Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Forged together with one chain


Forged together with one chain

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Forged together with one chain

http://sg.uploads.ru/VgTaM.png


Дата
21.08.14

Участники
Соломон Сульт, ГМ

Место и погода
Нар Шаддаа, как обычно темно и прохладно


Описание

if I were you I wouldn't love me neither

Со смертью Рагеза д'Асты вся небывалая власть, накопленная им благодаря его сдержанной политике и нейтралитету, перешла его прямым наследницам — Фине и ее сестре-клону; однако Фина не разделяла мнение отца о Дастанском Секторе как о миноре на галактической арене, проводя чистки и укрепляя свои политические позиции, превращая аристократический олигархат в полноценную полувоенную диктатуру, готовую к экспансии. В связи с этим появилась новая проблема — живых представителей д'Аста было слишком мало для полной доминации в границах сектора и у новоиспеченной баронессы-деспота не оставалось выбора, кроме как начать по кусочку восстанавливать свою некогда большую династию...


+1

2

Соломон затянулся последний раз и медленно выдохнул клуб желтоватого дыма. Блуждающие лучи светомузыки мгновенно окрасили облако в сине-зелёные тона, прежде чем оно растворилось в воздухе, оставив после себя мягкий аромат табака. Мужчина добавил окурок к двум другим в пепельнице на столе и откинулся на мягкую спинку дивана. Он сидел один у большого круглого окна, как всегда в своём плаще. Его взгляд в который раз за вечер пробежался по просторному залу.
Сульт любил "Счастливый случай" за несколько особенностей, которые выделяли его на фоне бесчисленного множества клубов и баров Нар-Шаддаа. Во-первых, тут почему-то всегда было идеальное количество посетителей. Он никогда не был забит до отказа, когда ты не чувствуешь вокруг себя ничего, кроме зловонного дыхания и пота окружающих. "Случай" никогда и не пустовал. Гости занимали практически все столики, но при этом у каждого хватало личного пространства. Прекрасный баланс.
Во-вторых, Сол ценил это место за его спокойствие. Бар находился в относительно приличном районе мегаполиса. Это заведение не было каким-то клоповником, куда пускали всех без разбора. Здесь не встретишь грязных оборванцев с улицы, которые только и норовят залезть тебе в карман. Не будет и воинственных кретинов, которые за любой "не такой" взгляд будут хвататься за бластеры. От первых прекрасно защищала не самая скромная входная плата, а от вторых — парочка катаров-громил с металлоискателями на входе, которые изымают весь опасный для посторонних инвентарь. "Никакого чёртового оружия" — наверное, самое главное правило "Счастливого случая". Голограмма из этих трёх слов, повторённых на общегалактическом и нескольких наиболее распространённых языках, встречает всех посетителей ещё раньше, чем это делает вооружённая охрана. Все изъятое они помещают в специальное хранилище, где сейчас лежали и вещи Соломона. Он помнил, как неуютно ему было тут первый раз без пушки. Но владелец заведения, степенный панторанец, очень сильно дорожит своей репутацией, поэтому не скупится на поддержании порядка. Любые конфликты довольно жёстко пресекались охраной, которая не ограничивалась парочкой на входе.
Ни и в-третьих, Сульту просто тут нравилось. А с картой "VIP-клиента", как у него, можно и вообще получить полное обслуживание. Да, не дешево, но  оно того стоит.
К слову о деньгах. Не сказать, чтобы они подходили к концу, но новых заказов не было уже довольно давно. Ещё неделя и придётся не ждать, а суетиться самому. В прочем, мужчина не переживал. На любой планете, тем более на Нар-Шаддаа, найдутся те, кому понадобятся его услуги. Сол уже давно понял, что никто не любит решать проблемы самостоятельно. Все стремятся перекинуть их на других, не напрягаться, не пачкать руки... Может быть, оно и к лучшему — у него всегда будет работа. За годы наёмничества Соломон сумел заработать определённую репутацию, так что все чаще и чаще не он искал заказчика, а заказчик искал его самого. Работа могла подвернуться в любой момент, хоть сегодня вечером. Возможно, прямо сейчас к его столику вот-вот подойдёт кто-то с интересным предложением.
Его взгляд задержался на танцовщицах-тви'лечках, завернутых в полупрозрачные обрывки ткани. Они плавно двигались на специальных платформах, и приглушённое фиолетовое освещение "Счастливого случая" и светомузыка придавали их гладкой коже необычный оттенок. Немного полюбовавшись, Соломон лениво перевёл взгляд с танцовщиц. К ним он ещё сегодня непременно вернется. Но сейчас его больше интересовала местная публика.
Была ещё одна причина, почему Сульт очень любил всевозможные клубы, бары, пабы и прочие увеселительные заведения. Наполовину зелтрон, он получал неимоверное удовольствие, когда вокруг него бушевали эмоции окружающих. Радость, разочарование, похоть... Эмоции посторонних возникали в его голове обрывочными картинками, смутными ассоциациями. Сол всегда придавал каждой свой цвет. Слева до него донёсся золотистый смех и веселье. Он посмотрел в ту сторону. За одни из столиков сидела компания людей из четырёх человек, и один из которых активно жестикулировал. Судя по общему настрою, рассказывал какую-то забавную историю. Вот только к всеобщей желтизне примешивалось тягучее, изумрудно-зелёное чувство. Парень напротив рассказчика неимоверно завидовал ему, несмотря на широкую улыбку на лице. Сульт усмехнулся. Ему всегда нравилось разгадывать чужие потаённые чувства и беззастенчиво в них копаться. Это придавало чувство превосходства. Окружающие часто представлялись ему несмышлеными нашкодившими детьми, которые пытались наивно спрятать свой проступок от него, взрослого. Нет, от Сола было гораздо труднее что-либо утаить.
Например, совсем молодой тогрут в дальнем углу, едва переступивший порог совершеннолетия. Похоже, он в первый раз посетил "Случай". От него так и несло тошнотворно-фиолетовым волнением. Тогрут постоянно ерзал, словно никак не мог занять удобное положение, и оглядывался на окружающих. "Случай" не просто обычный бар, а заведение приличное. Сульт мог предположить, какие мысли его посещают. "Замечают ли меня, что обо мне думают? Может быть, считают, что мне тут не место?" Парень переживал. А ещё, где-то внутри него разрасталось пульсирующее возбуждение, на грани оранжевого и красного. Ещё бы, одна из платформ с танцовщицей находилась совсем близко к нему. Но тогрут старался сделать непринуждённое лицо. "Нет, вы что, эта женщина интересует меня не больше, чем все остальное". Его взгляд бесцельно блуждал по залу, раз за разом словно невзначай останавливаясь на синекожей красавице. Он очень хотел, но не мог позволить себе просто взять и смотреть на неё. Тогда другие посетители наверняка подумают, что он не серьёзный мужчина, а какой-то мальчишка с недотрахом, словно в первый раз увидевший женщину. Такое допустить нельзя.
Соломон хмыкнул себе под нос. Подобные истории он мог рассказать практически про каждого гостя. Конечно, мысли читать он не умел, но эмоций и поведения иногда хватало, чтобы уловить общий смысл происходящего в их голове. Большие, маленькие, ползающие и летающие... Все виды рас разные, но эмоции у всех одинаковые.
Соломон в очередной раз подумал о гостях "Счастливого Случая". Возможно, кто-то из них принесёт ему сегодня работа, а возможно — развлечение и интересные эмоции. Кто знает. Остаётся только расслабиться и ждать, ведь ещё вся ночь впереди.

+1

3

Вошедшая в бар женщина мало чем выделялась от других, не считая превосходной, почти идеальной внешности. Длинные вороные волосы контрастировали с обтягивающим привлекательные, округлые формы белым комбинезоном. Такие женщины — явление приятное, но не удивительное. В век современных технологий кто угодно мог переправить себе внешность, добавить округлостей, рельефа или избавиться от пары лишних килограмм так, что никто не заметит. И это не считая прорвы рас-оборотней, которые меняют цвет волос одной только силой мысли!
Поэтому каждая третья, если не вторая женщина галактики выглядела примерно также.
Если бы не один забавный нюанс...
Вошедшая женщина двигалась как акробатка — порхая над полом, почти не касаясь его пальцами своих ног. Это заметили те, кто сумел оторвать взгляд от ее привлекательных форм. Но еще больше подметили те, кто имеет опыт в сфере военного ремесла — одну из своих рук эта дама, даже при отсутствии пистолета, как бы ненавязчиво держит прижатой к своему боку, где обычно у контрабандистов и бандитов всех мастей висит кобура.
На секунду остановившись в центре зала, она огляделась в поисках свободного места, и, найдя таковое за столом напротив Соломона, направилась к нему. На ее губах не исчезала милая приветливая улыбка все то время, которое она двигалась к намеченному ею лежбищу.
Здесь не занято? — Поинтересовалась она. Не дожидаясь ответа она села на мягкий диван напротив Сульта, закинув ногу на ногу. Группа из четырех людей преследовала ее взглядом, пока она не обернулась и недвусмысленно не взглянула на них, без лишних слов призывая их отвернуться к чертовой матушке и продолжить заниматься своими делами.
Затем, снова повернувшись к Соломону, она вернула на лицо милую улыбку.
Это хорошо, что я нашла тебя здесь, в заведении, где нет оружия, — призналась женщина честно. — Меня зовут Фрида. Я представляю дом Виго.
Пару секунд она помолчала, позволяя Соломону осознать происходящее. Дом Виго — один из аристократических Домов Дастанского Сектора, поддерживающий гегемонию д'Аста на протяжении многих сотен лет.
Перед тем, как эта ситуация обострится до немыслимого предела, я обязана сообщить, что твоя тетя обрела полноценную власть баронессы. И она была бы рада видеть тебя назад. — Женщина улыбнулась чуть шире. В этот момент Соломон мог осознать, что ее мысли и чувства ему недоступны. Будто перед ним сидит не человек, а кусок камня без признаков жизни. — Прости, что так быстро и резко. Ты не первый, кого я возвращаю из затянувшегося "отпуска", так что я знаю, чем это обычно заканчивается.

[icon]http://sg.uploads.ru/nXi6O.png[/icon][nick]Фрида де Виго[/nick]

+3

4

На вошедшую в бар женщину Соломон сначала не обратил практически никакого внимания. Просто ещё одно лицо в толпе. Но довольно быстро стало ясно, что направляется она именно к нему, и наёмник присмотрелся получше.
Определённо, ей бы больше подошло находиться не в зале, а на одном из помостов вместе с танцовщицами. Длинные чёрные волосы обрамляют красивое лицо, привлекательная фигура... Вся эта прелесть обтянута комбинезоном, который выгодно подчёркивает все округлые прелести... Она словно сошла с обложек людских журналов. "Ну привет", — довольно протянул он в своей голове.
Но все-таки было в ней что-то настораживающее. Сульт не дожил бы до своих лет, если бы вид сисек в спандексе блокировал его чувство самосохранения. Во-первых, она как-то странно двигалась. А во-вторых, её рука держалась у пояса, как будто не могла нащупать чего-то привычное. "Оружие? — предположил он, — ну-ка..." Мужчина "потянулся" к чувствам незнакомки, и в голове у него зазвонил тревожный колокольчик. От неё не шло никаких эмоций. Вообще. Как если бы на него надвигалась бетонная стена. Не было ничего, даже спокойствия или уверенности. А Соломон очень не любил, когда он не мог "прочитать" собеседника. Тем не менее, он вида не подал и натянул на лицо дружелюбную улыбку.
— Здесь не занято?
— Пожалуйста, — он жестом предложил ей присесть и замолчал. Ей определённо что-то было от него нужно, вот пусть и выкладывает. Мужчина даже действительно хотел её выслушать. Столь интересный субъект наверняка должен и предложить что-то необычное.
После её слов осталось только желание свернуть ей шею и скрыться в неизвестном направлении.
Как только он услышал фамилию Виго, его внутренний колокольчик тревоги превратился в полноценный колокол. В памяти всплыли редкие разговоры с отцом о его родственниках. Сульт знал не много об этом доме, только то, что он как-то связан с Д'Аста. А как только Фрида произнесла слово "тётя", последние его надежды на случайное совпадение рухнули. Все-таки нашли. Спустя 32 года кто-то все-таки вспомнил, что он — Д'Аста. С чего вдруг, почему только сейчас? Со слов Фриды, тётя стала баронессой. Фина подчищает потенциальных соперников за власть? Но Солу казалось, что за это время он итак дал ясно понять, что не заинтересован в политической и финансовой делёжке. Вопросы зажужжали в голове пчелиным роем, но не было времени искать на них ответы. Прежде всего, нужно что-то решать с Фридой, и срочно. Однако внешне он этого старался не показывать — весь её монолог Соломон просидел с рассеянной улыбкой выражением легкого замешательства на лице.
Чтобы выиграть немного времени на раздумья, наёмник опустил руку в карман плаща и вытащил пачку сигарет с зажигалкой. На всякий случай, без резких движений, а то кто её знает. Девушка не выглядела бойцом массового поражения, но галактика, с её разнообразием рас и технологий, уже давно научила не доверять внешнему виду.
— Честно сказать, я озадачен, — немного невнятно пробормотал он, раскуривая сигарету. — Я Соломон. Приятно познакомиться, — Сол выдохнул дым. Привычный запах табака словно добавил ему уверенности и успокоил. Нужно вести себя как обычно, нельзя подавать виду, что новости встревожили его. Здесь, в баре, у него есть небольшое преимущество — если начнётся конфликт, охрана обязательно вмешается. Возможно, уход в отказ и непонимание спровоцируют её на более активные действия. Он устроился на диване поудобнее и положил свободную руку на спинку. Вновь "потянулся" к её эмоциям. Все та же стена.
— Думаю, ситуация совсем не обострится, потому что ты меня с кем-то явно путаешь. Не удивительно, на одной только этой планете дохреналлион людей,  что уж говорить вообще, — Сульт неопределённо махнул рукой и затянулся. — Давай объясню. Прежде всего, при всем уважении, я абсолютно не представляю себе, что это за дом Виго, и почему я должен его знать. А выражение лица у тебя было именно такое. Затем, что, прости? Моя тётя — баронесса? Может, я ещё и наследник какого-нибудь гигантского состояния? А что, звучит неплохо — Сол усмехнулся. — Мы точно в реальности, а не в каком-нибудь дешёвом фильме для подростков? Ребёнок из бедной семьи неожиданно узнает, что у него есть богатые родственники, с которыми его разлучили в детстве... Ну, ты знаешь, как это бывает. Правда, ты опоздала с этой новостью лет так на пятнадцать. В сказки уже не верю. Да и в то время я бы предпочёл что-нибудь вроде "Ты волшебник, Соломон", а не "Ты — племянник баронессы", — он тихо хохотнул и вновь выдохнул желтоватый дым. Его тон был насмешливым, а весь вид выражал дружелюбие, но мужчина был настороже. Он внимательно смотрел на женщину и был готов к любому повороту событий. Зря она так поспешила и вывалила на него все свои карты. Стоило подождать, втереться в доверие. Например, прикинуться шлюхой или банально завести знакомство. Вариантов масса, но она выбрала не самый удачный. Теперь Сол будет настороже. "— Либо дилетантка, либо слишком самоуверенна", — решил он. Но и в том, и в другом случае не было повода расслабляться.
— Ладно, теперь без шуток. Я местный и действительно в первый раз слышу фамилию Виго. Тети, баронессы, а тем более тети-баронессы у меня никогда не было. О, зато есть дядя. Ну как есть, был. Он напился и свернул шею, упав с лестницы. Кажется, мне тогда было лет десять... — Сол задумчиво посмотрел в сторону, параллельно оценивая обстановку в зале. Похоже, Фрида пришла сюда одна, но не факт, что снаружи её не ждёт подкрепление. Охрана на своём обычном месте, на них внимания особо никто не обращает. Только из компании людей слева то один, то другой нет-нет, но покосится в сторону черноволосой красотки. Сульт вновь перевёл взгляд на собеседницу. — Ты меня с кем-то перепутала, дорогуша. Но я даже рад, что это произошло, — он чуть склонил голову на бок и очаровательно улыбнулся. Интересно, она рассчитывала, что Соломон попытается сразу же улизнуть или избавиться от её компании? А что она будет делать в противном случае? Мужчина взял со стола пачку сигарет, открыл её и протянул Фриде. -М-м-м? — вопросительно промычал он и выпустил дым из лёгких. — Раз уж мы здесь, может, я могу тебя чем-то угостить?
"— Прячешь свои эмоции, м? А что насчёт этого?" — мгновение, и Соломон выпустил в воздух феромоны, направив их на девушку. Пока что немного. Достаточно, чтобы подразогнать кровь, слегка ускорить сердцебиение. В сознании, в самой его глубине, промелькнёт одна-другая нескромная мысль. И самое главное, что взять себя в руки и успокоиться не получится, пока цель попадает под воздействие феромонов. Была в этом фокусе и ещё одна очень важная деталь. Сульт не сделал ничего, не пошевелил и пальцем, не изменился внешне. Заметить такое воздействие со стороны невозможно. По крайней мере, без специального оборудования.
Естественно, это была не максимальная «мощность». Торопиться не стоило. Ему было крайне любопытно, как эта "бесчувственная" отреагирует. Но дело не ограничивалось только научным интересом. Физическое возбуждение — отличный отвлекающий фактор. Соломон выжидающе смотрел на Фриду, ожидая её ответа или реакции.

Отредактировано Solomon Sult (2019-10-21 02:48:31)

+1

5

Мы не спускали с тебя глаз с того момента, как ты поступил в учебку, — отрезала прохладным тоном Фрида, не ответив на вопрос Соломона. Де Виго никогда не отличались излишней вежливостью и обходительностью, в отличии от тех же Мартенов или даже Серенно. Известные как верные поборники режима д'Аста, Виго издавна занимают большинство постов в военных и разведывательных структурах. Фрида не нарушала традиций, а потому собиралась вернуть Соломона домой даже если придется сломать ему обе ноги. Он это чувствовал. Но не в ее голове, которая оставалась для него недосягаемой, а в необъяснимом, странном напряжении воздуха, который, кажется, даже начинал вибрировать вокруг.
И поэтому я понимаю тебя. Очень хорошо понимаю. Но, прошу, не заставляй меня начинать драку. Скорее всего нам предстоит работать вместе, и я не хочу иметь за спиной врага. Отпустить я тебя тоже не могу, потому что в лучшем случае меня просто лишат должности. А в худшем —— я не хочу знать пределов фантазии твоей тети.
Лениво и вальяжно Фрида закинула обе ноги на стол перед собой, облокотившись обеими руками на спинку дивана. Даже если выброшенные в воздух феромоны подействовали на нее, заметно это не было. Судя по всему сидящая перед Соломоном женщина обладает либо титаническим самоконтролем, либо банальной невосприимчивостью к подобному воздействию.
Поэтому давай-ка ты сам придешь на Нез Перон, скажешь это все своей тете, присядешь на гранатомет и полетишь куда подальше. Меня это не касается.

[nick]Фрида де Виго[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/nXi6O.png[/icon]

+1

6

Наемник вздохнул и убрал пачку сигарет в карман плаща. Он был... разочарован. Сол тут шутки с ней шутит, истории придумывает, а ей начхать. Могла бы и подыграть, хотя бы для вида. Впрочем, сейчас было не до веселья. Фрида могла видеть, как улыбка медленно сходит с лица Соломона, и он становится серьёзным. Неужели это правда, и за ним следили практически всю его взрослую жизнь, наблюдали за каждым его шагом с 17 лет? Ему совсем не понравилось эта мысль. Звучит как бред законченного параноика. Сульт почувствовал себя подопытным под микроскопом. Мужчина повёл плечами, сбрасывая это неприятное чувство. Не стоит преувеличивать. Д'Аста могли позволить себе многое, но вряд ли кто-то сидел и 24/7 целенаправленно отслеживал его похождения. Максимум, они знали его примерное расположение и род занятий. Да, никаких подробностей. В его жизни было немало моментов, которые не предназначались для посторонних глаз, такими они и останутся. От осознания этой мысли стало чуть легче, и мужчина затянулся сигаретой.
К слову о его похождениях. Получается, им было известно о его дезертирстве? А знают ли они о его других... проступках, назовём это так? Если знали, то ничего не сделали? Не было до него дела? Хорошо, что тогда изменилось, что он им резко понадобился? Наверняка найдутся те, кого бы польстило такое внимание со стороны одного из самых богатых и влиятельных семейств. Но Соломон не собирался лезть в это осиное гнездо. Недаром он отказался от своей фамилии. Для Д'Аста он был никем, лишним ртом с потенциальной претензией на большие деньги. Такого проще прикончить, чем выслушать. По крайней мере, сам Сульт поступил бы именно так.
— Следили за мной, да? — Сол задумчиво побарабанил пальцами по столешнице. — Хорошо. Моё официальное звание? Во сколько лет и где я начал курить? Имя моего первого сына? — он вопросительно поднял бровь и замолчал, давая Фриде время на раздумья. — А вообще, можешь не отвечать. Работать с тобой,  да ещё и на "тётю", — Сол старательно выделил это слово в речи и изобразил пальцами кавычки, словно все ещё придерживаясь версии, что не знает, о ком речь, — предел мечтаний. Что же ты раньше не сказала? Поднимай свою симпатичную задницу, пойдём, корабль ждёт! — он изобразил бурное оживление, а затем резко стал серьёзным и развёл руками. — Неужели ты рассчитывала на такой ответ? Дорогуша, если ты действительно так прекрасно меня понимаешь, попробуй понять и следующее... А ещё лучше, представь себя на моём месте. Я — наёмник. Думаю, ты представляешь, сколько потенциальных врагов, соперников и прочих недоброжелателей может принести такая работа. И вот к тебе приходит незнакомый человек, с какими-то мутными обрывками информации от ещё более мутных "якобы" родственников и зовёт пойти куда-то вместе с ним, — Соломон сделал паузу и докурил сигарету, пока Фрида оценивала всю абсурдность услышанного. — Нелепо звучит, правда? Так вот, если вы следили за мной, ты должна понимать, что я отвечу. Дорогуша, я никуда не пойду с тобой, — его голос был негромким, и в нём отчётливо прозвучали угрожающие нотки. Взгляд Соломона опустился на ноги девушки, которые она закинула на стол. Он медленно, показательно поднял руку и потушил дымящийся бычок о подошву её ботинка. — Обычно в этот момент я посылаю собеседника на хер. Но ты мне нравишься, поэтому пока что я этого не сделаю. И даже подскажу тебе кое-что: я очень не люблю, когда мне угрожают, даже завуалированно. Поэтому постарайся избегать этого впредь, пожалуйста, — он хмуро посмотрел ей в глаза. — Я не враг тебе, не хочу им становиться, и мне даже немного жаль, если тебе прилетит за мой отказ, но я все сказал.
Фрида вела себя так, словно могла свернуть Соломона в калач одной рукой. Стоит ли говорить, как его это раздражало. Нет, она не была дилетанткой, он это уже понял. Дилетантки так себя не ведут. А вот дуры — да. А ещё так ведут себя те, кто может себе это позволить. И, к сожалению, Фрида вряд ли попадала в первую категорию. От неё повеяло угрозой, серьёзной угрозой, и все нутро Соломона буквально вопило, что пора сматываться. Но он не мог просто так встать и уйти, она ему не позволит. Напряжение над столом можно было пощупать руками. Сол не знал, на что она способна, да и желания проверять не было, но и не собирался сдаваться так сразу.
Воздух наполнился новыми феромонами. Их было значительно больше, чем прежде, и все они были направлены на неё. Пока что все усилия Сульта не имели никакого внешнего эффекта, однако он не терял надежды. Должно же быть что-то, хоть какое-то проявление. Легкий румянец на щеках, блеск глаз, что угодно. Это же чёртова биология! Фрида может сколько угодно думать о мертвых выпотрошенных котятах и вывернутых наизнанку сгоревших енотах, но её собственные мысли не должны влиять на состояние. Феромоны работают в первую очередь с телом, наёмник на своём опыте знал, какого это. Такое возбуждение не спрашивает разрешения, ему плевать, о чём ты думаешь, хочешь ли ты его или нет — мозг просто не в состоянии остановить запустившиеся процессы в организме. Его феромоны были способны взбудоражить даже полуразумную лужу слизи с далёкой планеты, что уж говорить о человеческой самке.

+2

7

Тяжело вздохнув, Фрида закатила глаза. Левую руку она подняла повернутой ладонью к Соломону, мол, никакой угрозы, а второй неспешно потянулась к магнитному поясу, с которого сняла небольшое устройство, металлический блинчик, размером чуть больше монеты. Это был голопроектор — самое простое, надежное и распространенное устройство связи на всем Известном Космосе.
Положив голопроектор на стол, она снова откинулась на спинку дивана, вальяжно разложив руки по спинке дивана и закинув одну ногу на стол.
Ну, ладно. — Она шмыгнула носом. — У каждого уважающего себя игрока в пазакк за пазухой есть уравнивающая карта. Вот моя.
Спустя секунду после ее слов, из центра маленького устройства вырвался фонтан голубых полупрозрачных частиц. Издавая тихое механическое шипение, масса частиц сформировалась в кучки, а затем в осмысленное изображение объемной фигуры.
Женщина, "выскочившая" из голопроектора наверняка была знакома Сульту. Свою тетю он видел очень много лет назад, да и то от силы несколько раз, а потом пару раз по голонету, когда она мелькала в новостях. Тогда, раньше, она была пай-девочкой, идеальной папенькиной дочкой, которая выглядела примерно соответствующе занимаемой ей иерархической ячейке. Теперь же она значительно изменилась. Стала шире в плечах — как минимум, да и стесняться своих округлых телес, судя по черному платью с глубоченным вырезом, перестала.
Фина окинула полупрезрительным взглядом Фриду, которая кивнула на Соломона, а затем перевела этот же недовольный взгляд на своего племянника.
Соломон? Чудно. — По-деловому скупо бросила она с каменным лицом. — Собирай вещи и вылетай. Я жду тебя на Нез Пероне. Это очень важно.

+3

8

С этой Фридой определённо что-то было не так. В другой ситуации, будь на её месте нормальная женщина, феромонов Сульта уже бы хватило, чтобы она нервно скрещивала ноги и тёрла бёдра друг о друга. Но сейчас он смотрел на де Виго и не видел ни следа даже малейшего возбуждения, только тонну самоуверенности. Соломон едва слышно хмыкнул и поиграл желваками. Где-то внутри скреблось нарастающее раздражение. Нет, ему абсолютно были не нужны её мокрые трусики. Мужчину выбешивал сам факт, что его усилия пропадали напрасно. Он не мог уловить ни отзвука её эмоций, не мог, видимо, воздействовать на неё и с помощью своего зелтронского наследства. Хотя теперь все вставало на свои места. Если они за ним следили, могли и знать о его навыках. Специально выбрали такого переговорщика, к которому он не сможет подкопаться. А может, её чем-то обкололи... Или... она фригидна. Он повнимательнее присмотрелся к женщине. Возможно, у таких дам с ледяным сердцем и железной вагиной как раз и нет никаких эмоций в принципе.
"— Фригидная Фрида. Ха", — без особого веселья подумал Сол. Это звучало бы почти как шутка, если бы его жизнь прямо сейчас стремительно не катилась под откос.
Голопроектор ему не понравился сразу. Сол нахмурился, не отрывая от него взгляда. Он даже упустил из вида тот факт, что Фрида снова проигнорировала большую часть его слов. Сердце стремительно набирало обороты и глухо отдавалось в висках. Ещё до того, как перед ним сложилось изображение, он уже догадался, кого увидит. И предчувствие его не подвело.
Это точно была Фина. Он не видел её уже очень много лет, но все равно узнал, хоть это и было непросто. Складывалось впечатление, что она как бабочка сбросила свой надоевший кокон тихой и послушной девочки, прежде чем превратиться в эту холодную и вызывающую женщину, что смотрела на него сейчас. В ней определённо что-то было. Однако её внешность сейчас не имела для Соломона никакой сути. В его голове мелькнула и тут же заглохла мысль о подставе. Нутро подсказывало, что все по-настоящему.
Вместе с этой мыслью сердце пропустило один удар и рухнуло куда-то в бездну. По спине пронёсся холодок. Это не шутки, не попытка устрашить его или взять на понт, это реальность. За ним действительно пришли. Мужчина шумно выдохнул носом, а его рука непроизвольно потянулась к карману и сжала там пачку сигарет.
Пауза затягивалась. Сульт не сводил взгляда со своей тёти, словно надеялся, что она исчезнет в любой момент. Наконец, он разлепил засохшие губы и медленно проговорил:
— Госпожа Д'Аста, — он очень осторожно подбирал слова. Сол совершенно не представлял, как к ней сейчас следует обращаться, поэтому выбрал нечто нейтральное. Из его голоса мгновенно пропала вся ирония. — Я... Признателен вам за ваше внимание. И хочу вас заверить, что бы ни происходило, у меня совершенно нет никаких претензий или негатива к вашей семье. Меня все устраивает, — мужчина посмотрел в сторону и заметил, что другие посетители "Счастливого случая" нет-нет, да обращают внимание на изображение величественной особы в голопроекторе. — Кажется, мне пора за своими вещами, — наёмник холодно кивнул Фриде сквозь проекцию и снова обратился к Фине. — Моё почтение, — он куда уважительнее, но без унижения, склонил голову, встал из-за стола. Сол не стал дожидаться реакции де Виго. Он поднял руку, привлекая к себе внимание охранника, и быстро зашагал в его направлении.

+2

9

Через несколько минут Фрида и Соломон встретились у входа в бар.
Я думала, что все будет сложнее, — хмыкнула женщина с присущим ей отсутствующим, скучающим выражением на лице. — Спасибо.
Получив у охранника сбрую с пистолетом, она неспешно обвязала себя многочисленными кожаными ремнями и патронташами. Последним этапом был металлический наруч, надетый ею на правую руку, являющийся ничем иным, как генератором персонального щита. Сняв с крючка у входа длинный плащ, она кивнула на дверь, приглашая Соломона проследовать за собой.
У входа в бар было темноте и тихо. Полукруглая открытая платформа простелилась на полсотни метров во все стороны от входа, обрываясь панорамой шумного, душного Нар Шаддаа. Несколько крупных аэрокаров зависли в полуметре над земле, дожидаясь своих пилотов.
Почти сразу после того, как Фрида и Соломон вышли наружу, на платформу перед баром приземлилось еще три спидера, откуда выпрыгнула дюжина вооруженных головорезов.
Опытный взгляд быстро отметил самые опасные цели. Из всей дюжины только половина в броне, из них еще только половина с повторителями.
Приехали, — негромко проворчала де Виго, положив руку на бластер.
Фрида! — Прохрипел массивный виквай с трехствольным бластерным пулеметом в руках. — Когда мне сказали, что на Нар Шаддаа ступила де Виго, я сразу подумал о тебе, хоть, ведь, и не поверил сперва! А ты всех обдурила и действительно высунула нос с Ботаджефа, хитрая мразь.
Упомянутая Фрида не изменилась в лице ни на мускул. Удивительное безразличие или самообладание. Или и то, и другое.
Иди отсюда, щенок. — Виквай усмехнулся и вызывающе кивнул Соломону. — Это касается только нас и твоей подружки, которую мы сейчас как следует натянем, — он перевел взгляд обратно на Фриду. — Правда, пташка? Как Черные натянули твою баронессу пару годиков назад.
Впервые за весь разговор Соломон почувствовал, как в де Виго вспыхнул гнев. При этом единственное, что изменилось в ней — это уголок ее губы, который дернулся вверх в полупрезрительном выражении.

!

[nick]Фрида де Виго[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/nXi6O.png[/icon]

+2

10

Конечно же, Фрида и не думала отставать. Соломон ожидал, что его вот-вот схватят за руку и потребуют объяснений, но этого, к сожалению, не произошло. Мужчина не оборачивался, но чувствовал, что посланница Д'Аста идёт следом за ним. А ведь изначально задумка была не так плоха. Спровоцировать её, заставить применить силу, выставить агрессором и заручиться поддержкой охраны. Но её звонок Фине спутал все планы. Сульт больше не мог сидеть на месте и болтать. В голове уже складывался новый план.
Фрида догнала его у выхода. Он ничего не ответил на её благодарность, только неопределённо кивнул головой, закрепляя на поясе кобуру с бластером. Удивительно, но ему позволили спокойно забрать своё оружие, хоть внимательный взгляд де Виго и сверлил ему спину. Бластер, шоковый стержень, виброкастеты — все на месте. Последнее крепление было застёгнуто, и длинные полы потёртого плаща скрыли небольшой арсенал от любопытных глаз.
Вечерний воздух Нар-Шаддаа трудно было назвать свежим. Сульт вдохнул полной грудью. Ну вот и все. Как бы пафосно это не звучало, но совсем скоро его жизнь изменится раз и навсегда. А все лишь потому, что кто-то не вовремя вспомнил о его существовании. В руках Сола снова возникла пачка сигарет. Сделав первую затяжку, он покосился на Фриду.
"— Сейчас или никогда", — подумал Сульт, как вдруг де Виго произнесла:
— Приехали.
Наёмник огляделся по сторонам. На площадке перед "Счастливым случаем" они были больше не одни. Его пальцы коснулись рукояти бластера, пока взгляд метался от одного головореза к другому. Повезло или нет?
Встреча была не случайной. Между Фридой и новоприбывшими явно остались незаконченные дела. И впервые за весь вечер Соломон вдруг почувствовал сильную вспышку эмоции от женщины. "— Очень интересно..." Он переводил взгляд с де Виго на главаря, судорожно соображая.
— Хотите натянуть её? — Соломон осклабился, "проглотив" оскорбление, и кивнул в сторону Фриды. — Горячая, правда? Мне вот она не дала, — он хмыкнул, изобразив на лице показное сожаление, и затянулся. Важна была каждая секунда выигранного времени. Сигаретный дым неспешно растворился в душном воздухе. В это же мгновение головорезы должны были ощутить первое влияние феромонов. Соломону непросто было воздействовать сразу на двенадцать человек, да ещё и на открытом пространстве. Но это компенсировалось тем фактом, что ребята сами прекрасно накручивали себя. Он старательно "прыгал" из одной головы в другую, настраивая их эмоции на нужный лад. Смутные картины, образы. Поверженная де Виго в разорванном комбинезоне. Удовольствие и упоение своей победой. Шаг за шагом, крупица за крупицей он расшатывал их сознания, стараясь лишить их концентрации и настроить отнюдь не на боевой лад. Мужчина посмотрел на виквая, медленно убрал руку с бластера и показал раскрытую ладонь в жесте мира. — Что ж, удачи. Может, вам повезёт больше, — Сол повернулся к Фриде, — Прости, дорогуша. Не мои проблемы.
Сульт обвёл банду взглядом и боком, не поворачиваясь к ним спиной, отступил назад к бару. В голове была только одна мысль, надежда, что Фрида не бросится за ним прямо сейчас. Его рука была готова в любой момент метнуться к кобуре.

+2

11

Совместный пост
Фрида едва-слышно, недовольно хмыкнула, но не одарила Соломона даже быстрым, скользящим взглядом — все ее внимание оказалось прикованным к викваю и его банде, так, будто она полностью уверена, что Сульт не ударит ей в спину.
Где-то позади в рядах уголовников послышались довольные смешки. Судя по всему слова дружка Фриды они восприняли с позитивом.
— За живую де Виго зайгеррианцы заплатят не сотку, а весь миллион, — хохотнул победоносно виквай. — Ты в меньшинстве, моя дорогая.
— Ну ладно... Я сдаюсь.

Медленно Фрида потянулась к кобуре на своем поясе и кинула бластер на землю. Затем также неспешно подняла руки вверх.
На несколько секунд на платформе воцарилась неловкая пауза.
— Теряешь хватку. Даже не покажешь, чему вас учат на Ботаджефе? — Виквай выгнул бровь. — Вот так просто?
— Да нет конечно.
Соломон почувствовал, как на его поясе задергался шоковый жезл. Спустя секунду, издав тихий шипящий звук, жезл вылетел из креплений. Еще секунда — и холодный металл пронзает горло виквая.
— Джедай! Она джедай!
Вопли ужаса прозвучали в унисон с кваканьем и бульканьем бластерных снарядов. На посадочной платформе началось форменное светошоу — полетели красные, зеленые и желтые сгустки смертоносного газа тибанны. Наемники не стали разбираться кто есть кто — нашпиговать решили как Соломона, так и Фриды, которая предусмотрительно прикрылась массивной бронированной тушей еще теплого виквая.

Сол понимал, что столкновения не избежать, но он искренне надеялся, что к его началу уже будет в укрытии. Но, увы, его надеждам не суждено было сбыться. Ему осталось только выругаться сквозь зубы, пригнуться и рвануть ко входу в бар. Выхватив бластер из кобуры, наёмник выстрелил несколько раз на бегу. Ему удалось попасть в парочку замешкавшихся нападающих. Один из них закричал и схватился за простреленное плечо, другой же молча рухнул с ровной прожженной дырой в голове. Ответные выстрелы не заставили себя ждать, и Сульт согнулся ещё больше, непроизвольно прикрыв голову одной рукой. Один из снарядов пролетел совсем близко от его лица, мужчина даже почувствовал его жар, но, к счастью, угодил он не в него, а в стену бара. В разные стороны разлетелся сноп искр, запахло палёным, и голографическая вывеска замигала и погасла.
В это же мгновение Соломон достиг своего укрытия. Врезавшись плечом в дверь, он ворвался внутрь "Счастливого случая". Охранники, привлечённые шумом, уже были у входа, и им явно не нравилось, что кто-то посмел портить имущество их работодателя.
— Там... Они... это... Напали... — делая страшные глаза, захватывая ртом воздух и всячески изображая из себя перепуганную жертву, Соломон схватил одного из них за плечи. Катар вырвался из его рук, отпихнул в сторону и выглянул из дверей.
За Фриду Соломон не переживал. Адепт Силы сумеет за себя постоять. "— Сила, значит..." Теперь все встало на свои места.
Пристроившись за плечом охранника, Соломон выстрелил несколько раз в наёмников из дверей.

Как только Соломон протянул пистолет из-за плеча охранника, тот легким, ненавязчивым движением вывернул руку наемника, отчего тот выронил пистолет.
Стрелять из демилитаризированного заведения на улицу, да еще и из-за спины охранника, на что же надеялся Соломон?!
Фрида, тем временем, спрятавшись за черно-бело-желтым аэрокаром такси методично и метко отстреливала рецидивистов. Один за одним, они падали на платформу с крупными ожогами на ногах, плечах и руках; несмотря на свою злость, де Виго старалась не стрелять насмерть. Может в этом виновато ее воспитание, а может нежелание отчитываться перед хаттами за кучу трупов у порога респектабельного заведения.

— Чёрт, я понял, отпусти меня! — Сульт несколько раз дернулся, пытаясь освободиться от хватки охранника.
— Только попробуй ещё раз... — угрожающе прошипел вышибала и медленно разжал руку. Сол выпрямился и раздражённо одёрнул плащ. Судя по выстрелам снаружи, Фрида все ещё сопротивлялась, а судя по крикам боли и ругани, делала она это весьма успешно. Наёмник поднял своё оружие.
В этот момент в район двери угодил очередной заряд бластера.
— У вас есть запасной выход? — мужчина повернулся к катарам. Они перекрывали ему проход вглубь бара, откуда доносились тревожные голоса. Стоит признать, что паники не было — на Нар-Шаддаа перестрелки далеко не редкость. Охранники недвусмысленно переглянулись.
— Нет, — откровенно соврал один из них. Соломон невесело усмехнулся и предпринял другую попытку.
— Понятно. Но...
— Выметайся.
— Что?! Какого... У меня есть VIP-карта!
— Покажешь её, когда придёшь в следующий раз. А сейчас... — вышибала кивнул на дверь.
— Пока вы тут стоите, они вообще-то превращают ваш бар в решето снаружи! И единственное, что вы хотите делать в этой ситуации — вышвырнуть меня?!
— Ага, и все это из-за тебя, — катары приблизились, похрустывая костяшками кулаков.
— Меня? Эти ребята пришли за бабой, я не при делах!
— Но она-то с тобой была. И нам нет дела до того, что у вас там произошло. Так что...
Если бы взглядом можно было прожечь дыры, охранники были бы уже мертвы. Но, к сожалению, в реальном мире это не работало, и силы были явно не на стороне Сульта. Ярость полыхала в груди, но оставалось только гневно сжимать кулаки в бессильной злобе. Выбор был прост: либо он выйдет сам, либо его вышвырнут, как последнего неудачника.
Выругавшись себе под нос, наёмник подошёл к дверям и осторожно выглянул. Всё было не так уж и плохо. Де Виго уже умудрилась уменьшить количество врагов как минимум в половину, и громилы были плотно заняты ей, двери почти никто не просматривал.
— Тебе помочь?
Проигнорировав вопрос и мысленно послав их куда подальше, Сол набрал в грудь побольше воздуха и выскочил на улицу. Эффект неожиданности сработал как надо. Он успел сделать несколько отличных выстрелов, прежде чем раздался ответный огонь. Сульт не был таким щедрым, как Фрида, поэтому стрелял на поражение. Он метнулся в сторону, перекатился и укрылся за бортом ближайшего припаркованного аэрокара. Чувствуя спиной прохладный металл, наёмник перевёл дыхание.
Новая цель уменьшила давление на Фриду, и к вопящим и скулящим от ожогов телам добавилось ещё несколько. И очень быстро стало понятно, что численное превосходство совсем не поможет нападавшим.
— Твою мать! Суки!
— Сваливаем!
— Быстрей!

Оставшиеся в живых головорезы попытались быстро заскочить в один из спидстеров и ретироваться. Высунувшись из укрытия, Сол снял ещё одного уродца, прежде чем аэрокар взмыл в воздух.
После шумной перестрелки казалось, что на площадке воцарилась гробовая тишина. Её разрывали только стоны раненых, но Соломона они совсем не интересовали. Когда тот убедился, что все стихло, он вылез из-за кара с уже запаленной сигаретой в зубах. Площадка перед баром представляла собой печальное зрелище. Следы от выстрелов на стенах, помятые и прожженные аэрокары, тела на плитах, и все это приправлено запахом горелой плоти. Кому-то точно придётся за это ответить, и Сульт не обирался быть этим кем-то.
Мужчина быстро направился к де Виго, возле которой лежал труп виквая. Когда-то грозный, сейчас он больше напоминал тренировочную мишень.
— Тебе следовало оставить его мне. Хотел поквитаться за "щенка", — припомнил Сол его слова, вытаскивая свой шоковый жезл из шеи виквая. Он выпрямился и встал рядом с девушкой. — А теперь срочно надо валить. Если не хочешь, конечно, отчитываться перед важными шишками, какого хрена ты ведёшь перестрелку на их территории. Пошли, быстрее, — он махнул рукой, призывая идти за собой.
Движение было отработанно годами и практически молниеносным. Всего лишь резкий поворот кисти, без замаха, и Соломон приложил абсолютно все свои усилия, чтобы не выдать его заранее. Шокер в опущенной руке очертил полудугу в воздухе, устремился к ноге де Виго, и Сульт выпустил мощнейший заряд тока. Вряд ли он станет для Фриды летальным, но его точно хватит, чтобы вырубить женщину на приличное количество времени. Это даст ему фору. А ещё, он искренне надеялся, что к моменту, когда та очнётся, на площадке уже найдутся желающие задержать её и задать пару скользких вопросов.
Соломон не был глупцом или безумцем. Он понимал, чем грозит нападение на адепта Силы. Но узнав о её способностях, наемник осознал, что второго шанса вырваться из её цепких рук не будет. Слишком неравные шансы. Де Виго явно всерьез намерена притащить его на Нез-Перон, и у неё это однозначно получится. Однако у Сола были свои мысли на этот счёт. Сейчас или никогда, другой возможности не представится. Он уповал на её отвлеченность, свою актерскую игру и отточенность рефлексов.

+2

12

Стоило Соломону замахнуться, как его тело, начиная с живота, пронзила острая боль. Эта боль помутила его сознание, и он почувствовал, как его мышцы интенсивно конвульсируют, не подчиняясь импульсам его мозга. Судя по всему, шоковый жезл, которым он собирался огреть Фриду, каким-то неведомым образом оказался у него под боком; вряд ли он удивится такому исходу, когда проснется — подобный маневр был изначально жестом крайнего отчаяния. Иначе не объяснить то, что далеко не последний в своем деле убийца и наемник решил атаковать джедайку в ближнем бою. Более верным средством самоубийства мог бы послужить прыжок с крыши, но, к большой удаче Соломона, Фрида пришла не по его душу, а по его тело, которое ей нужно было доставить на Ботаджеф в любом состоянии.

...Сульт очнулся очень нескоро — Фрида позаботилась об этом, введя его в искусственную наркотическую кому. С другой стороны, благодаря ее препаратам он проснулся в относительно-приемлемом состоянии, а не с диким головокружением и тошнотой, как это бывает после разряда оглушающего жезла. Его окружал металл, а свистящий тихий звук и ритмичное постукивание говорило о том, что корабль вот-вот выйдет из гиперпространства.
Когда он открыл глаза, он увидел перед собой приближающуюся панораму отдаленно знакомой ему красно-оранжевой планеты. Ботаджеф всильно изменился с момента последнего визита Соломона сюда. Бескрайние пустоши сменились густейшей многоэтажной застройкой, в которой теперь спокойно могли поместиться не только пятьдесят миллиардов жителей планеты, но и бесчисленное множество ее гостей.
Сульт обнаружил себя в кресле второго пилота небольшого шаттла. За первым сидит Фрида и сосредоточенно идет на посадку. Судя по всему, она так уверена в своих силах, что решила даже не привязывать Соломона к месту.
Или, наоборот, посадила его ближе к себе, чтобы не спускать с него глаза.
[nick]Фрида де Виго[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/nXi6O.png[/icon]

+2

13

С болью у Соломона всегда был особый разговор. Он не боялся её и почти ничего не чувствовал, когда она приходила. Но этот разряд был чересчур даже для него. Все, на что хватило особенностей его тела, так это не отключиться от шока мгновенно. Резкая вспышка боли пронзила живот и стала прогрызать себе путь вглубь тела, раздирая на атомы каждый мускул, каждую клеточку. Мужчина широко распахнул глаза и со скрипом сжал зубы. Непривычное, чуждое чувство поглотило все вокруг, сжав мир до размеров ярко-красной пульсирующей точки прожигающей боли. Тело, сведённое судорогами, отказалось повиноваться, и Сульт упал сначала на одно колено, а потом рухнул на пол, и галактика погасла в черноте.

Первое, что почувствовал Сол после пробуждения — страх. Страх, что боль не ушла. Наёмник не торопился открывать глаза и с замиранием сердца прислушался к себе. К его облегчению, кроме легкой тошноты и головной боли, похожей на похмелье, ничего не было. Он едва заметно выдохнул и мысленно обругал себя за эту неестественную ему слабость. Уверенность стала возвращаться. Сульт открыл глаза, осмотрелся и тихо присвистнул.
Похоже, он пролежал в отключке гораздо дольше, чем думал. Нар-Шаддаа остался далеко позади, и сейчас они приближались уже к другой планете, в которой Соломон не без удивления узнал Ботаджеф. Наёмник бывал здесь много лет назад. Тогда Ботаджеф напоминал одно сплошное фермерское угодье, но теперь разросся и ничем не уступал другим планетам-мегаполисам.
Фрида была здесь же, в кресле первого пилота. Мужчина не чувствовал никакой обиды за этот удар. Он знал, на что шёл, и если честно, очень сильно бы удивился, если бы шокер достиг изначальной цели.
— Ну что ж, попробовать стоило. Извини, — наконец, как ни в чём ни бывало, проговорил Сульт. Правда, раскаяния в его голосе не было ни капли. Наёмник потянулся в кресле... и стал внимательно ощупывать своё тело. Ноги, руки, грудь, спина, насколько это было возможно. Он прислушивался к своему организму, стараясь уловить хоть какой-то признак травм. Завышенный болевой порог имел и свои минусы. Соломону совсем не улыбалось проходить несколько дней с внутренним переломом или разрывом мышц, пока не станет слишком поздно. — Не переживай, я не собираюсь выкидывать ничего такого, — это была чистая правда. Соломон трезво оценивал свои шансы против адепта Силы. Лучшее, что он мог сделать сейчас — сидеть смирно.
Наконец, удовлетворившись результатами осмотра, Сульт  поудобнее устроился в кресле, сложил руки на животе и скрестил ноги, насколько позволяло сиденье. 
— Ботаджеф, — он с тревогой посмотрел на приближающуюся планету. — Я думал, мы летим на Нез-Перон. Планы поменялись? — его голос звучал совершенно обыденно, словно никакого конфликта не было. Да и выглядеть он старался как человек, который самолично решил сюда прибыть с туристическим визитом, а не под конвоем. — И что это были за уродцы, там, на Нар-Шаддаа? Кстати, тут моно курить? — Сол начал обстукивать себя по карманам в поисках сигарет. — Чёрт. Мои вещи. Все остальное же осталось там, верно? Моя яхта, оружие, личные вещи?

Отредактировано Solomon Sult (2020-01-12 23:08:58)

+2

14

Пока Соломон бухтел под руку, Фрида неспешно вела шаттл в атмосферу планеты. Пестрящая красными и зелеными лампочками приборная панель протяжно запищала, загорелся оповещающий сигнал. Женщина быстро транслировала текст с посадочными кодами по защищенной частоте официального космопорта, ввела координаты посадочного дока, включила автопилот и откинулась в кресле, наконец-то переведя взгляд на Сульта.
Если бы я была племянницей самой богатой женщины северной половины галактики, я бы не беспокоилась о пушках и яхтах, — спокойно произнесла Фрида с полу-опущенными веками уставших глаз. Сказать, обиделась ли она на Соломона, сейчас было сложно. Но то, что его последняя выходка не осталась без внимания и когда-нибудь она ему это припомнит — факт.
Через несколько минут корабль приземлился на круглой открытой посадочной платформе. Зеленая планета с сухой землей и прохладным климатом показывала себя не с лучшей стороны в период восьмого месяца — холода становились еще злее, превращаясь в колкие морозы, ветер становился еще яростнее, завывая в ушах, а растения покрывались инеем, увядая и сбрасывая листву до весны следующего года.
Закутавшись в плотный тканевый плащ, Фрида покинула шаттл по спустившемуся трапу и спустилась на землю. Значительный скачок численности населения давал о себе знать, и теперь шумно было даже в одиноком посадочном доке, со снующими туда-сюда офицерами и гражданскими лицами, ждущими отправки своего рейса гражданского транспорта.
Выведя Сульта из космопорта, Фрида оставила его на стоянке аэрокаров и кивнула на прощание.
Здесь принимают хаттские, республиканские и староимперские карточки, — сделала она последнее свое наставление. Пожалуй, более полезное, чем сентиментальные сопли, свойственные таким ситуациям. — Тебе во дворец в белозерском квартале. Давай, успехов.
И пошла по своим делам.
[nick]Фрида де Виго[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/nXi6O.png[/icon]

+1

15

Совместный пост

Похоже, Фрида не разделяла его желания поболтать. А жаль, разговор мог бы отвлечь мужчину от гнетущих мыслей. Де Виго возилась с посадкой, а потом соизволила хоть как-то ответить только на последний вопрос. Сол хмыкнул и тоже замолчал, оставшись один на один с гнетущими мыслями. Ботаждеф неумолимо приближался, и ничего хорошего наёмник от него не ждал.

Через несколько минут Сульт уже осматривал окрестности с посадочной площадки. Стоило ему сойти с трапа, как холодный ветер сразу же раздул полы плаща и попытался пробраться под рубашку. Мужчина поёжился и поднял воротник. Судя по всему, промозглый ветер был единственным, кто встречал наёмника. Он даже был немного разочарован. Не то, чтобы он хотел увидеть тут вооружённый конвой или бронированные элитные аэрокары, но все-таки... И зачем так стараться затащить его сюда, чтобы тут бросить? Сульт посмотрел на Фриду и озадачено произнёс:
— И все? Ты просто оставишь меня здесь? Ну что ж, береги себя, дорогуша. В следующий раз меня может не оказаться поблизости, чтобы вытащить тебя из очередной заварушки с перестрелкой, — не удержался он от колкости вслед уходящей фигуре.
Вот он и остался один. Ещё минут десять он стоял в толпе и смотрел по сторонам. Достав сигарету, наёмник прикурил, пряча пламя зажигалки от ветра. Конечно же, в его мыслях сидела идея о побеге. Когда как не сейчас, никого рядом. Но здравый смысл подсказывал, что если его смогли найти в таком кишащем муравейнике, как Нар-Шаддаа, то уж на Ботаджефе без связей и корабля найдут уж точно. А потом церемониться не будут.
Сол докурил, щелчком отправил окурок в полёт и пошёл ловить такси. Лучше на расстрел он придёт сам, чем его притащат.

Дворец был заметен даже из окон такси в отдалённых районах мегаполиса. Но только оказавшись под его стенами, Соломон понял, насколько это сооружение огромно. Сульт задрал голову в холодное небо и прищурился, пытаясь разглядеть, где в вышине обрываются бесконечные башенки, шпили и карнизы. Несмотря на свой размер, дворец был изящным. Бежево-серые стены были покрыты воздушной резьбой и фресками, бледное солнце играло с бликами в витражах, а на прохожих взирали застывшие лица статуй. По спине Сола пробежал холодок, и причиной тому был совсем не ветер. Несмотря на все свои амбиции и самовлюбленность, находясь в тени этого титанического сооружения, мужчина вдруг понял, что не должен быть здесь, не должен заходить внутрь. Он не имеет права. Величие этого произведения искусства превращало Соломона лишь в жалкую крошку у его подножья, которая должна благодарить весь мир лишь за право побывать рядом.
Наёмник встряхнул головой и поднял челюсть с пола, прогоняя наваждение. Благо, он был не единственный такой. Перед дворцом сновали бесконечные армии туристов и зевак, но его путь лежал туда, куда им всем проход был однозначно закрыт. Сульт подошёл к посту охраны, слабо представляя, что делать дальше.
— День добрый. М-м-м, видите ли, у меня своего рода особое приглашение во дворец. Соломон Сульт. Подскажите, куда дальше? — он вопросительно уставился на молчаливого айлона.
Двух с половиной метровая фигура, закованная в металл и с маской, подобной противогазу на округлой голове, указала внутрь дворца. В огромных деревянных вратах, толщиной как минимум в дюймов двадцать, виднелась широкая лестница из белого мрамора, ведущая на второй этаж.
Пройдя по этой лестнице, Соломон попал в аналогичный первому, второй, пустующий этаж гигантского дворца. Ни туристов, ни охраны здесь не было — только белый пол из мрамора, красные, слегка потрескавшиеся, но идеально-гладкие округлые колонны, и округлый потолок, уходящий, кажется, куда-то под небеса.
Как и на первом этаже, на втором было множество проходов, коридоров, выходов и тайных лазеек. Выделялась только одна из них — огромная, больше других арка, обитая ауродием, аргентиумом и другими драгоценными металлами.
От этого великолепия рябило в глазах. Мозг отказывался понимать, как за такое короткое для него время бодрствования он перенесся из забегаловки с планеты бандитов и наёмников сюда. Мужчина замер, боясь сделать лишний шаг по мраморному полу, чтобы не оставить за собой кусочек отпавшей от ботинка засохшей грязи или иного следа. Времени привести себя в порядок у него не было, и сейчас он выглядел так же, как и после потасовки у бара: слегка помятый, потёртый и небритый. Он ждал, что вот-вот из всех дверей набежит охрана и вышвырнет его взашей за один только его неподобающий вид.
Его меркантильная натура не могла упустить того факта, что все вокруг просто воняло такими деньгами, которые ему и не снились. Не просто деньгами, а Деньгами, с большой буквы. Казалось, за одну только пыль с подоконника можно было выручить больше кредитов, чем за его самый прибыльный и опасный заказ. Рука непроизвольно потянулась к пачке сигарет, но Соломон поспешил себя одёрнуть.
Стараясь не глазеть по сторонам слишком много, он сунул руки в карманы плаща и наугад направился к огромной арке.
Запах вокруг стоял соответствующий. Запах пыли, сухости, камня и истории. Так бывает, когда заходишь в дорогостоящий музей или дом культуры — каждая полка, каждый дюйм пола и каждый кубический сантиметр воздуха пропитан эстетикой и чем-то далеким, для тебя непостижимым.
В огромном зале за аркой находится выставочный зал. На деревянных, темно-коричневых стендах за тонкой защитой из транспаристали стоят различные экспонаты. "Кусок брони манд'алора в битве за Нез-Перон", "капо унтер-офицера Джея Двенадцатого" и другие конфликты короткой, но очень громкой недавней войны.
В задней части зала стоят экспонаты посерьезнее — карабины, винтовки, несколько гаубиц, мечи, доспехи, шлемы и куски старины, вроде осколков древних колонн и фресок. На одном из постаментов лежит полноценный слиток ауродия ценой в сорок миллионов кредитов — такой заманчивый и блестящий для Соломона, в среднем за один заказ получающего от полутораста до двухсот тысяч.
Сколько же у Фины денег, если золотые слитки выставляются напоказ практически без охраны?
Неподалеку от слитка ауродия стоит и она сама — в белом кителе с желтыми погонами из перьев, с длинной черной юбкой в пол и суровым выражением на худощавом лице.
Её можно было принять за один из экспонатов. Скульптура, словно выточенная из холодного мрамора. Наверное, именно поэтому Соломон не сразу заметил её. Его профессиональный взгляд сначала пробежался по вставленному оружию, прикидывая его удобство и полезность в бою, затем достиг и драгоценностей, от одного вида которых у мужчины чуть не подкосились ноги. Отсюда невозможно было хоть что-то украсть, но его разум непроизвольно уже прикидывал, сколько за все это добро можно было выручить на чёрном рынке. И лишь спустя долгие несколько секунд он понял, что не один в этом зале. Мужчина постарался мгновенно взять себя в руки и избавиться от нелепого вида крестьянина-зеваки, впервые приехавшего в город.
Сол не был знаком с этикетом и не представлял, что нужно делать и как обращаться при виде такой особы. Меньшее, что Соломон хотел, так это упасть в грязь лицом при первой же их встрече. Внутренний голос подсказывал абсурдные вещи, вплоть до необходимости опуститься на колени. Сквозь сомнения выбрав, по его мнению, наиболее подходящий вариант, наёмник почтительно склонил голову и осторожно произнёс:
— Госпожа баронесса... Вы... хотели меня видеть? — он старался не смотреть ей в глаза.
...но посмотрев ей в глаза, Соломон бы заметил, что они не двигаются. Как и веки.
Идея о том, что перед ним скульптура, была не такой уж неверной.
— Да, хотела, — отозвался прохладный голос из-под золотой арки в другом конце зала, и, обернувшись, Сульт заметил, что скульптура действительно мало отличается от оригинала — разве что сейчас у Фины прическа стала гораздо короче, чем была при битве у Нез-Перона.
— Но я могу оставить тебя с ней наедине, если ее компания тебе льстит больше, — она кивнула на статую.
Все тот же бело-золотой мундир, бледное худощавое лицо, белые бесцветные волосы, грудь колесом, и черная юбка — да, это она, Фина д'Аста.
"— Вот блять", — его попытки не выглядеть идиотом провалились в самом начале. Скрипнув зубами, Соломон вновь склонил голову. На этот раз перед ним без сомнения была его двоюродная тётя, живая и настоящая.
В горле пересохло, а сердце стучало метрономом где-то в висках. Эта женщина буквально излучала величественность и властность. Её влияние чувствовалось даже при разговоре через голопроектор, но теперь Сульт мог во всей силе ощутить его на себе.
Строить серьёзные лица после такого провального начала уже не имело смысла, поэтому Сол позволил себе едва заметно улыбнуться.
— Прошу прощения, я просто немного... не в своей тарелке, — он обвёл взглядом зал и одернул потёртый плащ. Содержимого одной этой комнаты в денежном эквиваленте хватило бы, чтобы экипировать и содержать целую армию. Мужчина покосился на статую. — Смею заметить, вам очень идут короткие волосы.
Вот она, Фина д'Аста. Соломон уже сотню, если не тысячу раз сломал себе голову в попытках понять, что именно одной из самых влиятельных женщин галактики могло понадобиться от простого наёмника. Конечно же, все дело было в его корнях. Но он всегда старался максимально далеко держаться от известного семейства. Он перебрал в памяти все эпизоды, все, что мог вспомнить с того дня, как остался сам по себе, но безуспешно. Никаких пересечений с д'Аста.
Одно было хорошо, с минуты на минуту эта раздражающая загадка должна была решиться. Сол молчал, ожидая объяснений от Фины.
Отследив взгляд Соломона, она тоже посмотрела на свою статую. Длинные кудрявые волосы свойственны всему этому роду по основной линии. Женщины никогда не стриглись коротко и Фину в этом плане можно считать нововведением.
Тиранию, впрочем, ни одна женщина также не строила.
— Ты зря относишься ко мне так настороженно, — спокойно, но серьезно произнесла она. Читает мысли с помощью Силы, как и Фрида? Нет, вряд ли.
— Я лишь считаю, что политика семьи касательно побочных ветвей требует... Изменения, — в переводе на общегалактический язык — "мой отец дал вам разбежаться по всей галактике и мне это не нравится". Конечно же, она не могла сказать это открытым текстом.
— Мне предложили просто устранить других претендентов на престол. Но мне показалось это как-то совсем по-варварски, — Фина помотала головой и скользнула тонкими длинными пальцами по постаменту, на котором расположился слиток ауродия. Затем взяла его в руку и кинула Соломону.
— Я хочу не ликвидации конкурентов, а объединения всех д’Аста. Ты можешь считать это очень долгосрочным контрактом с перспективой на повышение.
Она кивнула головой, приглашая Сульта пройтись.
— Добро пожаловать домой.
Соломону показалось, что он ослышался. Затем, что это все странный сон, вызванный ударом электрошокового жезла, и сейчас он проснётся связанный по рукам и ногам на корабле Фриды. Но слиток ауродия, который он рефлекторно поймал, приятно оттягивал руку. Мужчина перевёл взгляд на драгоценный металл.
Странно. Оказалось, сонмы душ и жизней, сотни тысяч тонн кораблей, оружия, домов, имущество, корпорации и безграничный простор для удовольствий весят не более нескольких килограмм. Как... просто и прозаично. Сульт посмотрел в своё отражение на отполированной поверхности. За одну только сотую часть такого слитка он все свои сознательные годы был готов на очень многое. Как и все, он, конечно же, мечтал о богатстве, но сейчас, держа его в руках, наёмник вдруг понял, что почти ничего не чувствует. Ему не с чем было сравнивать. Как если бы человек, в жизни видевший лишь каплю влаги, впервые оказался на берегу океана. За гранью представлений, за гранью понимания. И это только один жалкий слиток. Мужчина аккуратно протёр слиток рукавом плаща в тех местах, где его касались пальцы, и положил обратно на постамент.
Сульт поднял сконфуженный взгляд на Фину. Тот факт, что его не собираются убивать (по крайней мере, в ближайшее время), придал ему немного уверенности.
— Домой? Кажется, я не совсем понимаю, что тут происходит. Я довольно сомнительный... д'Аста, — так непривычно было произносить старую фамилию по отношению к себе. Слова и мысли путались. — Не вмешивался в дела семьи, никаких претензий ни на что у меня нет. И уж тем более я никакой не "претендент".
Сол осторожно подошёл к тёте, следуя её кивку.
— Конечно у тебя нет претензий, — ответила она с легкой полуулыбкой. — Были бы — мы бы сейчас не разговаривали.
Неспешно ступая по мраморному полу дворца, она направилась вдоль огромных окон, покрытых разноцветными мозаиками и витражами.
— Дастанский Сектор выходит из изоляции, — начала рассказывать Фина, думая, какие детали политики Соломон сможет осознать, а какие нет. — Девятьсот лет подготовки обязаны дать свои плоды. Трудами Рагеза, я могу смотреть не вниз, а вверх, стремясь в будущее, а, не тратя время, стараясь закрыть чужие ошибки прошлого. И я хочу, чтобы вся моя семья разделила мой триумф. Можешь звать это патернализмом, если захочешь, но я не настаиваю на том, чтобы ты принимал на себя статус "младшего защищаемого" и бездельничал. Как я и сказала, если это поможет тебе освоиться, то я предлагаю тебе контракт. Вроде тех, которыми ты занимался сидя на своей грязной помойке, — это прозвучало максимально презрительно, — только теперь это будет на благо мне и всем моим землям.
Все это не укладывалось у него в голове. Слова Фины шли в абсолютный разрез со здравым смыслом. Если бы кто-то сказал Соломону, что богатенькая семья самостоятельно нашла далекого отпрыска, чтобы приютить его у себя, дать кров, деньги и все причитающееся, наёмник назвал бы рассказчика лжецом и рассмеялся бы ему в лицо. Чтобы раздутые денежные мешки самостоятельно приглашали бы лишний рот и карман к себе в дом? Да никогда! Наоборот, Сульту не раз приходилось таких родственничков убирать, пока им в голову не пришла мысль о потенциальном наследстве.
Его мало волновала политика сектора или высокопарные слова об объединении семейства. Пообщавшись полжизни с аферистами всех сортов, Сол нутром чувствовал подставу. Не может быть все так просто.
Он неспешно шёл рядом с баронессой, с любопытством поглядывая по сторонам. Каждый новый витраж или картина, которые он разглядывал, служили для него небольшой отсрочкой, чтобы ещё раз обдумать свои слова.
— Я правильно понимаю, что вы официально приглашаете меня в семью, предлагаете "контракт"? Спустя столько времени, никак не давая о себе знать в прошлом? — он нервно хохотнул. — При всем уважении... В чём подвох? И что за контракт?
Сол мысленно повторил её слова про "грязную помойку", никак не показывая своё недовольство. Да, весь Нар-Шаддаа по сравнению с этим дворцом напоминал свалку, но эта свалка его кормила и приносила хорошие, по его меркам, деньги. Может быть, для Фины они были сравнимы по ценности с несуществующей грязью на её сапогах, но это была его жизнь.
— Фрида говорила, что за мной наблюдали. Как много вы обо мне знаете?
— Предостаточно. Но не от наблюдения, а из твоего досье, — Фина объяснила достаточно очевидную вещь. — Имперская армия это не шутки. С подачи местного начальства за тобой приглядывали, составляли твой психологический портрет. Благодаря твоей службе в армии, наблюдать за тобой после дезертирства из нее было не так уж сложно, как тебе того хотелось бы.
Баронесса остановилась, устало вздохнула и твердо взглянула Сульту в глаза.
— Триллионы разумных живых организмов хотели бы оказаться на твоем месте, и ты вот так подозреваешь меня в "подвохе"? Я могу дать тебе любую работу, которая задержала бы тебя на Новых Территориях — я не хочу, чтобы носитель моей крови занимался разбоем и грабежами где-то в хаттском секторе, меня раздражает сама мысль о таком. И она раздражала меня всегда. Увы, лишь после трагической кончины Рагеза я получила возможность собрать родственников под своим крылом.
Она продолжила идти, неспешно.
— Более того, в рамках реорганизованной Второй Империи я исполняю обязанности министра иностранных дел, а ты официально не подавал в отставку из армии, так что если понадобится — я отдам тебе ПРИКАЗ остаться рядом со мной. Я уверена, что тебе не по нраву менять контракт на службу. И тем не менее... Я не хочу, чтобы ты убивал людей. Это обязанность черни — думать, как устранять неугодные фигуры на доске. Ты выше этого. Я настаиваю, чтобы ты был выше этого.
За время монолога Фина и Соломон достигли лестницы, ведущей обратно на первый этаж.
— Я хочу, чтобы ты собрал команду специалистов и выследил тех, кто замышляет заговор против меня. Таков будет твой первый контракт.
Посыл был более чем понятен. От таких предложений не оказываются просто потому, что такой вариант ответа не предусмотрен. Армейское прошлое все-таки догнало его, пусть и в таком необычном виде. На самом деле, этот факт не играл большой роли. Входя во дворец, Соломон понимал, что выбора у него не будет никакого. Люди, сидящие здесь, были вольны крутить им, как угодно. Да, у него оставались понятия гордости или самолюбия, но они — очень слабое оружие против тех, кто определяет судьбу галактики. Припоминание дезертирства — вишенка на торте и демонстрация дополнительного рычага влияния.
Обычно в таких условиях людей заставляют делать... не очень приятные вещи. В случае же Сульта предложение его тёти было слишком хорошим, чтобы оказаться правдой. Но отказываться он от него не мог, да и не собирался. Наёмничество по большей мере было вынужденной работой. Лучшей из худшего. Сол всегда знал, что достоин большего. И он не собирался упускать шанс оказаться как раз там, где заслуживает.
Какое-то время мужчина молчал. Не удержавшись, он положил руку на перила и задумчиво провёл пальцами по гладкому мрамору. Наконец, он поднял голову и прямо посмотрел Фине в глаза.
— Мне нужна будет вся информация. Если вы говорите о таких вещах, значит, есть намёки предпосылки. Нужно будет все, что есть. С командой могут быть проблемы. Боюсь, мои связи вряд ли помогут в ваших кругах, хотя есть парочка идей. Есть местные, кому вы точно доверяете? — его голос стал по-деловому сух. Одной этой репликой Сульт перечеркнул всю свою прошлую жизнь и начал её с чистого листа, и осознание этого факта нависало над ним как цунами. Очень хотелось курить. — И... Спасибо, госпожа д'Аста. Я постараюсь вас не подвести.

Отредактировано Solomon Sult (2020-01-14 10:42:17)

+2


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Не актуальное » Forged together with one chain


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно