не повела. Она озабоченно толковала с сенатором Роханвельбетом, передавая с ним на словах самые разные просьбы к семье, где будет жить Арнт с отцом.
— Ну-ну, не ссорьтесь, — развязно продолжил Шойс, увиваясь за джедаем. Обещание того «заняться охраной» наследника принц автоматически распространял и на себя, так что записал Джедайсейвер чуть ли не в личные свои телохранители.— Право, граф. У вас ведь есть другие заботы, чем участие в наших скромных проводах. Мы вас не задерживаем.
Де Соддо зыркнул на принца своим тусклым рыбьим взглядом, но промолчал.
— Ваше сиятельство, служба досмотра готова, — доложил офицер Гражданской безопасности, появившись в дверях. Джанек взглянул на хронометр, криво ухмыльнулся:
— Еще есть несколько минут, чтобы их высочества попрощались с друзьями, — бесстрастно ответил он, стараясь чтобы слово «прощаться» не звучало слишком саркастически. Эфа уже двигалась по направлению к позиции атаки: об этом сигнализировал особый сигнал наушника графа, неслышный никому кроме его самого.
[nick]Шойс Меррик[/nick][status]Его Высочество[/status][icon]http://s7.uploads.ru/0IcOn.jpg[/icon]

+1

17

Вмешательство принца Меррика, зарекомендовавшего себя... неоднозначно, заставило Джед слабо усмехнуться.
Я не волнуюсь. Я проявляю уместную осторожность, — сухо заметила она. — Каждый мой визит на эту планету заставляет меня всё больше подозревать, что где-то ведётся двойная игра. А я предпочитаю игры с полной информацией, вроде голошахмат или дежарика.

+1

18

[icon]http://s8.uploads.ru/t/ulSUT.jpg[/icon][status]ori'ramikad[/status][nick]Gett Saxon[/nick]
Взгляд Рани Дала стал еще более безжалостным. Заговорила она тихо, но не услышать ее было нельзя.
— Твое решение — признак слабости и трусости, Тея. Провалилась в яму с осиком, и хочешь сбежать в Единое Мэндо? Не выйдет! Я откажусь от тебя, ты будешь изгнана, и ты не умрешь мэндо'ад. Ты отправишься в Бездну, к презренным аруэтии. У тебя есть только один выход — исправить то, что сделала ты и твои дружки.
Выражение лица Рани чуть смягчилось, она перешла к разъяснению ситуации.
— Ты не забыла, какое звание принял Аран Рэу, когда его избрали манд'алором? Манд'алор Объединитель! Банда выродков, с которыми ты связалась, бросила вызов его миссии, разобщая наш народ. Твой долг — открыть путь к воссоединению. Алор'аан Врэн в любом случае выиграет эту войну, которую вы развязали против собственного народа. Будут уничтожены все — и лжецы, обманом втянувшие таких, как ты, в эту гнусную авантюру, и такие же, как ты, жертвы их обмана. Но ты можешь изменить многое, и ты спасешь тех, кто был обманут. Если, благодаря тебе, алор'аан Врэн сможет выйти сразу на главарей, они будут схвачены, из них вытянут списки всех членов Нового Дозора, и бойни не будет. С ними проведут работу, как с тобой, вернут на поруки кланам.
— Рани, время! — напомнил Мунин Дала.
— Помню, — отмахнулась Рани. — У тебя нет времени, Тея. У нас у всех нет. Алор'аан Врэн знает, что Новый Дозор готовит теракт против республиканской делегации. Где и когда он состоится, ему неизвестно. Если ты знаешь то, что поможет его предотвратить, расскажи немедленно. Если этот теракт удастся, Мандалор останется в одиночестве против Бастиона, а возможно, что и против Республики  тоже. Решай, хочешь ты прожить достойную жизнь, или умереть презренной предательницей, дар'мэндо.
Мунин открыл дверь, молча кивнув в сторону коридора.

— Гетт, ты уверен? — Сувар Врэн сверился с хроно и испытующе посмотрел на подчиненного.
— Да, алор'аан. Она — настоящая мэндо'ад, обманутая, но сильная и неглупая. Мать найдет для нее нужные слова.
— А если нет?
— Не возьмем качеством — будем брать количеством. Опозоримся перед респами открытой силовой операцией, в худшем случае.
— Опозоримся? Мало ты знаешь, Гетт! Эта вонючая крыса Фей'лиа ищет любого повода объявить нас варварами, подлежащими уничтожению. Именно так он и представит Сенату нашу открытую силовую операцию.
— Они идут, — доложил Гетт, бросив взгляд на экран.
Первым вошел ал'вердэ Мунин Дала, за ним Рани и Тея, когда они остановились, рука матери легла на плечо дочери. Бриика и Дан отошли чуть в сторону, держать ответ должна была одна Тея.
— Тея из алиита Дала. Я, Сувар алиит'алор Врэн, даю тебе слово чести воина и алиит'алора — сделать все возможное, чтобы остальные обманутые стали вновь частью нашего народа. Нам нужна вся возможная информация, чтобы нейтрализовать главарей. Первоочередной вопрос — Эфа. Нам стало известно, что главным исполнителем планирующегося крупного теракта является агент с таким позывным. Если тебе известно о ней хоть что-то, давай все, даже самые незначительные сведения.
Гетт Саксон бросил взгляд на Дана. Сейчас решалось, придется ли парню пережить потерю еще одного близкого человека.

Отредактировано Aran Reau (2019-02-12 08:37:58)

+2

19

Дан как никто другой ощущал крайнее отчаяние сестры. И дело было не только в том, что ее буир не оставила ей даже шанса куда-то скрыться от исполнения долга — ни на этом свете, ни на том. Сколько он ее помнил, Тея всегда была принципиальной по отношению даже к мелочам, чего уж говорить о самой возможности нарушить клятву верности Новому дозору! Дан и сам давал такую же клятву, обрекая себя в презренные изгнанники, если намеренно, словом или поступком, нанесет вред великому делу освобождения мандалорского народа! Именно в таких выражениях клятву зачитывал алор, и каждый вступающий в ряды тайной организации не мог смыть с себя позор предательства, кроме как собственной кровью.
Другое дело, что Дан вообще легкомысленно относился ко всем видам обещаний, начиная от обещания не угонять спидеры и не прогуливать занятия; так что выбирая между семьей и Новым дозором безусловно склонял чашу весов своей верности на сторону клана. Но Тея была другой!
— Эта Эфа... она же убила Джоя и Джайнга, — пробормотал Дан, но так тихо, что их услышали только его «буиры». Да еще и Гетт зыркнул на него предупреждающе, и Дан заткнулся. Тея должна была сама сделать непростой выбор.
— Если она взялась за это дело, то те аруэтиизе уже мертвы, — сурово произнесла Тея. — Эфа не знает поражений. Если все так, как вы говорите, алор'аан — они уже трупы. Мне не жаль чужаков. Я думала, что мы боремся за свободный и сильный Мандалор. Я ошиблась, но я смою эту ошибку своей кровью. Не сейчас, значит потом.
Тея подошла к терминалу — чуть сгорбившись и  стараясь не смотреть на присутствующих. Защитник, получив безмолвный приказ от начальства, беспрекословно открыл программу поиска фоторобота, девушка уверенно ввела вводные данные, и уже через несколько минут на экране возникло схематичное изображение женщины тридцати-тридцати пяти лет, бритой наголо, с ярко-голубыми глубоко посаженными глазами, четко вылепленным носом и тонким змеиным ртом.
— Это Эфа, — продолжила Тея, обращаясь в пустоту. — Класс боевого отравляющего вещества (она назвала номер из военной классификации и вид антидота). Кассета с веществом находится в особом отсеке, экранированном от сканеров. Она категорийный снайпер, вдобавок. Так что ваша делегация уже в Бездне. Или по пути туда. Нет, мне их не жаль. Но я не хочу, чтобы мандо'аде повторили мою ошибку.
Тея оглянулась на стоящих, встретилась глазами с Даном, его родителями, потом взглянула на мать.
— У нее нет левой руки до локтя. Киберпротез, — добавила девушка, возвращая свой взгляд к экрану, откуда сумрачно смотрело чуть скуластое лицо ее бывшей учительницы. Тея стояла не шелохнувшись, не обращая внимания на зазвучавшие торопливые приказы. Потом опустилась на корточки, спиной к стене и отрешенно смотрела перед собой. Рядом сел Дан:
— Тея, она убила Джоя и Джайнга, — сказал брат. — Гражбезовец, который был на станции в тот день, он все нам рассказал. Она тебя обманула. Они всех нас обманули!
— Иди к буирам, Дан, — бесцветно ответила Тея. — Я уже не мэндо. Я выродок. Если мне позволят отдать жизнь за Мандалор, я ее отдам без колебаний. Но и если побрезгуют предателем... я все равно ее отдам за нашу родину. Даже если меня расстреляют в итоге.
— Да кто расстреляет-то! — Дан потряс ее за плечи. — Мы же не аруэтиизе! И ты не предатель, а наоборот! Совсем наоборот. Ты молодец, Тея! Правда, тетя Рани?
Дан бросился к тетке, рискуя нарваться еще на одну оплеуху.
— Тетя Рани, скажите ей! Эта Эфа, она же ее специально, специально настроила против всех!
— Никто меня не настраивал, — зло крикнула Тея ему вслед. — Я сама, сама запуталась во всем этом.
[nick]Дан Дала[/nick][status]«Молодой маалрас»[/status][icon]https://a.radikal.ru/a22/1808/61/58fd66568415.jpg[/icon]

+2

20

— Госпожа Джедайсейвер, — произнес граф, снисходительно глядя на субтильную фигурку джедая с высоты своего роста. — Я вам сочувствую в вашем пристрастии к интеллектуальным играм, однако на этой, как вы изволили выразиться, планете, мы не играем в игрушки. Ни двойные, ни с полной информацией, ни с частичной. За каждым пунктом инструкций по безопасности стоит жизнь живого существа, и зачастую не одного, а целой группы. Или целого общества. Тот факт, что генерал Визсла воспользовался своими высокими полномочиями в отношении вашей делегации, не значит ровным счетом ничего. Эти обвинения были бы сняты через небольшой промежуток времени, как только моя служба получила бы исчерпывающую информацию и провела соответствующие беседы. Поверьте, такая стандартная процедура не может вызвать ни малейшего беспокойства у абсолютного большинства членов любого развитого гражданского общества, к которому себя причисляет и Мандалор.
Джанек гудел и гудел, как заряженный на полную катушку дроид-секретарь, которому приспичило обнародовать все пункты всевозможных инструкций, заложенных в его программу. Однако за этими гладкими фразами, как за  военным элементом маскировки, все больше и больше ощущалось... что-то вроде беспокойства. Джедай явно провоцировала его на то, чтобы открыться, хотя бы на миг ослабить защиту, заставить потерять самообладание. Иначе для чего нужны эти многозначительные фразы про двойную игру?

Республиканцы, следуя вежливому приглашению офицера , тем временем направились в зал досмотра. Этот зал не примыкал непосредственно к помещению, где находились сейчас Лора  и Меррик с сыном — нужно было пройти пару недлинных коридоров, по времени этот переход занимал около трех минут, да и то для очень неспешной процессии.
Часть делегации еще прощалась с Лорой, но Джанек не стал их торопить. Он вежливо поклонился джедаю, давая понять, что не намерен продолжать дискуссию; неспешно уселся на своодное место, открыл датапад. Сведения, которые сейчас передавались на его устройство, были стандартными: расположение и численность сотрудников Гражданской безопасности, технические данные из различных зон космопорта. Ярко-синим огоньком мелькнул и сразу же погас индикатор системы мониторинга воздуха, в зале досмотра отключилась система рециркуляции воздуха, перейдя на замкнутую: Эфа, как ядовитая кобра, уже встала в боевую стойку, начался обратный отсчет. Еще несколько минут, и снайпер будет на позиции атаки, а кассета с отравляющим веществом — в канале приточной вентиляции...
Джанек скользом взглянул на Меррика, который тут же засуетился и с преувеличенным вниманием занялся сыном; потом подошел к Лоре:
— Герцогиня, будет ли вам угодно вернуться в Сандари? — будничным тоном спросил он, закрывая датапад. — Мы обеспечим эскорт.
— Если вас не затруднит, граф, — равнодушно ответила Лора и тут же отошла к Арнту:
— Арчи, пожалуйста, выполняй все предписания доктора Моабу, — попросила она, обнимая сына.
Джанек, охватив подбородок рукой в кожаной перчатке, задумчиво смотрел на принца.
«Шойс сделал свое дело, Шойс может и уйти», неприязненно думал он. «Эта крыса засиделась на этом свете».
Меррик еще больше занервничал:
— Лора, Арчи, — позвал он. — Я думаю, нам уже пора идти на взлетную площадку.
— Не буду вам мешать, — смилостивился де Соддо, разворачиваясь и выходя из вип-зала.

Отредактировано Janec de Soddo (2019-02-19 20:51:27)

+2


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Змеиная охота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно