Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Основной сюжет » Хватаясь за ниточку | А1


Хватаясь за ниточку | А1

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Хватаясь за ниточку


Дата
25.08.14 ПБЯ

Участники
Тремейн, Элис

Место и погода
Дознаватель, открытый космос


Описание

— Если вы правы, дорогой доктор — это подпишет смертный приговор делу всей нашей жизни. Будем до последнего искать иной ответ.
— Один мудрец обронил в темноте монету и всю ночь искал ее под фонарем, потому что там было светлее. Стоит ли говорить, что монету он не нашел? Подобные категории — «время», «природа», «судьба» — снимают с людей ответственность за все, что происходит вокруг.

Антиннис и Элис покинули дворец Аэрдри и вернулись на Дознаватель. Им удалось немного облегчить участь Конгломерата и узнать страшную правду о целях Фарнаксиса. Однако, фактически, это не приблизило их к решению поставленных перед ними проблем.
Возрожденная Империя продвигается вглубь Известного Космоса; увы, желая спасти мир от хаоса, она, подобно слепцу, лишь приближает конец всеобщего порядка. На Тионе отныне правит марионеточный ставленник Фейнии, правление которого не предвещает народу ничего хорошего. Пророки Темной Стороны плетут заговор, и пока неизвестна даже его конечная жертва. Армия Бастиона не особо лояльна регенту, в то время как разведка все еще не напала на след Пеллеона. Будучи одними из самых влиятельных людей в Империуме, Элис и Тремейн могут сделать очень многое, и решить какую-то часть задач... Однако время играет против них, и то, на что они закроют глаза сейчас, обязательно омрачит их успех позже.


+1

2

"Дознаватель" в ближайшем рассмотрении  отличался от обычного ИЗР. В глаза бросался нестандартный состав вооружения и отсутствие огромного бронированного купола основного реактора, торчавшего из днища любого ИЗР, словно дразнившего противника и провоцировавшего выпустить все протонные торпеды именно туда.
А ещё, изнутри флагман Тремейна нёс на стенах серо-голубой цвет, сочетавшийся с привычно-белым и атласно-чёрным полом.
Неизвестно, был ли "Дознаватель" таким изначально или Тремейн перекрасил его, когда вступил в ныне несуществующий Великий Инквестат Правосудия в Содружестве Пяти Звёзд.
По крайней мере, данная цветовая гамма была не такой тошнотворной, как типично-имперская. А ещё, тени на корабле Гранд-инквизитора имели странный, местами фиолетовый, а местами и токсично-зелёный оттенок. Едва-уловимый, но ясно дававший понять, что корабль является вместилищем не только материалистического торжества технологий, но и неких метафизических знаний, доступных его хозяину.
Но для экскурсий было не совсем время и место, так что Элис вскорости была доставлена дежурным офицером к кабинету Гранд-инквизитора — в общем-то, неприметной двери, за которой цветовая гамма сменилась на более-менее человечную, похожую, на ту, что присутствует в элитном жилье какого-нибудь Корусканта или Нез-Перона.
Внутри Элис поджидал сам хозяин, восседая за массивным столом из мустафарского обсидиана. Для Элис же было готово большое и мягкое кресло, на которое Тремейн ей жестом и указал, предлагая присесть.
Она присела в кресло.
— Я надеюсь, ты пригласил меня не для того, чтобы отпраздновать пережитую встречу с моей матерью. — Произнесла Элис, усаживаясь, и сжимая промеж бедер длину металлического посоха. — Мистигири поймана, власть Фарнаксиса на крючке, и если мы правильно разыграем карты, то никто не сможет нам противостоять.
— Хм, это прозвучало бы забавно, если бы твоя родительница не являлась могущественным демоном, — отозвался Тремейн, скупо улыбнувшись левым уголком рта, который в своё время не пострадал от светового меча.
— Что до карт и козырей... Элис, ты в курсе, что твоя сестра не вернулась с задания в Конгломерате?
Несколько секунд она тупо смотрела перед собой, как будто бы не понимая где она находится и о чем ее спрашивают... Впрочем, насколько это именно "будто" — вопрос большой и открытый. Элис явно не чувствовала себя лучше с течением времени. Буквально в течении нескольких последних дней, без преувеличения на глазах самого Тремейна, с ее сознанием происходили негативные изменения, превращая ее во что-то не совсем боеспособное.
— Каков в этом наш интерес? — После долгой паузы спросила Элис.
— Если она в плену — то, увы, её могут использовать против нас. — объяснил Тремейн. — Что бы ни говорили о Конгломерате — там есть некоторое число действительно толковых специалистов, способных заставить говорить даже сильного Одарённого. Если подобное случится — то Шарвин используют против нас.
Однако, — Гранд-инквизитор, ненадолго прервался. — Это только предположение.  В любом случае, мы не имеем связи с Шарвин и...
Антиннис хотел было продолжить, но в последний момент ему резануло глаз состояние Элис. Без преувеличения можно было сказать, что та была где-то на грани восприятия реальности.
Распинаться перед ничего не соображающим собеседником было бессмысленно, а помимо этого — речь шла не о ценах на нуньи окорочка, прозванные местами "ножками Хесслера", а о геополитике и кое-чём более важном.
— Элис, с тобой всё в порядке? — поинтересовался у той Гранд-инквизитор, подвинувшись вперёд и прищурив единственный глаз, глядя на Элис. — Буду откровенным, сейчас ты выглядишь так, словно приняла ударную дозу "саймоксина". Твоя связь с Силой не восстановилась после  случившегося на Хад-Абаддоне, верно..?
— Я чувствую себя неважно, но я — это последнее, что должно нас беспокоить, — сказала Элис, — если с Шарвин что-нибудь случится, я проутюжу весь Раксус вместе с детскими садами и домами престарелых!
Последние слова она выкрикнула, врезав по столу кулаком.
— Нет. — отрезал Тремейн, уткнувшись носом в сложенные в замок руки. Многосоткилограммовый стол из вулканического стекла на удар Элис по своей столешнице не отреагировал, а Гранд-инквизитор ещё раз убедился, что Грандмастер скромничает.
Возможно, излишне и контрпродуктивно.
— Паршиво, а не неважно. И это видно даже просто внешне. Я знаю много способов, способных решить эту твою проблему, но, боюсь,они идут вразрез с твоими идеалами. Так, насчёт Шарвин...
Здесь Тремейн прервался, перестав взглядом разбирать собеседницу на составные части, силясь понять, в чём причина её внезапной немощи. Выпрямившись в кресле, он продолжил:
— В теории, я могу попытаться её отыскать. Надеюсь, господин Шелвай, что прибился к Грандмастеру Скайуокеру — успел просветить всех о моём феноменальном чутье на Одарённых? Или ограничился лишь рассказом, как смахнул мне руку и часть лица, хм-мх...
Антиннис крайне недобро улыбнулся, помянув Корвина Шелвая, небольшой просчёт в столкновении с которым в прошлой жизни оставил его без правой руки и глаза. Не то, чтобы Тремейн был очень злопамятным, но охота за Шелваем стала в какой-то мере его хобби в свободное от основной деятельности время. Вдвойне занимательно это было в том числе потому, что беглый падаван знал, что он нигде и никогда не спрячется от ментального взора Тремейна и будет чувствовать его дыхание на затылке до самой своей смерти.
— Мы не слишком много общались. — Элис утомленно выдохнула и развалилась в кресле, прижавшись к длинной металлической трости. — У Даллис и Шелвая было много разногласий, так что Даллис была не в восторге, когда видела меня рядом с ним.
Она неглубоко вздохнула, вспоминая старую юркую мириаланку с какой-то тоской. Даллис никогда не была близка для Элис, но сейчас галактике не помешал бы Барсен'Тор.
— Как ты собираешься сделать это?
— О, да-а. — протянул Тремейн в ответ. — У Даллис Виз всегда было своё особое мнение на любой счёт. Возможно поэтому она пережила и Великую Чистку и многих, кто приходил по её душу.
Гранд-инквизитор не стал упоминать, что в силу обстоятельств неодолимой силы бар'сен'тор чуть не рассталась с жизнью в конфликте с Обер-инквизитором Нуллой, но тут стоило подозревать, скорее, некую помощь со стороны Аэрдри, чем личную подготовку её очередного отпрыска.
  — Очень просто: как я уже сказал — у меня феноменальное чутьё на одарённых, Элис. Но всерьёз я считаю бесценным даром свою способность находить известных мне людей на чудовищных расстояниях.  Джерека, к примеру, я мог обнаружить во Внешнем Кольце, находясь в мирах Ядра. Как тебе известно, Шарвин уже имела дела со мной до твоего возвращения. Тогда я считал её отражение в Силе, чтобы потом попытаться найти тебя, так как подобные характеристики у близких родственников схожи, но ты вернулась раньше, чем мне представилась возможность приступить к твоим поискам.
Тут Гранд-инквизитор прервался и слегка повёл плечом, продолжив после:
  — Я не припомню случая, когда моё чутьё давало осечку, но, если подобное произойдёт — то есть и другие способы узнать что-то о твоей сестре. Правда, боюсь, что тебе на время их применения придётся меня оставить: думаю, одно упоминание о ситхской магии вызывало у Даллис приступы праведного гнева, хех.
Договорив, а Антиннис не собирался бросать слов на ветер, он неторопливо размял шею, которая вопреки стереотипам хрустеть отказалась и приготовился к тому, что только что предложил осуществить.
— С Вашего позволения, Грандмастер Элатар, — обезоруживающе, но всё же жутковато из-за протезированной стороны лица, улыбнулся Тремейн.
Затем, он сложил руки в замок на уровне лица, оставив прямыми только указательные пальцы, а большие — отвёл назад, словно курки у двуствольного ружья.
Вообще-то, при классической медитации следовало как-минимум поджать под себя ноги, скрестив их чтобы избежать потери концентрации замыкая потоки Силы на себе, но Тремейн, будучи уже далеко не падаваном — ограничился тем, что закинул под столом ногу на ногу.
Он всё ещё смотрел на Элис, когда склонил голову к сложенным в замке рукам, но единственный его левый глаз при этом смотрел не на собеседницу, а куда-то дальше, прозревая нечто необъемлемое и неспособное быть описанным большинством терминов и мер реального мира.
Сознание Тремейна улетело далеко, туда, куда не дотянуться ни простым взглядом, ни даже самой надежной аппаратурой.
Он увидел Шарвин, привязанную к стулу в каком-то каменном подземелье, судя по всему в тюрьме. Ее одежда порвана, а на лице виднеются синяки. Кто-то с большой охотой избивает ее дубиной. Затем кто-то другой накидывает ей на голову пакет и держит его так, пока девушка не приближается к потере сознания. В последний момент пакет снимают и приводят ее в чувство пощечиной.
Так повторяется до тех пор, пока Антиннис не замечает у палачей на одежде эмблемы службы безопасности Конгломерата.
Общеизвестно, что Одарённые ощущают окружающий их мир иначе и также общеизвестно, что подобное восприятие без соответствующего обучения может приводить к проблемам. И чем сильнее связь с Силой — тем больше их будет. Вплоть до сумасшествия.
Слышать ритм жизни бесчисленных живых существ Галактики, ощущать отголоски их эмоций — звучит прекрасно, но только тогда, когда ты можешь в любой момент абстрагироваться от всего этого. Из контроля над подобными возможностями и проистекает большинство методик и навыков Силы, дающих возможность ощущать кого-то или что-то на расстоянии.
Настроиться на определённый отпечаток в Силе, сепарировать искомые эманации от всех прочих и дать результат — это Антиннис Тремейн умел и крайне неплохо, без ложной скромности.
Поэтому поиск Шарвин у него не занял много времени. Не сказать, что то, что он обнаружил в итоге — его разочаровало или, наоборот — воодушевило: подобный исход был в числе прочих вероятностей. По-настоящему же сложным вопросом являлась подача добытой информации: Гранд-инквизитор всерьёз подозревал, что в нынешнем своём состоянии его собеседницы способна на...
Глупости.
— Что ж, — нарушил молчание Тремейн, выпрямляясь в кресле. —  Шарвин жива. Определённо, но с её дислокацией не всё понятно. Я впервые выхожу именно с ней на контакт и, опять же, я не имел возможности с ней общаться сколь-нибудь значительное время, а это важно. Думаю, для более точного поиска придётся использовать более глубокую медитацию. Чуть позже. О результатах я, разумеется, тебя оповещу.
— А мне говорили, Тремейн может отследить муху, летящую по полю в трех секторах от него, — Элис усмехнулась. — Байка, как я и думала.
Она сжала посох ногами.
— Думаешь, нам стоит отправить на ее помощь агентов? Я могу поговорить с Хетриром на этот счет. Можно было бы привлечь Дасту, но мне кажется, ей не нужно знать об этом.
— Слухи всегда умалчивают о тех или иных тонкостях. — ловко отмахнулся Тремейн от шпильки в свой адрес. Несмотря на то, что Антиннис ещё в бытность свою джедаем Старого Ордена — был довольно тщеславен — требовалось что-то большее, чтобы его как-то задеть.
В конце-концов, порой нужно переступать через себя: не сделай он так сейчас — его собеседница устроит такой хаос, что никакой Абелот уже будет не нужно. А ещё, он не имел иллюзий насчёт того, что Элис после этого долго проживёт. А потом д'Аста и ещё кое-кто — возьмутся за Хетрира и его скромную персону.
Поэтому самый простой выход: позволить Элис убиться, пытаясь спасти Шарвин — был не самым удачным по многим причинам.
— У д'Асты — свои интересы в Конгломерате. Возможно, но не наверняка — они не совпадут с нашими. — озвучил свои мысли Гранд-инквизитор. — Что до Хетрира, хм, думаю, это пока что — наилучший вариант: слышал я, что его агенты всё ещё неплохи в своей сфере деятельности. Кстати, со стороны господина Хесслера было бы крайне-любезно немного им в этом деле помочь. Пусть даже и косвенно. В конце-концов, он должен быть в курсе того, кто в этой выгребной яме под названием Конгломерат Свободных Систем — самая жирная муха, хех.
— Говоря о выгребных ямах, — Элис закинула ногу на ногу, и было заметно, насколько с трудом ей это дается. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, насколько быстро ухудшается ее состояние.
— У нас завелся крот, — произнесла она. — Шарвин — специалист не просто высшего класса... Я бы сказала, что она вообще вне классовой системы. Я более, чем уверена, что она попалась не по своей вине. Кто-то ей помог. Из наших. Кто-то, у кого есть связи в Конгломерате.
— Подходит Фина д'Аста. — ответил Тремейн. — Но это слишком просто: д'Аста так грубо не играют. Обе.
Информация была важной: в Правящий Совет входили частью идейные представители старой имперской правящей элиты, а частью — "свежая кровь", вроде Даалы. Кто-то из них, в период после битвы при Эндоре — успел замараться в крайне-нехороших делах. Например, Виллем Дизра. Кто-то — громко заявить о себе, как Траун.  А вот кто и в каких отношениях остался после того, как образовались Осколки, Новая Республика и Конгломерат — было вопросом настолько запутанным, что до объединения Осколков во Вторую Империю — нечего было даже и пытаться как-то выстроить систему связей одних с другими.
Но теперь, видимо, настала пора этим заняться. И заняться очень внимательно, если речь зашла о шпионаже среди высших кругов Второй Империи.
— Или же кто-то её активно подставляет. Дуку? Возможно. Впрочем, есть проблема: судя по твоему состоянию, Элис, ты не доживёшь до результатов этого расследования. Ты собираешься что-то делать в этом отношении, м..?
Она нахмурилась.
— Из меня вырвали паразита, с которым я жила тридцать лет. Ты ждешь от меня исполнение сальсы верхом на сарлакке? — Раздраженно ответила она, поджав губы. — Я не знаю, что делать. Во мне зияет огромная дыра, просто ты пока что ее не видишь. Моих внутренних резервов недостаточно, чтобы заполнить ее. Но, кажется, мы говорили сейчас не про меня.
— С твоих слов, Элис, — выслушав ответ собеседницы, начал Гранд-инквизитор. — Выходит, что способов решить твою проблему мне известно два: быстрый и неприятный, возможно даже болезненный и долгий, но спокойный. Впрочем, вернёмся к этому чуть позже. Итак, начнём с начала. О миссии Шарвин знали пятеро: Я, Хетрир, Обер-инквизитор Нулла и Обер-инквизитор Просперо, и твой ныне покойный заместитель, хех. Обер-инквизиторы никуда не отлучались, а связь в Глубоком Ядре — глушится, передать что-то возможно только по выделенному каналу через станцию-ретранслятор, а запросов на передачу с авторизацией кого-то из Инквизитория не было. Нет, возможно, что они каким-то образом смогли отправить сообщение пока мы не пересекли Горизонт, но маловероятно. В целом, если исключить меня, обоих моих подчинённых, Хетрира и саму Шарвин — то остаётся только Каррах. К сожалению, мы от него уже не сможем ничего узнать. Впрочем, возможно, ты знаешь что-то, чего не знаю я..?
— Он жив, — Элис ответила. — Я не говорила, что убила его. Он не побеспокоит нас, потому что я отправила его и нескольких бывших пророков в удаленную систему, где они не смогут никому помешать. Не думаю, что у них была связь с внешним миром.
Она задумалась. Мысли давались ей с трудом.
— Нужно поговорить с ним и Хетриром. Но Каррах уже давно не выходит на связь, так что я не уверена, где я сейчас смогу его найти. Возможно, он дезертировал. Так или иначе, но сначала нужно помочь Шарвин, а потом выяснять, кто крот. Просто нужно быть тише воды и ниже травы, чтобы не разносить шум слишком сильно... Подумать только, крот Конгломерата в Осколке. Если бы речь не шла о моей сестре, то первый человек, которого я бы подозревала — это я сама.
— Не стоит недооценивать Кронала, Элис. — ответила Антиннис, испытавший крайне противоречивые чувства, узнав, что Каррах жив. С одной стороны — можно теперь его взять в оборот и вывернуть наизнанку столько раз — сколько потребуется. С другой, Тремейн был почти уверен, что утекло именно со стороны Карраха и вот такой необдуманный шаг со стороны Элис его неприятно удивил. В очередной раз.
— Я почти уверен, что Каррах сбежал к своему хозяину, но с точки зрения логики всё смотрится очень примитивно. Какой смысл в шпионе в высших эшелонах Осколка, если он потребовался только однажды и сразу попал под подозрение? Опять же, какой интерес у Кронала в Конгломерате?
Интерес как раз мог быть — борьба с Аэрдри и её марионетками. Иронично, но тут они все были заодно, хоть и по разным причинам.
— Допустим, что у Кронала нет интересов в Конгломерате, что неправда, но всё же допустим. Тогда стоит вспомнить, кто так или иначе имел или имеет дела с Конгломератом. Фина д'Аста и её прихлебатели, вроде Квеста и прочих предателей. Натаси Даала и её тени — Ярга Вессон и Леония Тавира. Виллем Дизра, что тоже вероятно — он некрасиво замарался с мутантом-узурпатором. Стоит ли включить в этот список Вольфганга Вайлдмана?
— Это ничего нам не дает, — констатировала очевидную вещь Элис, — это не те эшелоны власти, за которыми можно безопасно шпионить и призвать к ответу. Даже если мы будем знать имя и доказательства, мы не сможем никого обвинить, потому что сама операция... Не была официальной.
— Не совсем так, — поспешил объяснить собеседнице Гранд-инквизитор. — Раскрытый шпион, факт шпионажа которого раскрыт, но не очевиден для него самого — опасен для своих хозяев больше, чем для нас. Особенно, если они тоже не в курсе провала его легенды. Поэтому спускать это дело на тормозах не стоит.
Возвращаясь же к тебе, Элис, ситуация проста: нам не доверяют. Все слишком хорошо помнят, какой властью обладал Инквизиторий при Палпатине. Поэтому любая организация, возглавляемая Одарёнными — воспринимается в штыки. Особенно такая зловещая и таинственная, как Инквизиторий или такая нехарактерная и новая, как Имперские Рыцари. На нас обоих, Элис, очень пристально смотрят и ждут малейшего нашего неверного шага, чтобы от нас избавиться. И тут всё просто: не станет тебя — Дизра сожрёт Имперских Рыцарей с потрохами. Не станет Рыцарей — возьмутся за Инквизиторий, а как только исчезнет он — настанет очередь Хетрира. А когда не останется никого, кто мог бы противостоять Аэрдри — та устроит то же, что и в Конгломерате: хаос.
— Я что-нибудь придумаю об этом. Пеллеон доверил мне порядок, и моей основной задачей будет не дать Осколку развалиться. Про Империум речи не было.
Да и уровень, на самом деле, не тот. Имперский Осколок, также именуемый Бастионом, считается главной, но почти изолированной от межзвездной дипломатии фракцией Галактической Империи, и главной ее правоприемницей. Сдержанность внешнеполитических действий позволяет сфокусировать внимание на внутренних проблемах, и эффективно искоренять “пятую колонну” и коррупцию, почти сводя их на ноль; далеко не каждый местный имп — идейный борец за честное имя Палпатина, но до тех пор, пока мелких взяточников не подкармливают со стороны, их влияние будет оставаться незначительным. Разумно предположить, что для политика с нулевым опытом, вроде Элис, управление именно Осколком дается гораздо легче, чем если бы это был любой другой кусок империи Палпатина, менее скованный во внешней политике.
— Увы, я все еще не могу следить за Вайлдманом, да и что там скрывать... За Финой тоже, и за Даалой. — Элис вздохнула, явно не очень довольная тем, что ей приходится это говорить. — Ты мне очень льстишь, если думаешь, что я могу пойти и призвать их к ответу, но все, что я могу — это наблюдать со стороны, и спрашивать совета у Хетрира. Увы, у меня не было времени, чтобы нарастить такие связи, которые помогли бы мне иметь свое собственное имя, а не быть отщепенкой Пеллеона.
Слово “отщепенка” звучит грубо, но, очевидно, в случае Элис отлично подходит к ситуации. За непосредственное присутствие на поле боевых действий, за лояльность, отсутствие амбиций и личную харизму ее поддерживают военные Осколка, но эта поддержка — ничто, по сравнению с влиянием Даалы или Фины; за первую эти же самые военные могут без размышлений пойти на смерть, а вторая в принципе является непоколебимым колоссом в рамках Сиутрика, Осколка и всего Хиндийского Пути. Любому человеку, интересующемуся политикой и так ясно, что Элис существует и занимает свой пост только потому, что никто “постарше” пока не принял волевого решения ее удалить из игры.
— Ты лучше меня знаешь про этот проклятый фракционизм. — Она покачала головой. — Может, я и не самый страшный тиран на этом рабовладельческом рынке, но я прекрасно понимаю свою роль в Осколке. Я сижу на троне только затем, чтобы большие дяди и тети не начали за этот трон драться. Они сами ведут свои дела налево и направо, а я им не мешаю. У нас с ними, хм... Я бы назвала это паритетом. Да, это подходит. Я сижу ровно и не мешаю им, а они делают вид что я главная. Если ты не знаешь, то открою тебе секрет: в мои изначальные обязанности входило наблюдать за промышленными и жизнеобразующими обьектами Осколка. Я не собиралась садиться на трон. Это Пеллеон... Сказал что у меня красивые волосы. И началось.
Она улыбнулась.
— Так что считай, что я доверяю твоему решению. Пусть я об этом и пожалею.
— Есть... способы. — выслушав Элис, начал Тремейн. — Которые позволяют наблюдать за целью с помощью Силы. Это вряд ли пройдёт с чиссом, который всюду носит с собой этих мелких тварей, которые создают своего рода пузырь, в котором отсутствует Сила. Но в случае Даалы или Фины, думаю, сработает.
Наличие при особое последней некоей Фриды — совершенно-точно являвшейся Одарённой — Гранд-инквизитора не смущало. Вряд ли она окажется настолько могущественной, чтобы не только помешать ему следить за д'Астой, но вообще обнаружить факт слежки сквозь Силу.
А даже если и обнаружит -то чем докажет, что это дело рук именно Инквизитория? Не, так-называемого, отдела "Бесконечность" или не самого Кронала? Да хоть бы и Тагге — вряд ли Фина не была в курсе того, что сестру Ульрика — Домину, учил не кто-нибудь, а сам покойный Вейдер.
— Понимаю твоё отношение к магии, но приведу серьёзный довод в пользу подобных мер: если мы имеем дело с Кроналом всерьёз — то мы уже проигрываем: в отличие от нас он не брезгует никакими способами для  достижения своих целей. Опять же, если мне не врут мои информаторы — то в Новом Ордене Джедаев сейчас вовсю набирает силу идеология о единстве Силы и отсутствии Тёмной и Светлой сторон, как-таковых. Иронично, но Грандмастер Скайуокер подчерпнул эту идею из учения покойного Палпатина...
Антиннис развёл руками, мол, вот так, оказывается, а ты и боишься и продолжил:
— Впрочем, мы отошли от темы. У твоих подчинённых, Элис, есть официальный повод, чтобы в пределах Бастиона следить за каждым чихом и Натаси Даалы и Фины д'Асты и вообще всех высокопоставленных лиц Осколка. Даже моим, хм. Разумеется, все это не могут не понимать, но если кто-то всё же замешан — то рано или поздно он или она — попадётся. "Они" всегда попадаются, Элис, ибо люди — весьма примитивные звери. Даже те, кто это отрицает и даже Одарённые.
Возвращаясь же к вопросу о Шарвин — ты не думала привлечь на помощь свою мать? Я имею ввиду Ивэтт Элатар, а не Аэрдри. Ты вообще пробовала с ней как-то  связаться? Птичка мне на хвосте принесла, что она не последний человек в Конгломерате...
— О да, связаться с Ивэтт и сообщить ей, о том, что я спелась с тобой и теперь слежу за всей имперской верхушкой используя ситхскую магию. Блеск. Она будет в восторге. — Элис развела руками. — Мы с ней нечасто видимся. Мне не нравится тот тон, которым она говорит со мной. “Пойди туда, сделай это“. Я что, регент на побегушках?
Через несколько мгновений ворчания она резко оборвала себя на полуслове и замолчала.
— Нет, я не шпионю на Конгломерат, можешь даже не пытаться. Я не сказала ей ничего, кроме того, что лично я про всех вас думаю. Надеюсь, это не считается за измену? Потому что работу и семью я разделяю.
Хотя, по факту, сидение на троне было скорее для нее образом жизни.
— У нее можно попросить помощи с Шарвин, но это будет означать, что я выдала тайны разведки. Если об этом кто-то узнает — мне конец. Разведке тоже.
— Ту часть, где фигурирует ситхская магия, думаю — можно опустить. — скупо улыбнувшись ответил Элис Гранд-инквизитор. — Что до прочего, мне кажется, что она итак уже в курсе.  Однако, памятуя о том, что Кронал вряд ли ей по нраву тоже — стоит вспомнить поговорку о враге моего врага.
Далее Тремейн, к своему удивлению, едва не ляпнул вслух насчёт того, что больше опасается, что Элис шпионить для Новой Республики и Нового Ордена Джедаев в частности, но въевшийся в подкорки разума образ вежливого и внимательного интеллигента — позволил ему с виду и не только — и ухом не повести.
— О каких тайнах речь, если операция была неофициальной? Опять же, если нам ещё не выкатили официальную ноту со стороны Конгломерата или по линии тамошней внешней разведки — то Шарвин своё прикрытие не раскрыла...
" — Или её пока недостаточно хорошо пытают." — додумал про себя Антиннис, но собеседница этого, разумеется, не услышала.
— ...и если она, случайно, как частное лицо обнаружится в Конгломерате с целью навестить свою мать — то попытка её в чём-то обвинить и тем более — связать с нами — будет выглядеть очень некрасивой провокацией, граничащей с фарсом. Особенно, если мы немного поможем твоей матери, задним числом оформив нужные справки и документы и крайне вежливо попросим нужных людей в Конгломерате — сделать то же самое.
Разумеется, в иной ситуации Тремейн использовал бы Ивэтт втёмную, просто дав той некую информацию из третьих рук о том, что у Шарвин неприятности в Конгломерате и загребал бы жар чужими руками, но имела место быть ещё одна переменная в лице Элис Элатар и как бы Гранд-инквизитор не желал вынести оную за скобки — нужно было решать имеющееся уравнение без применения сомнительных действий с неизвестными последствиями. Или, хотя бы свести к минимуму возможные риски, чем он сейчас и занимался.
Элис на несколько секунд задумалась. Она явно не стала менее скептичной, но как минимум менее агрессивной, что можно было бы считать за успех.
— Это... Неплохой план? — Произнесла она в пустоту, как будто говоря с воздухом перед собой или кем-то, кого может видеть только она. Глаза молодой женщины бегают по по комнате, выдавая то, что она то ли очень интенсивно думает, то ли на несколько мгновений утратила связь с реальностью.
— Ох, я об этом пожалею... Но я сделаю так, как ты предложил.
Отчасти Элис беспокоилась не только о том, что она выдает Тремейну на руки почти готовый компромат, но и о том, что она опозорит свою разведку и свою собственную компетентность в глазах матери, и даст ей повод до конца жизни напоминать об этом.
— Я сообщу Ивэтт о том, что случилось. Я думаю, что еще более грубое вмешательство, которое мы можем сделать в работу разведки — это отправить на поиск Шарвин команду агентов, но я не думаю, что я смогу пойти на это.
Несмотря на то, что она является хозяйкой в одном из самых крупных и сильных имперских осколков, Элис явно не спешила отдавать кому-то приказы, думать как-то слишком глобально или получать удовольствие от того, что в ее руках находятся жизни сотен тысяч солдат. Она явно непривычна для своего поста и для того, что ей нужно на нем делать.
— Да. Как минимум, он лучший из того, что мы можем сейчас предпринять. — поддержал Элис Гранд-инквизитор.  Он говорил практически искренне: даже в случае провала они с Грандмастером Элатар будут, как бы и не при чём и даже попытка что-то предъявить Ивэтт со стороны Конгломерата будет очень сомнительной затеей учитывая, что Маркус Перрос Рекс — безусловно уважаемый и влиятельный человек в вышеупомянутом вертепе торгашей и сомнительных оффшоров.
— Сообщить лучше при личной встрече. И где-нибудь, где этого меньше всего ждут. — поделился своим мнением Тремейн. На то были причины, которые он тут же поспешил озвучить: — Не забывай, что где-то в высших эшелонах Осколка имеется крот и нам неизвестно — есть ли у него доступ к секретным перепискам. Учитывая, что речь идёт с большой вероятностью о шпионе Кронала — то будет разумно принять по-умолчанию, что всё же имеет. И, возвращаясь к вопросу о шпионаже, нам придётся сыграть в занимательную игру, чтобы рыбка в Совете не сорвалась с крючка раньше времени.  Придётся время от времени вбрасывать определённую информацию в предполагаемое окружение шпиона и следить за реакцией со стороны заинтересованных лиц. Причём, информация должна быть относительно-верной, чтобы крот не почуял, что данные подсунуты ему намеренно, но и не настолько важной или правдивой, чтобы нанести нашим интересам существенный урон. И если всё выгорит — то уже мы заведём крючок господину Чёрной Дыре за челюсть.
Элис заметно напряглась и задумалась.
— Не уверена, что я на такое способна. Например какую информацию?
— Значит. — продолжил Тремейн. — Будет повод научиться. Что до последнего...
Тут Гранд-инквизитор всё же смолк, размышляя насчёт того, что и каким образом скормить вышеупомянутой рыбке господина Чёрной Дыры, засевшей где-то в высших эшелонах Осколка. Для начала стоило вбросить что-то невнятное и, в целом, несущественное, чтобы потом плавно развернуть дезинформацию широким фронтом, но при этом — максимально похожим на реальность. Возможно, даже самим создать видимость реальности.
— Для начала, — едва-заметно хмыкнув, заговорил Антиннис, — Упомянем что-то неважное для большинства людей. Например, что с объединением Осколков — было решено свести к общему знаменателю сведения о потерях флота Осколков, относительно численности имперского флота на 4-й год после Явинской Битвы. И факт того, что в ходе первичного сравнения обнаружены как нестыковки, так и откровенные белые пятна, делающие судьбы отдельных кораблей и даже флотов — неизвестными. Думаю, для затравки этого хватит. Чуть позднее мы немного разовьём эту тему в нескольких направлениях и будем держать руку на пульсе, примечая, где будет развиваться больше нездоровой активности.
Тут Тремейн звонко щёлкнул пальцами оставшейся левой руки, не доверив грубому металлу протеза подобный эффектный ход.
— А мы будем ожидать с распростёртыми объятиями. Кроме того, раз уж Кронал вовсю пользуется тёмными техниками прорицания — то я попробую хотя бы частично повторить то, что покойный Палпатин проделывал, чтобы затуманить подобные усилия со стороны Старого Ордена Джедаев. В совокупности, учитывая такой фактор, как твоя мать и её постоянные игры с Силой — должно сработать. Нужно лишь делать это осторожно, чтобы Кронал не понял, что ему подыгрывают, ведь господин Чёрная Дыра весьма осторожен.
Элис сидела практически с отвисшей челюстью, пытаясь понять, чего от нее хотят. А когда Тремейн щелкнул пальцами, она вздрогнула, выйдя из транса, но чувствуя, что мозги вот-вот вскипят от перенапряжения. Если он хотел ввести ее в транс, то у него получилось. То ли долгими пояснениями, то ли монотонным голосом.
— Мы не собираемся сражаться с ним? Мы будем пытаться победить его словами? Ты думаешь это хороший план? — Удивленно, и с явной недоверчивостью к слышанному переспросила Элис.
— Я имею в виду, если Аэрдри права, и Кроналу действительно столько лет, сколько Руусану, то у него есть все время вселенной, а у нас его нет вообще. Ты думаешь, что такие полумеры — достаточный ответ на его действия?
Закатив глаза под лоб, она помолчала, прикидывая, сколько лет они таким образом будут бодаться с ним. Так как она не сильна в математике, единственная цифра, которая пришла ей на ум — это "очень много".
— Совместными усилиями мы можем отлучить его пророков от рыцарей и зачистить их. У нас есть оружие и численное преимущество, так чего же мы ждем?
— Этот план касается только шпионов в высших эшелонах Империума. — поспешил уточнить Тремейн, немного разочарованный тем, что его недостаточно внимательно слушали. Про то, что зачистить личный состав от каких-либо, связанных с Кроналом элементов — стоило сразу после создания — он тактично умолчал.
— Что до чистки рядов. — Гранд-инквизитор призадумался, сложив пальцы домиком. Затем, начал ими синхронно перебирать, создавая иллюзию того, что по ним бежала своеобразная волна, а после — опустил руки на стол и огласил вердикт:
— Арестовывать нужно всех подозреваемых и сразу. Чтобы никто не ушёл, а для этого — необходимо собрать всех Рыцарей в одном месте так, чтобы это не вызвало подозрений. Впрочем, учитывая, что Каррах уже вне нашей досягаемости...
Тут Тремейн лениво вскинул левую руку, мол, чего уж теперь секретничать, когда упустили.
— В общем, чистка рядов — дело хорошее, но немного запоздалое:  думаю, Кронал уже знает всё, что ему нужно о Рыцарях. А вот мы про текущую диспозицию Пророков — не особенно, кроме того, что они окопались на Дромунд-Каасе. К слову, что там с Мистигири? Из неё удалось ещё что-то вытянуть?
— Что?! Вытягивать что-то из собственной гостьи? Ты с ума сошел? — С предельной честностью уточнила Элис. Она не сказала о том, что гостья, помимо всего прочего, является еще и ситхом, который, при попытке побега, может нанести инфраструктуре и армии Осколка колоссальный урон.
— Да будет тебе известно, — продолжила она недовольно, — что взаимодействие с людьми не ограничивается шантажом и пытками. У нас с ней общий враг, и она наверняка рано или поздно расскажет о том, что считает нужным!
Она нетерпеливо выдохнула и успокоилась. Даже забавно, что она защищает подачку Аэрдри так трепетно, хотя прекрасно знает, что у той всегда на все есть целая вереница запасных планов.
— Мы можем навестить ее и отправиться на Каас. — Добавила она задумчиво. — Или арестовать пророков, как ты и предлагаешь. Нам в любом случае придется использовать ее помощь, потому что я не подпущу к этому делу Хетрира и его сектантов.
От услышанного у Гранд-инквизитора остро заныла точка концентрации Живой Силы в районе солнечного сплетения. Можно было бы и глаза закатить, но Антиннис тактично отделался вздохом: объяснение прописных истины дивному созданию по имени Элис Элатар в столь больших объёмах, похоже, начало утомлять даже такую терпеливую и интеллигентную личность, как он.
— Это было не в буквальном смысле, Элис. — лениво отразил неожиданную нападку со стороны собеседницы, Гранд-инквизитор. — Есть множество способов вытянуть необходимую информацию из человека. И пытки и шантаж — лишь крайнее их проявление. Если у человека есть хоть немного мозга в его черепной коробке — то всегда можно донести до него факт его неправоты. Факт того, что идеология, которой он следует — лжива, а его кумиры — старые софисты и любители высоких слов. Что прав именно ты, а не он и, что в его интересах помочь именно тебе. Если же нельзя добиться консенсуса с помощью разума, что ж, тогда приходится искать иные пути.
Ответ на вторую часть речи Элис был куда более коротким, но несмотря на это, содержал в себе куда больше смысла, чем казалось на первый взгляд.
— С её слов, Элис.
Потому что информации о Мистигири у них имелось ещё меньше, чем о Кронале, а доверять свою жизнь неизвестно-кому — Антиннис не привык. Это даже в теории попахивало небывалой степенью риска, а уж на практике...
— Мы в любом случае должны оставить Кроналу лазейку : иначе он воспользуется иными планами, о которых нам неизвестно. А так, у него останется выход на Империум, известный нам хотя бы примерно. Так мы будем знать, откуда ждать удара. Выходит, что нам выгодно сейчас сделать следующее: несомненно, что Кронал предполагает, что мы догадаемся, что Каррах — его пешка. Пусть так, подыграем ему — объяви этого замечательного персонажа в розыск. Своих Рыцарей не трогай, но пару-тройку наиболее подозрительных поставь на высокие должности в Бастионе так, чтобы были постоянно у нас на виду. Чтобы с виду это было случайностью и некомпетентностью с твоей стороны. Что до Дромунд-Кааса, есть предположение, что Мистигири — является своеобразной дырой в плане Кронала. Моментом стоит воспользоваться, чтобы наши визави не сочли, что мы что-то подозреваем и ведём свою игру: пусть думают, что мы — стереотипные имперцы, решающие все проблемы приказом "База-Дельта-Ноль". А Мистигири... Что ж, дадим ей шанс на Дромунд-Каасе, но будем тщательно за ней приглядывать. Да, в чём проблема с Хетриром? Мне казалось, вы с ним неплохо ладите..?
— Я не доверяю им обоим, но Хетриру больше, потому, что у него есть власть, и нож, который он может воткнуть мне в спину, будет гораздо длиннее. Но ты прав, твой план должен сработать.
В этот момент Элис искренне верила в то, что идет на сделку с дьяволом. Вся эта ситуация — это то, к чему ее не готовили ни дня ее жизни.
— Мы отправимся на Каас, блокируем планету и арестуем столько пророков, сколько сможем. У кого-то из них должна быть информация о том, где скрывается Кронал. Он бы не смог проворачивать свои делишки, не выходя на связь со своими пророками или оставаясь незамеченным прямо у нас под носом.
— Хм, но в таком случае, — поспешил поинтересоваться Гранд-инквизитор. — Как быть с Шарвин? Ведь она работает под руководством Хетрира, если я не ошибаюсь? Видишь ли, Хетрир... Он — натура с тонкой эмоциональной организацией. Неисправимый идеалист и... Впрочем, я отвлёкся. В отношении Хетрира скажу лишь, что порой, его, говоря вульгарным языком — заносит на поворотах.
— Возвращаясь к теме нашего разговора, — продолжил Тремейн, после небольшой паузы. — Я слышал, что скоро у Галлиноров планируются большие торжества. Будет море загнивающей аристократии, множество шпионов и бесчисленные толпы разнокалиберных жуликов. Как в мундирах, так и без. Думаю, стоит назначить встречу с Ивэтт именно там. Во избежание возможных глупостей со стороны заинтересованных сторон и для придания процессу благопристойного вида, разумеется...
Элис уставилась на него недвусмысленным взглядом с бровями, выгнутыми наверх так, как будто они сейчас сломают весь мышечный скелет ее лица и взлетят куда-то к линии роста волос.
— Мне льстит то, что ты переоцениваешь мое состояние, но я не думаю, что мне будет под силу такой перелет. Видишь ли, мне нездоровится, и я не слишком настроена на посещение вечеринок, — честно сказала Элис, потому что будь ее выбор, она бы так и сделала, только не на самой большой тусовке галактики, а где-то в Неизвестных Регионах, где физически некому будет мешать.
— Ты можешь встретиться с ней вместо меня, если хочешь. — Она добавила, довольно усмехнувшись.
— Защищаться от чужого вмешательства можно разными путями. Можно заползти в самый тёмный угол, куда даже свет не проникает и вершить свои дела во тьме. Но можно сделать и наоборот: подняться к самому солнцу у всех на виду. — поспешил объяснить некую, хм... эпатажность своего предложения, Гранд-инквизитор. — В первом случае защитой будет секретность. Во втором, публичность — никто не посмеет причинить вред кому-либо твоего уровня на Галлиноре. Если, конечно, господа Галлиноры не хотят для себя политической опалы, дипломатического скандала, социально-экономической изоляции и прочих интересных и длинных слов, которые ничего хорошего с собой не несут.
Как я сказал чуть ранее, если помнишь: мы не можем знать, насколько глубоко Кронал проник в правящие эшелоны Осколка. Есть опасения, что мы не сумеем обеспечить необходимую секретность. А на самой дорогой и красочной,хм... вечеринке этой Галактики — даже он не посмеет играть без правил.
Что до прочего: я не предлагаю тебе отправляться сию минуту. До начала торжеств ещё пара недель. Что до возможности моей встречи с Ивэтт... Думаю, что она будет не в восторге от моей скромной персоны. Да и вообще от любого представителя Инквизитория. Поэтому вариант с твоей, выходит, тётей..? Тоже отпадает.
В ответ она рассмеялась, негромко и недолго, но зато достаточно искренне.
— Мой уровень, значит...
Вытерла глаза тыльной стороной ладони. Вот уж действительно звучит как анекдот.
— Ну ладно, ладно, как скажешь. — Элис согласилась откровенно нехотя, как и любая женщина, смягчившая гнев на милость после приступа смеха. Удивительно, но так работают все женщины: от крестьянок, до регентов империй.
— "Мой уровень" полетит на Галлинор, пусть будет так. Хотя, это будет откровенный позор: буду ходить как старая карга с тростью, пока не упаду и не умру. Не представляю, с какой стати я получаю от тебя столько беспокойства, конечно... А то имперский варлорд из меня пока не очень.

+1

3

— Да. Но чуть позже. — неспешно встав из-за стола, продолжил Гранд-инквизитор. — Сперва уладим дела на Дромунд-Каасе и, конечно же, позволим нашей новой знакомой доказать, что она нам не враг.
Затею с использованием Мистигири Тремейн считал не просто сомнительной, а напрямую, безрассудной: всё, что им было о ней известно — было подчерпнуто или из источников настолько неточных и древних, что они могли быть сто раз по сто переписаны и перевраны поколениями историков, или, было известно только со слов самой Мистигири, верить которым Антиннис был не склонен. Да и слов-то не было, по существу — Гнев была живым  отражением афоризма о том, что солдат — есть механизм, к ружью приставленный. Только в данном случае — не к ружью, а к своему предназначению, но особым сюрпризом для Гранд-инквизитора подобная профдеформация не была. Видимо, технологии создания верных и эффективных слуг у ситхов — не менялись очень давно. Как и титулы — Гнев, Глас, Рука.
Так что сам Тремейн собирался очень внимательно приглядывать за Мистигири в процессе их рейда на Дромунд-Каас. Лететь, к слову, пришлось бы очень долго в иной ситуации, да ещё на последних метрах из незапланированного забега — вести себя тихо, так как точка назначения была на территории Новой Республики, да ещё и вблизи её границ. Это увеличило бы вероятность возникновения неприятных эксцессов, но в данный момент перемирие между Новой Республикой и Осколками — играло им на руку: у них была значительная свобода перемещений на республиканской территории.
Однако, Гранд-инквизитор предпочёл бы не попадаться на глаза дозорам плутократов, которых ныне возглавлял плюшевый с виду экзот с замашками тирана. Было ли тут что-то из области психологи, связанное с комплексами и компенсацией, или просто так совпало? Об этом Тремейн решил поразмыслить как-нибудь потом, когда обстановка и настроение будут располагать к несерьёзным и ненавязчивым размышлениям неопределённого толка и направленности.
А сейчас, предстояло собраться и сделать то, для чего его готовили и чему учили — устранить Ересь Силы.
Так что, когда "Дознаватель" вышел из гипера на окраине системы Дромунд — на его борту все и всё были приведены в полную готовность: авиагруппа, десантные шаттлы, инквизиторы и операторы Тёмных Пехотинцев.
Были высланы вперёд дроиды-разведчики и истребители-скауты. Дромунд-Каас брали в кольцо — в систему незваные гости из Осколка вошли со стороны Дромунд-Калакара, газового гиганта с шестью лунами, в гравитационной тени которых и скрывался не самый маленький корабль Тремейна.
Сводный ударный отряд занял свои места в "Эгидах", которые на "Дознавателе" заменяли стандартные "Лямбды". До зубов вооружённые челноки были нечастым явлением в имперском флоте, но Антиннис очень оперативно оценил их защищённость и огневую мощь, чтобы заполучить их на борт "Дознавателя". Уж очень удобными были данные образцы для диких условий Внешнего Кольца. Особенно  после того, как плутократы из Новой Республики позволили пиратской сволочи вновь расплодиться там, где её, в своё время, давил огнём и мечом в том числе и сам нынешний Гранд-инквизитор.
— Идея высадиться в этих развалинах. — сказал Антиннис, указав на голоизображение древнего ситхского города на тактическом столе Звёздного Разрушителя. — Не самая рациональная, но так мы скроем своё присутствие хотя бы на первое время. Данные от дроидов-разведчиков говорят, что руины пусты и давно поглощены джунглями, но всё же нам не стоит снимать со счетов возможность того, что Пророки смогли предугадать наше появление с точностью, достаточной для засады.
Заодно, предполагались испытания в боевых условиях нового комплекта брони для полевой работы агентов Инквизитория и Имперских рыцарей, которую решено были сделать максимально-унифицированной: старые варианты бронезащиты из ультрахрома, использовавшиеся Инквизиторием — были созданы настолько отвратно и с таким пренебрежением к эстетике и эргономике, что весь период существования Первой Галактической Империи и Союза Пяти Звёзд и инквизиторы и сменившие их инквесторы старались и близко не касаться этого выкидыша могучей, но подслеповатой местами имперской военной промышленности.
Да и нужды в броне, в общем-то, не было. Однако, новые времена требовали новых решений.
[AVA]http://s3.uploads.ru/ekyc1.png[/AVA]
[NIC]Antinnis Tremayne[/NIC]
[STA]Гранд-инквизитор[/STA]
[SIGN]" — А теперь мой друг повстанец, мы начнём... Дружескую беседу." (с)[/SIGN]

+3

4

Пришлось сделать небольшой крюк, чтобы подобрать дополнительных пассажиров. Элис заточила Мистигири на Мегадоре, откуда она была благополучно извлечена и транспортирована на Дознавателя. Эта женщина не страдала ни боязливостью, ни излишней мстительностью, поэтому разговор с ней прошел достаточно гладко: она явно не проявляла желания свернуть своим тюремщикам шеи. Чего нельзя сказать о Пророках, с которыми у нее почему-то были откровенно несведенные счеты, после закрытия которых она, видимо, согласится лечь в гроб и там остаться. Элис мысленно подметила это, как и то, что она никогда ранее не видела такой прямолинейной, но в то же время холодной, будто бы тлеющей жажды мести. Кажется, вопрос с Пророками действительно придется закрывать окончательно, потому что если это не сделать, Мистигири обратит оружие уже против империи.
Когда мы спустимся, — заговорила Элис, стоя возле стола, — выйдите на орбиту планеты и проведите сканирование жизненных органических форм. Они должны подсветиться как живые обьекты, если они не находятся в километрах под землей.
Бессмысленно, — впервые за несколько часов заговорила Мистигири. — Каас полон органики. Лучше блокируйте всю связь. Если у них больше одной активной ячейки, они попытаются предупредить своих союзников об атаке.
Голос высокой страшной женщины звучит глубоко, громко и низко. Как будто трение металлом об метал.
В ответ Элис кивнула, подтверждая ее слова.
Бывшая джедайка не тратила время на изучение Дромунд Кааса. Вплоть до момента спуска на поверхность, она не имела ни малейшего понятия о том, как выглядит это место.
Так что случилось между вами и Пророками? — Поинтересовалась Элис, когда шаттл заходил на посадку. Несколько секунд Мистигири молчала, отведя взгляд, а когда челнок коснулся земли и спустил трап, она произнесла лишь:
Вот мы и прибыли.
Фейния вздохнула и закатила глаза, но настаивать не стала.
Снаружи оказалось холодно. К счастью, Элис захватила с собой свой черный балахон. Опираясь на посох, она спустилась на поверхность и осмотрелась. Густые джунгли почти полностью оплели полуразрушенные останки имперского города. Обилие жизни и Тьмы вокруг воодушевляло и удручало одновременно, как и темно-синее небо, заволоченное тучами, покрывающими всю поверхность планеты почти сплошной черной тенью. Унылые, но такие противные ветра, разносящие влагу и росу, заставили Элис надеть на голову капюшон и вжать ее в плечи.
Она старалась не думать о том, что ей в спину таращится ее шизопатичная инквизиторская тетя. Но все же, на всякий случай, она держала руку на рукояти длинного прямого меча, прицепленного к поясу. Ей стоило немалых усилий узнать, каковы свойства этой чудо штуки, пока она, наконец, не догадалась, почему бордовый камень, инкрустированный в гарду, постоянно пульсирует, будто живое сердце, а у Аэрдри, при виде этого меча, почему-то отпадает желание лгать.
Где вы видели их в последний раз? — Поинтересовалась Элис у своей проводницы. Может быть тогда Тремейн поймет, почему грандмастерша настояла на присутствии этой женщины в числе карательной экспедиции.
В храме Темной Стороны. Недалеко отсюда. — Ответила та и махнула рукой в нужную сторону.
Вход внутрь указанного храма, больше похожего на дворец, был наполовину завален. Лишенная Силы, Элис не могла двигаться также легко, как и раньше, поэтому Мистигири пришлось полезать на булыжники первой, а затем подтягивать свою протеже вслед за собой. У Тремейна и бешеной тети с этим проблем не было, отчего Элис чувствовала себя дефективной и ущербной. Неприятное чувство, от которого она попыталась абстрагироваться, опустив глаза в пол и надеясь, что никто не станет комментировать ее состояние.
Широкие каменные ступеньки, испещренные многовековыми трещинами и выбоинами, ведут вверх, и Мистигири охотно ведет группу вперед. Рукоять светового меча в ее руке переливается в свете фонарика Элис, которая, тяжело дыша, плетется следом. Тучи снаружи и отсутствие источников освещения внутри создают в древнем храме атмосферу страха неизведанного, таящегося в углу и за спиной. Этот страх заставлял Ламию, Антинниса и Мистигири заметно нервничать и постоянно оглядываться по сторонам. Испуганный Тремейн — это то, что можно увидеть нечасто, поэтому его внешний вид привлек внимание Элис, которая, почему-то, никакого страха не испытывала. То ли бой с королем демонов сказался на ее инстинкте самосохранения, то ли она сама, будучи демоном, вовсе не умеет бояться теней.
Все в порядке? — Осторожным, тихим голосом поинтересовалась она у Мистигири, надеясь, что этот вопрос не заставит ее злиться. К удивлению, старая воительница не только не обиделась, но и потрудилась обьяснить источник этого чувства:
Аура старого хозяина. — Хрипло ответила она. Низкий басовитый голос разлетелся эхом по черному залу с лестницей.
Старого... А, я поняла, да. Простите меня.
Когда-то давно она сводила с ума тысячи людей. Сейчас она значительно ослабла. Она была настолько сильна, что даже это место запомнило ее и пропиталось ею.
«Невозможно. Он оставил пятно на целом здании?»
Как он умер? — Вдруг сорвалось с губ Элис. И лишь затем она с определенным дискомфортом для себя вспомнила, кто такая Мистигири.
Как дурак, — внезапно ответила та, на несколько секунд смутив Элис — Бросил вызов всей галактике и скоропостижно скончался. Даже Бог не способен победить, если против него обьединяет силы даже его семья.
Он считался богом?
Хуже. Он сам себя им считал.

+2

5

Вскоре показался свет. Миновав лестницу, группа вышла в огромный по своим размерам зал с гигантской дырой в крыше, сквозь которую на древние обломки ниспадает бледно-синий свет. Элис выключила фонарик и огляделась. Чутье на опасность молчит, впрочем, как и всегда с тех пор, когда она потеряла дар Силы. Вместо этого она прибегла к более технологичным методам разведки: вытянула вперед руку, и из широкого, свисающего вниз рукава вылетели три небольших удаленных дроида, размером не больше половины хаттбольного меча. Три летающих шарика включили свои белые фонарики, и, потрескивая репульсорами, разлетелись по многочисленным ответвлениям и залам старого храма.
Чувство страха нарастало. Все, кроме Элис, стали слышать странные шепотки, как будто исходящие из углов, где на деле не было ничего, что могло бы их издавать. Черные тени на мгновения обретали очертания, лишь для того, чтобы развеяться, стоит обратить на них взгляд. Особенно-сильно это чувствовал глава инквизиторов. Что-то необьяснимо морозило его изнутри, оттуда, где бьется сердце и где роятся мысли. Это было похоже на присутствие Палпатина или Вейдера, если даже не хуже. Для него и Ламии эта Тьма не казалась приятной или питающей, скорее наоборот чужеродной, угрожающей; казалось той тьмой, которая не успокаивает и обволакивает, а поглощает весь свет, все звуки, превращая мир в пустое пространство без чувств и жизни.
Словно черная дыра.
— Мне сложно поверить, что ты привел за мной целый отряд, старый друг, — Антиннис услышал в своей голове голос. Старый. Скрипучий. Доброжелательный. Но от того не менее неприятный. Инквизитор почувствовал на себе взгляд. Но не его источник.
— Я видел ваше появление в текущей воде. А о вашем прибытии сообщил ветер. Еще три дня назад. Маленькой джедайки и твое... Я не ожидал, что ты приведешь с собой монстров.
Мистигири уселась на край отвалившейся от остального храма стены, покрытой мхом и древними лианами. Элис о чем-то говорила с ней, но все внимание Тремейна было занято знакомым, и в то же время неизвестным ему голосом. Кто бы это ни был, он достиг того уровня телепатии, при котором слушатель будет игнорировать все посторонние источники звука... Хуже всего то, что этот уровень опасно близок к прямому влиянию на разум.
— Скажи мне, ты правда намереваешься убить меня? Ты думаешь, я стану сражаться с тобой? — В посыле послышалась обида и оскорбленность.
Разумеется, мощные бортовые средства РЭБ "Дознавателя" заглушили связь как только разведчики доложили о том, что в системе нет других кораблей. Авиагруппа Звёздного Разрушителя была сразу же разделена на отдельные крылья, занявшие позиции по периметру звёздной системы и в непосредственной близи от материнского корабля, чтобы оказать поддержку наземной операции, буде то потребуется.
И само собой разумеется, что Тремейн не стал полагаться на одну только Силу — характерного вида разведывательные дроиды шли в авангарде и арьергарде ударного отряда.
Только всё это мало помогало, когда дело дошло до передвижения по старому ситхскому храму — это строение Антиннис определил безошибочно: стиль архитектуры был схож с таковым в Цитадели Инквизитория. Но был маленький нюанс, который мешал любоваться архитектурными ансамблями, помимо необходимости смотреть в оба — окружившая всех липкая аура страха.
Гранд-инквизитор крайне-давно не испытывал этого полузабытого чувства, когда мерзкий ком собирается внизу живота и, когда тени шевелятся, стоит отвести от них взгляд.
Что-то похожее было подле Палпатина, но император вызывал иной сорт страха — благоговейный ужас. По крайней мере тот Палпатин, которого знал Тремейн.
Страх же этого места был иным, рождённым чем-то чужим и безликим, бездонным.
...а потом произошло то, чего Антиннис опасался, к чему был готов, но всё равно надеялся, что ошибается в прогнозах — их ждали.
После приключений в комплексе Кулу Гранд-инквизитор думал, что способен изолировать свой разум от посторонних. Видимо, ему следовало признать, что с выводами он поспешил.
" — Вера — пища ограниченных умов. Друг." — поднимая стены и воздвигая бастионы в своём разуме на пути непрошенного гостя, мысленно ответил Тремейн, силясь вспомнить, где он мог слышать этот голос. Крайне немногие в этой Галактике могли назвать его другом и ещё меньше из тех, кто мог — сейчас топтало смертные тропы материального мира.
" — Я ожидал, что моё появление будет предсказано." — хмыкнув про себя, подавив желание в очередной раз покоситься на, якобы, ожившую тень, продолжил Гранд-инквизитор. " — Кто бы ты ни был, друг, но у тебя выдалась возможность обжаловать приговор, вынесенный тем, кто имел возможность его вынести. Раз уж ты всё равно не стремишься нападать, верно?"
— Увы, вам будет не под силу привести приговор в исполнение, так что я освобожу себя от бремени его обжалования, — ответил милый старичок скрипучим, но таким вежливым, почти манерным голосом, будто только со встречи аристократов из Ядра.
— Однако видя то, как низко ты пал, общаясь с подобными чудовищами и джедаями, я решил... Помочь тебе. Перед тем, как я оставлю вас наедине с самими собой, я хотел бы поговорить, а затем подарить тебе мой подарок — пророчество. Интересует ли тебя мой дар и разговор?
" — Такой исход возможен также." — не стал спорить с незнакомцем Тремейн. Впрочем, а так ли незнаком голос? Если подумать — то кто, кроме одиозного Кронала может использовать телепатию таким образом?
" — Не тревожься о милых выродках Аэрдри, Кронал. Они нравятся мне не больше чем тебе. Но я не обязан их любить — они мне полезны. Что до пророчеств..."
Тут Антиннис потянулся к своему личному хранилищу Силы — Хладным Покровам на своей шее, укрепляя ментальную защиту ещё больше — он не был столь искусен в прорицании, но возможные угрозы осознавал чётко.
" — ...мне уже было озвучено одно пророчество. Пожалуй, я буду невежлив, если не позволю тебе, друг, изложить свою версию."
— Благодарю тебя. Я не требую большего. Тот храм, в который вы вошли, — продолжил собеседник, — своего рода уникальный обьект. Я не буду рассказывать, что вы сможете найти здесь. Это лишит вас удовольствия от исследования. Я лишь позволю себе предупредить тебя, Антиннис, о том, что уготовано тебе в возможном будущем.
Незнакомец прервался. В следующее мгновение Мистигири поднялась а места и направилась в одну из боковых комнат, через проход, вырезанный прямо в стене в виде гигантской трапеции.
Кто бы сейчас ни говорил с инквизитором, он действительно видит то, что происходит в этом зале.
— Нас могут подслушивать. Не недооценивай джедайку. Мы поговорим в уготованном для этого месте... Посмотри вперед себя: проход в противоположном конце зала ведет к винтовой лестнице. Поднимись по ней и проследуй на второй этаж. Обрати свой взор направо, на третий от лестницы проход. Войди в него, и иди вперед без страха, пока не встретишь запертую дверь. Не приноси с собой свет: в коридоре есть ловушки, реагирующие на него. Возле двери найди контрольную панель с отверстием для карты и устройством ввода. Не прикасайся к ней: любой введенный код и любая карта приведут к активации ловушки. Вместо этого уничтожь дверь при помощи Силы. Войдя внутрь, подключи резервную диатумную энергоячейку, ты справишься с этим и без моей инструкции. Ближайшая к тебе стена отворится, открыв потайной проход. Не боясь, входи внутрь. Там тебя будет ждать терминал, через который я свяжусь с тобой. Приходи один, и ничего не опасайся: ты единственный, кому из вас всех я не желаю зла.
Становилось всё интереснее и интереснее — его уже приглашают пройтись по неизвестным ему коридорам в одиночестве. Обойти ловушки, довериться незнакомцу и получить взамен... Что-то..?
Это очень попахивало безумием и ловушкой. Настолько очевидно, что даже слишком. Слишком явно и слишком прямо — Кронал так, судя по всем известным данным, не работал.
Или просто предвидел, что Тремейн решит иначе в случае иной подачи информации и скорректировал свою тактику?
— Выключите свет. — коротко распорядился Гранд-инквизитор, одевая шлем и активируя его интерфейс. — Фонари использовать только в случае появления Пепельных Демонов. Встроенные приборы ночного видения — тоже не применять. Выставьте контрастность визоров шлемов на максимум и сместите картинку в красный спектр. Всем идти след в след. Рассредоточиться, но без моего приказа — никому не шагу.
Действия Мистигири не остались незамеченными и Гранд-инквизитор в ответ на них — лишь коротко указал на проём, где исчезла женщина — Лламее. Ответно кивнув, Обер-инквизитор, съевшая на полевых операциях не одного акк-пса — вынула из подсумка датапад и чёрный пластиковый контейнер, размером с яйцо нуны. Сорвав контрольную печать, она вскрыла контейнер и положила его на каменный пол. затем, опустилась на корточки и поднеся датапад к вскрытому контейнеру — стала быстро что-то вносить в его электронные мозги.
Потом датапад был отложен в сторону и округу огласил писк настолько тонкий, что находился на грани восприятия человеческого уха. Нисколько не смутившись, Нулла вскрыла маленький контейнер и вынутым из подсумка же изогнутым пинцетом ухватила содержимое уже этого контейнера и поместила его внутрь первого.
Внутри того что-то мерзко хлюпнуло и когда Обер-инквизитор вновь взялась за датапад, убрав пинцет и образовавшийся мусор — из чёрного контейнера выползло нечто мерзкое, бесформенное, грязно-серое. Ни головы, ни рта, ни конечностей, но эта погань — определённо была живой: не было и следа механических деталей.
Элис слышала про эту штуку — биогончую, но никто и никогда из тех, кто о ней упоминал — её не видел. Ни Катарн, ни Люк, ни, тем более, Даллис Виз, которая сочла бы это не иначе, чем издевательством над Жизнью и самой Силой.
Технический гений Первой Галактической Империи был свободен от морали и предрассудков. Смертоносный сплав искусственной жизни, оскорблявшей саму Силу и мёртвого машинного интеллекта, дополненного инстинктом хищника — вот, что такое биогончая.
Родственница Элис встала, что-то нажала в датападе и грязно-серый слизняк с неожиданным для такой мерзости проворством — устремился вслед за Мистигири, ловко двигаясь в тенях и Элис могла бы с кем-угодно спорить, что временами существо отращивало несколько пар ног, чтобы пробежаться по затенённой стене.
Очевидно, что тварь послана следить, но никто не даст гарантии, что в случае, если Мистигири выкинет что-то из ряда вон — то слизняк, к тому же, не оставлявший следа в Силе, не применит что-то неполезное для её здоровья.
Как Тремейн и сказал — он будет очень внимательно приглядывать за Мистигири...
— Ждите меня здесь. — сказал Гранд-инквизитор, неспешно двинувшись вперёд и отвечая на немой вопрос Обер-инквизиторов. — Мне нужно кое-что проверить. Обер-инквизитор Нулла — не упустите нашу новую знакомую.
— Так точно, Гранд-инквизитор. — отозвалась та, очень стараясь не смотреть на нервировавшие всех присутствующих тени. Иронично, но всех, кроме Элис и, кажется, отошедшей куда-то Мистигири.
Так или иначе, но Антиннис решил сыграть в предложенную ему игру. В конце-концов, вряд ли она будет более оригинальна, чем та, с которой он столкнулся в комплексе Кулу.
" — Что ж, постановим, что произошло небольшое недоразумение и обе стороны желают исчерпать его последствия." — ответил согласием Антиннис на предложение незнакомца, поднимаясь на второй этаж без света, довольствуясь только отвратно-контрастной красноватой картинкой, которую пропускали интерактивные линзы шлема.
" — К слову, о недоразумениях." — сворачивая в третий коридор справа, продолжил он беседу с неизвестным доброжелателем. " — Я некстати был занят во Внешнем Кольце, когда Палпатин огласил приговор Пророкам. В чём там было дело, друг, если не секрет? Помнится, мой хороший знакомый обучался у них."
Добравшись до запертой двери, Гранд-инквизитор, сконцентрировался и дверь с жалобным и громким скрежетом выгнулась внутрь, словно крышка консервной банки, открыв ему путь внутрь.
Затем, ячейка. После — внутрь, в потайной проход. Потом терминал, где всё решится. Тремейн нервно дёрнул плечом — это место не было тем, где он хотел находиться сколь-нибудь дольше необходимого.
" — Я слушаю тебя, друг."
Стоило инквизитору войти в темное, площадью от силу в пару десятков метров каменное помещение, как над плоским терминалом со встроенным в него мощным голопроектором возвысилась черная фигура лорда Блэкхоула. Существо без пола, расы и возраста использует старую, отдаленно знакомую Антиннису голограмму — черное существо, высотой полтора десятка футов, чья массивная фигура, глядя на него сверху вниз, кажется, отражает весь свет возможных звезд и галактик.
— Мудрый выбор, — произнесла голограмма. Прозвучали помехи, которые почему-то похожи на усмешку.
— Палпатин — параноик. — Коротко и четко отрезал лорд Блэкхоул. В общем-то не без преукрашения, но и не совсем соврав. — Если бы я действительно хотел его смерти, он был бы мертв. Без перерождений.
Палпатин — это не та тема, которую Пророк считает нужной обсуждать. Тремейн понял это, когда по его коже пробежались волны темного мороза, ощутимые даже через тысячи световых лет сквозь проекцию.
— Возможно. — коротко ответил Антиннис на слова Кронала насчёт мудрости его выбора. Уж каким — каким, а мудрым выбор не был. Был сомнительным, хоть и имел под собой некие выкладки, делавшими его достойными того риска, на который Тремейн пошёл.
— Иронично... — продолжил он, прервавшись, чтобы с лёгким шипением снять шлем: беседовать с кем-то Гранд-инквизитор предпочитал лицом к лицу. — Говорить об императоре, отрицавшем веру в храме другого, который мнил себя богом Впрочем...
Собеседнику тема явно не понравилась — это Антиннис ощущал в буквальном смысле загривком и спиной. Благо, что волосы на голове пока не зашевелились, хотя недовольство данной ситуацией внутри Тремейна уже поднялось к той самой отметке, когда начинается его превращение в гнев.
Как-никак, нельзя себя уважать, если ты не пугаешься кого-то из другого мира, но мерзко дрожишь перед смертным, которому просто немного больше повезло, чем тебе.
Совсем чуточку...
— ...не будем о грустном. Ты хотел мне что-то сказать, друг. Я рискну влезть в твою шкуру и предположить, что ты будешь говорить об Абелот, её выродке по имени Аэрдри и её милых потомках-аберрациях, одна из которых сейчас опекает джедайку. Возможно, шпионку. Об опасности, о цепях Матери, что вот-вот будут разорваны и, кхм, "се станет концом мира"? Поправь меня, друг, если я что-то упустил.
[AVA]http://s3.uploads.ru/ekyc1.png[/AVA]
[NIC]Antinnis Tremayne[/NIC]
[STA]Гранд-инквизитор[/STA]
[SIGN]" — А теперь мой друг повстанец, мы начнём... Дружескую беседу." (с)[/SIGN]

+2

6

Я не сказочник. Не ты один здесь прагматичен.
Лорд Блэкхоул помолчал несколько долгих секунд. Сложно сказать, что испытывает эта черная полупрозрачная фигура без лица и черт. Скорее всего думает и подбирает точные слова. Вряд ли бывший лидер ныне расформированных имперских волшебников может испытывать чувство такта или сомнения.
Девчонка работает на Скайвокера. Ее цель — коллапс имперской идеи и того, что осталось после Галактической Империи.
Он не стал уточнять, о какой девчонке речь. Это и так понятно.
От нее необходимо избавиться в кратчайшие сроки. И на то есть причины.
Руки черной фигуры, вместившей в себя отражение звезд и галактик, взметнулись вверх и растворились в проекции. Кажется, они были сложены у груди.
Очень скоро у нее появится возможность вернуть ее Силу. Необходимо прервать ее жизнь до того, как она сделает это.
Лорд Блэкхоул говорил жестко и твердо, а помехи искажали его голос, делая его еще ниже и страшнее, похожим на глубокое гортанное пение.
Я разместил в этом храме засаду. На втором этаже, четвертом слева от лестницы коридоре. Дроиды-убийцы, зависнувшие непосредственно над проходом. Если ты согласишься со мной, на что я надеюсь, то все, что тебе понадобится — это завести туда девчонку и ее звероподобную подружку. Если от них что-то останется, ты и твоя служанка с легкостью это раздавите. После атаки дроидов, даже вместе с Гневом они не будут для вас соперниками. Я заменю девчонку покорным нам клоном и Осколок будет в наших руках.
Проекция дернулась, и черная голова Пророка заняла все возможное пространство. Там, где должны быть глаза, засияли две яркие голубые точки.
Я не собираюсь заставлять тебя это делать, однако, — продолжил он. — Ее придется устранить. К счастью, есть и другой путь. Не подразумевающей физической ликвидации.
Тремейн почувствовал новую волну холода. Которую можно расценивать как подозрение его собеседника в появлении у него моральных принципов.
Здесь, в храме, есть древнее устройство Силы. При правильном применении оно излучает ауру Темной Стороны Силы, которую можно использовать для «облучения» джедайки. Поток Фобиуса сделает ее ненасытным зверем зла, что приведет ее к безумию и свержению ее заговорщиками, чье недовольство зреет с момента исчезновения Пеллеона.
Куда старик делся, Блэкхоул не уточнил.
Я, однако, не толкаю тебя к выбору одного из решений немедленно. Это... Выглядело бы так, как будто я пытаюсь манипулировать тобой. Потому, что я не рассказал тебе о пророчестве, которое я вырвал из лап Силы, что пыталась утаить от меня истину.
Голопроектор издал треск, и фигура черного мага снова выросла в полный рост.
Если ты ничего не предпримешь, девчонка вернет то, что отдала и станет светом, который сожжет тебя без остатка. Твое дело будет уничтожено. Глубокое Ядро падет, и Бисс покажется нам хлопком, по сравнению со взрывом сверхновой звезды. Она выполнит свою задачу: лишит народы ненависти. Мы не должны допустить этого. Империя питается болью и страданиями своих подданных. Девчонка не должна разорвать этот круг, чья скверна дарует нам нашу мощь. Темная Сторона Силы, создаваемая энергией миллиардов, должна питать Вселенную, как было предначертано. Джедайка и ее усилия должны быть остановлены раньше, чем она станет проблемой. Она станет сильнее, чем прежде, и тогда будет слишком поздно для нашей империи. Я вижу ее дар. Девчонка чувствует заговоры внутри заговоров даже без Силы. Если она уцелеет, Светлая Сторона захлестнет нас, словно волна, и мы будем сожжены в этом гневе. Нельзя допустить, чтобы джедайка вернулась в строй. Она должна быть уничтожена физически, или устранена иначе.
Блэкхоул выдержал короткую паузу. Звезды на его облике продолжили сливаться и меняться местами.
Ты должен осознавать последствия своего бездействия. — Продолжил он. Его голос стал еще ниже и зазвучал почти как едва-разберимый гул. — От ее руки пал старый Siqs'ari, и теперь она занимает его место. Девчонка пока не знает о том, что ей доступен истинный ритуал Dwomutsiqsa. Однако она узнает об этом от своей матери. Ее способности Siqs'ari будут не менее убийственны, чем ее Свет. Даже если тебе безразлична империя и Осколок, знай, что у нее и ее брата по праву крови есть пакт связи с Siqsa. Эти порождения Бездны смогут приходить по их зову, как приходили по зову их матери, пока они не лишили ее этих слуг. Не дай ей вернуть Силу. Если это случится, ты не остановишь ее. В отличии от Скайвокера, девчонка не настолько наивна и глупа. Поэтому с ней нельзя церемониться. Убей ее, убей ее новую подружку, а затем убей ее брата. И тогда мы закрепим контроль над Осколком, прежде, чем это сделает она и беззубый старикан. С клоном девчонки, севшим на трон, мы посеем террор среди жалких людишек. Развяжем новую победоносную войну. Океаны крови омоют планеты и сектора, укрепив нашу связь с Бездной. Мон Мотма и ее мерзкие прислужники Света окажутся уязвимы, и финальная цель — воцарение Второй Галактической Империи — княжества ужаса и войны, станет на расстоянии вытянутой руки. Наш успех станет неизбежен, если маленькая тварь не покинет сегодня этот храм.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/45/697790.jpg[/icon][nick]Кронал[/nick][status]terror incarnate[/status]

+2

7

Тремейн слушал молча, не меняясь в лице, несмотря на все те разнообразные метаморфозы, происходившие с голоизображением собеседника. Лишь при упоминании о том, что Элис — шпионка Скайуокера, здоровую часть его лица украсила скупая улыбка.
Не то, чтобы он не догадывался и ранее — у него просто не было прямых улик, при наличии более чем достаточного количества косвенных. Опять же, в силу сложившейся ситуации Гранд-инквизитор вынужден был поддержать Грандмастера Элатар. Да и, в конце-концов, он почти открытым текстом ей намекнул немногим ранее, что раскрытый шпион опасен для своих хозяев куда больше, чем для тех, кто его раскрыл.
У Антинниса были и иные соображения насчёт целесообразности данного своеобразного альянса с Элис, но новая информация от Кронала — заставила его всерьёз задуматься над теми рисками, которыми он поступился, ведя свою игру.
И тут бы план Кронала и пришёлся ко двору, но... Но, но, но — в нём, при всей его обстоятельности и колоссальности, были досадные ошибки, рискованные и ненужные ходы и полное игнорирование реального положения дел в Осколках.
— Значит, — наконец отозвался Гранд-инквизитор. — Победа над Tsiqs'ari даровала Элис власть над Пепельными Демонами? Это... Бесспорно-серьёзный аргумент с её стороны. Однако, как мне кажется, ты слишком увлёкся созданием своего плана, друг, упуская реальное положение дел.
Про то, что он понял причину размолвки между Кроналом и Палпатином — Тремейн умолчал. Всему своё время.
— Ты, безусловно, создал колосса. Но упустил из виду, что покоится твоё детище на глиняных ногах: в данный конкретный момент ситуация в Осколках такова, что значительная часть политиков и военных не в восторге от любых Одарённых, пытающихся удержаться у власти. Элис — вынужденная мера, если убрать её — следующим буду я и Хетрир. Тебе придётся принять это как данность, друг. Данность, но не постоянство — я подозревал, что она имеет отношение к враждебным идеям Нового Порядка силам давно, но факт в том, что удаление её из правящих кругов — всего лишь вопрос времени. Как тебе известно...
Взяв паузу, Антиннис поднял шлем к лицу, посмотрев на него, словно тот был третьим участником их беседы и продолжил, сделав пару шагов в сторону.
— Палпатин чётко обрисовал процедуру передачи власти в Империи: пожизненного правителя выбирают. Разумеется, умирать в его планы не входило, но факт остаётся фактом. Осколки договорились вскоре избрать нового императора. Их активы максимально подготовлены к слиянию. Империя вновь родится, Кронал, и император будет в своём праве казнить и миловать. Возможности и способности Элис Элатар ей не помогут, если её просто-напросто снимут с поста высочайшим повелением. Тем более, если, как ты сказал — у неё есть большое число недоброжелателей на Бастионе. Я рискну даже пойти дальше и сказать, что считаю нахождение шпиона Скайуокера у себя под боком в некоторой степени выгодным. Видишь ли, друг, у меня тоже есть шпион в кружке Скайуокера, который не так осторожен, как мы с тобой, в плане сохранности тайн и замыслов. Мы имеем возможность в любой момент представить всё так, что Элис пала на Тёмную Сторону, заставив и Скайуокера и после её саму — начать творить глупости. В этой ситуации ей не поможет ни армия демонов, ни кучка обожателей, ни даже пресловутый Свет, которого не существует, как и Тьмы. Ведь Сила, как тебе известно — едина. Ведь известно..?
Гранд-инквизитор наконец оторвался от гипнотизирования линз шлема, вновь вернувшись к голопроекции своего собеседника.
— Что до идеи с клоном... Поправь меня, но, кажется, относительно недавно ты уже пробовал что-то подобное? Могу ошибаться и не видеть ситуацию в долговременной перспективе, так как не силён в прорицании, но пока что плодов это не дало. В связи с этим — есть закономерные сомнения в том, что удастся провернуть подобный план повторно. Безусловно, есть и иные сомнительные моменты, но план достоин того, чтобы его величие было абсолютным, а торопливость в суждениях — неуместна и чревата... Ошибками. А нам они ни к чему, так как нет смысла брать власть, чтобы потерять её из-за досадного просчёта как случилось у Айсард, например.
[AVA]http://s3.uploads.ru/ekyc1.png[/AVA]
[NIC]Antinnis Tremayne[/NIC]
[STA]Гранд-инквизитор[/STA]
[SIGN]" — А теперь мой друг повстанец, мы начнём... Дружескую беседу." (с)[/SIGN]

+1

8

Фигура по ту сторону канала связи молча слушала Тремейна. Стоило тому заговорить о клонах, как по его затылку пробежался ощутимый холод. Будто бы сквозняк, но противоестественный и нематериальных, проходящий через кожи и одежду прямо в душу. Сложно представить существо, способное с такой легкостью доносить свой настрой через тысячи световых лет, но то колоссальное чудовище, которое говорит со своим маленьким, начинающим монстриком-выродком, делает это даже непроизвольно, не двигая ни пальцем.
До Антинниса дойдет, что любое проявление агрессии в адрес этого (человека?) может очень сильно сократить его собственную жизнь до очень печальных и недопустимо-маленьких значений.
Ты не слушал меня. Это прискорбный факт, — заявила глубоким, хриплым басом черная персона, отражающая в себе планеты, далекие галактические скопления и красные, ослепительные туманности, мрачные в своей отдаленности через темную бездну, обретшую сущность живого существа, — а также моя недопустимая недальновидность. Возможно, мне стоило выражаться более точными фигурами речи.
Он помолчал. Ровно столько времени, сколько понадобится Тремейну, чтобы понять.
Девчонка не позволит выбрать императора. Того, который будет... Полезен для империи. Ты недооценил ее, строив план. Сделал то, чего я говорил тебе не делать. Я надеюсь, что ты сможешь прозреть вовремя. До того, как... Твоя самоуверенность поглотит всех нас. Помни об Арден Лин и извлеки уроки из встречи с ней. Иногда лучше всего не идти против бурного речного потока... По крайней мере открыто.
Антиннис почувствовал присутствие чужой жизни. Блэкхоул резко замолчал, кажется, ощутив то же самое.
Я свяжусь с тобой, когда придет время. Не разочаруй меня и прими верное решение.
Стоящий снаружи потайного хода, шумящий диатумный генератор издал протяжный свист и затих. Вместе с ним отключилось освещение, исходящее от белесо-голубых неоновых ламп и широкий голопроектор, занявший почти все пространство небольшой черной комнатки. Инквизитор знает этот шум. Если бы его ответ не понравился Блэкхоулу, этот генератор бы произвел перегрузку и сдетонировал с силой нескольких десятков детонаторов, обрушив потолок или вызвав цепную реакцию в других механических системах храма.
Когда он исчез, присутствие потусторонней превосходящей силы еще несколько мгновений висело мрачным духом в проходе, но затем все таки растворилось вслед за тем, кто ее источает, словно дым через форточку.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/45/697790.jpg[/icon][nick]Кронал[/nick][status]terror incarnate[/status]

+2

9

Троица дроидов бесшумно обследовала комнату за комнатой. Заброшенный храм излучал Тьму также, как звезды излучают тепло, и Элис, стоя возле одной из его стен, даже не чувствуя невидимых нитей Силы, ощущала неприятное чувство, бурлящее где-то глубоко под сердцем. Она ничего не говорила; со спокойными глазами наблюдала за тетей, которая упорно следила за женщиной, за которую сама Элис, казалось бы, поручилась. Если бы на ее месте был какой-нибудь современный аристократ, он наверняка бы оскорбился такому недоверию. К счастью международной дипломатии и в частности инквизиторов, джедайка, вставшая во главе Осколка, на поверку оказалась не слишком тщеславной и не приняла такой прямолинейный плевок в душу слишком близко к сердцу.
От мыслей Элис отвлек тонкий писк, раздавшийся в ее ухе. Один из разлетевшихся по залам дроидов сообщил о нескольких потайных ходах в храме и паре открытых комнат, готовых для исследования. В одной из них скрылся Тремейн, и регент задумалась о том, что за теории такие необычные он решил проверить, явно зная, куда ему следует податься.
Пойду разомну ноги. — Оповестила Элис негромко, отпрянув от стены и оперевшись на посох с небольшим круглым навершием. Тихий металлический наконечник звонко цокнул по холодному каменному полу, а черная тяжелая ткань робы едва-слышно зашуршала, стоило женщине подать признаки жизни и начать движение.
Она оповестила Ламию о том, что уходит, но не стала как-то комментировать то, что она делает или отдавать ей новых приказов. Скудного понимания реальности Элис достаточно для того, чтобы понять, что инквизиторы, чья основная работа — охота на джедаев, вряд ли будут довольны ее присутствием в качестве хозяйки Осколка и одна из них, в особенности в отсутствии босса, не станет принимать ее приказы. Однако двигалась и говорила Элис так, чтобы ее Нулла поняла, что не в ее статусе и интересах препятствовать вышестоящему руководству.
В неспешном темпе она направилась вверх, туда, куда по данным ее удаленного дроида свернул Антиннис. Она ничего не боялась и была спокойна за свое здоровье: в отличии от своих спутников она была глуха к шепоту Тьмы, таящейся в этом месте, а о наличии более материальных опасностей ее уже оповестили удаленные шпионские дроиды.
Джедайка поднялась по винтовой лестнице и свернула в сторону. Обнаружила отворенный проход за круглой, откатывающейся в сторону дверью и осмотрела небольшое помещение, освещенное тусклыми фиолетовыми отблесками диатумных батарей, положенных друг на друга в прямоугольном самопальном генераторе. Не укрылось от ее взгляда и отсутствие предохранителей на этом устройстве; тут же она подошла поближе, присела на колено и, покопавшись в генераторе, отключила его, начав вынимать батарейки: очень сильным может быть взрыв, если что-то случится и плазма в энергоячейке решит вырваться наружу, превратившись в небезызвестный среди солдат галактики плазменный детонатор.
...твоя самоуверенность поглотит всех нас. Помни об Арден Лин и извлеки уроки из встречи с ней. Иногда лучше всего не идти против бурного речного потока... По крайней мере открыто.
Элис направила свой взор в сторону источника звука, куда тянулся толстый шнур от генератора — к небольшому проходу, открытому прямо в каменной стене, как будто кто-то действительно сделал здесь тайник.
Пройдя внутрь, минуя пару коротких поворотов и споткнувшись об острые камни, которые она не заметила без дара чутья Силы, регент обнаружила своего коллегу по министерству возле крупного наполовину самодельного голотерминала очень старого образца, которые не выпускаются уже несколько сотен лет, да и в Старой Республике служили корабельным интеркомом.
Она ступала совершенно бесшумно, но скрыться от Тремейна не пыталась; от Даллис знала, что опытные инквизиторы имеют глаза на затылке и чувствуют страх живых существ в полукилометровом радиусе.
Я помешала? — Поинтересовалась Элис, взглянув мужчине в глаза снизу вверх из под глубокого черного капюшона. Интонации ее, скорее, спрашивали, что он вообще тут делает, а нотка надменного недовольства требовала объяснить, почему он пошел сюда один.

+2

10

— Никогда и ни за что. — с едва заметной улыбкой бросил через плечо Гранд-инквизитор. Впрочем, было неясно — сказал он это всерьёз, или нет. Впрочем, вспомнив, что за Мистигири он отправил шпионить зловредный биомеханический конструкт под управлением родственницы Элис — ты могла догадаться, что Тремейн вряд ли в ближайшем будущем доверится бывшему Гневу давно покойного императора.
И у Тремейна были причины так себя вести: однажды, он уже столкнулся с пришельцем из далёкого прошлого и это не принесло ему ничего хорошего, а падать в одну и ту же яму дважды — Антиннис не любил.
— Обер-инквизитор, — с ходу обратился он к Нулле, минуя формальности. — Я так понимаю, госпожа Мистигири решила размять ноги?
— Так точно, Гранд-инквизитор. — кивнула та, не отрываясь от экрана и продолжая бесстыже подглядывать за Мистигири с помощью синтетических чувств биогончей.
— Она гуляет где-то конкретно, или..?
— Нет, не похоже, что что-то целенаправленно ищет. — поняв, куда клонит начальство — прогнусавила сквозь шлем Лламея. — Беспорядочно бродит по окрестностям. Биогончая отслеживает маршрут.
— Прекрасно. Думаю, стоит составить ей компанию. — отозвался Тремейн, жестом приказав выдвигаться по имеющимся координатам и маршруту Мистигири, который она сделала безопасным, собственно его и проложив. Потом, не дожидаясь уточнений, Гранд-инквизитор пояснил:
— Ситуация изменилась — Пророков здесь нет. Поэтому мы с Грандмастером Элатар решили, что будет неплохо, если наш вояж будет иметь хоть какой-то смысл: возможно, здесь осталось что-то ценное со времён прежних хозяев.
— Это точно? — осторожно поинтересовалась в ответ Обер-инквизитор, имея в виду, разумеется, Пророков.
— Вы сомневаетесь, Обер-инквизитор?
— Нет. Думаю нет.
— Хорошо. — кивнул Антиннис. — Тогда ведите.
Пройдя по уходящему в бок от основного гигантского зала коридору, троица слуг империи вышла в еще одну комнату, пусть и не такую большую по размеру. Внутри находится металлический стол, к которому, судя по фиксаторам, можно приковать кого-то сопротивляющегося. Судя по застывшим каплям крови прикованных было много, но Мистигири явно пришла не за этим.
Она сама ходит по земле и медленно расталкивает груды мелких каменных обломков металлическим носком сапога, словно пловчиха гребущая через воду. Игнорируя троицу, она присела и подобрала с пола небольшое металлическое устройство, которое тут же покрутила в руках, подняв его к свету, слабо исходящему из дыры в стене.
— Нашли что-то интересное? — Поинтересовалась Элис вежливо у гости из прошлого.
— Интересное? Может быть. Не для меня, разве что, — она кинула это нечто регентше и та внимательно осмотрела предмет.
Она сразу же опознала часть визора дроида убийцы модели Ай-Джи. Такие пользуются популярностью у хаттов и старых имперцев. Но откуда эта штука взялась здесь?
— Похоже, в этом месте остались сюрпризы. — Сообщила Элис и отдала штуку Тремейну. Тот не понял что это такое, так как не был подкован в технике, и хозяйка Осколка поспешила обьяснить природу находки:
— Часть теплового сканера дроида модели Ай-Джи. Современного, одной из моделей выпущенной лет несколько назад. Тоже привет из прошлого, только не такого далекого. — Произнесла она и повернулась к Мистигири. — Нам нужно держаться вместе, миледи. Похоже, здесь небезопасно. Мне нужна ваша защита.
Та даже удивленно оторвалась от разгребания обломков, но кивнула головой в знак согласия.
— IG-88... — бесцветно констатировал Тремейн, рассмотрев повнимательней кусок визора, поданный ему Элис. — Проблемный, противник, но не самое страшное из того, что Торговая Федерация и Техносоюз выставляли во время Клонических Войн на поле боя.
Не в пример Грандмастеру Элатар — Гранд-инквизитор имел опыт реальных боевых действий. Закончились они для тогда ещё рыцаря-джедая Тремейна — не самым лучшим образом, но не будь их — стал бы он тем, кем он стал?
Отдав обломок одному из подчинённых, Антиннис обратился сперва к Лламее:
— Биогончую вперёд. Приоритетные цели — дроиды.
А потом, по закрытому шифрованному каналу вызвал ультимативный ответ конструкторам "Голован Текнолоджи" от покойного Рома Мока — пару Тёмных Пехотинцев.
Помимо этого, один из инквизиторов по его приказу воздвиг над их увеличившимся в численности отрядом мерцающий защитный купол.
— Можете занять место внутри одного из дроидов, Грандмастер. — обратился он к Элис. — Он в автономном режиме, но вам переключат управление на ручное, если пожелаете: его броня и щиты даже танковая пушка берёт не сразу.
Элис несколько секунд рассматривала тонкий слой пыли, оставшейся на ее пальцах после того как она провела ими по куску крышки продолговатого ящика, подозрительно похожего на чертов гроб; затем она заглянула внутрь и увидела предсказуемый гуманоидный скелет, который начала по кускам вытаскивать наружу и складывать на пол. Мистигири с недоумением посмотрела на женщину в черной робе, а затем молча присоединилась к ней, вытаскивая из саркофага останки; ненадолго женщины прервались и переглянулись между собой, когда Элис протянула экзотке кусок чьей-то потрескавшейся руки. Мистигири посмотрела на руку со всех сторон и осторожно убрала ее на пол. Затем из гроба показалась еще рука, а затем еще и еще. Ситхская братская могила не пестрит богатым убранством, но если бы это не сделали за пару тысяч до них, то сейчас бы экспедиции пришлось вызывать сюда подьемный кран, чтобы сдвинуть крышку здоровенного гроба. Безвкусно, но с размахом — принцип, который передается импам из века в век со времен ранних ситхских войн.
Забравшись в саркофаг по пояс, Элис вдруг вытащила оттуда яркий красный камушек, сияющий во мраке древнего храма ничуть не меньше полноценного фонарика или люминисцентных палочек, словно маяк на берегу бушующего в шторме моря.
— Не вижу здесь ни танков ни пушек, — ответила Элис мимоходом даже не удоствоив Тремейна взглядом, сжала камень в руках и сунулась обратно в саркофаг. О чем-то они с Мистигири глухо переговаривались, пока та не вытащила из каменного ящика что-то похожее на старую, сильно исцарапанную карнавальную маску. В комнате стало на пару градусов холоднее. Мистигири захотела примерить маску, но Элис в последний момент буквально вырвала ее из рук экзотки и издав строгое «ш-ш-ш» спрятала в складках одеяния.
Затем регентша стукнула посохом об каменный пол храма. Настроенные на тонкую эхолокацию и чувствительные к звукам дроида услышали условный сигнал и направились из соседних комнат к хозяйке. Три удаленных дроида зависли перед Элис, запищав что-то на необычном, как будто бы урезанном диалекте двоичного; женщина коротко кивнула дроидам и те резлетелись по местам — самый крупный приземлился на ее посох, самый маленький влетел в широкий рукав робы, а средний повис на поясе.
— А дроиды-киллеры с бластерными винтовками — есть. — возразил Гранд-инквизитор, впрочем. не настаивая. Хочет идти сама, полагаясь на защиту со стороны бывшей слуги прошлого хозяина этого места — пусть. В планы Тремейна гибель Элис не входила, иначе он бы уже вёл её в заготовленную Кроналом загодя ловушку, но если всё же произойдёт — то Мистигири видел не он один, а то, что Грандмастер предпочла фрайкитовой броне и энергоэкрану — защиту хронорепатрианта — её выбор.
Копание в останках Антиннис вниманием не удостоил, готовя отряд к движению по потенциально-опасным развалинам, но ауру извлечённой на свет маски, благодаря своему знаменитому чутью, он не проворонил.
— Осторожней с найденными артефактами, Грандмастер. — заметил он, впрочем, не предприняв попыток немедленно изъять найденное. — Ситхский язык, как и юмор — весьма специфично транслируют такие понятия как полезность и безопасность. Вдруг вы только что нашли маску Дарта Найлуса?
Тремейн, впрочем, полагал, что от упомянутого им артефакта аура Тёмной Стороны будет такая, что её даже не обладающий связью с Силой почувствует.
— Мы, в целом, готовы выдвигаться, дамы. Я отдал приказ шаттлам подняться в воздух и ожидать — это даст возможность не разделять наши силы. Так что мы можем выступать через пару минут, если никто не против.
Следовать клише из дурацких фильмов ужасов Антиннис не собирался. В конце-концов, именно на этом сыграла Аэрдри в комплексе Шоанеб Кулу, вояж куда стоил Инквизиторию одного из агентов.
За "Эгиды", теперь барражировавшие над районом Гранд-инквизитор не волновался: вряд ли в этих руинах найдётся что-то, способное сбить специализированный транспортно-боевой шаттл, который даже тяжёлые истребители сбивали сильно через раз.
Да и на борту "Дознавателя" эти шаттлы были не единственными, в общем-то.
— Да, думаю можно поискать и сокровища. Пророков мы сегодня победили, — ответила Элис и накинула на голову глубокий черный капюшон. Жаль, что до величия и могущества великого и мудрого императора этой глупой женщине было далеко. Но копировать его стиль у нее получалось неплохо.
— Победили? — Голос Мистигири раздался над ухом джедайки и та взглянула на двухметровую экзотшу со своей невысокой длины.
— Победили. Почему вас настолько беспокоят пророки? — Она перевела взгляд на Тремейна на и на секунду помолчала. Перед тем, как продолжить говорить, она отвела глаза и, глядя себе под ноги, сошли, осторожно сошла с небольшого постамента, на котором был размещен саркофаг.
— Они найдут очередную глупую пешку. Станут влиять на политику. Убьют кого-нибудь, — произнесла Элис. В ее голосе звучат "те самые" нотки. Те самые нотки, которые, при правильных обстоятельствах вызывают паранойю в голове того, кому есть что скрывать.
— Пророки действуют как вомп-крысы. Сидят в подполье и, словно черная дыра, затягивают в свои сети кого-то, кому-то хватает глупости им поверить. Не стоит воспринимать их всерьез.

Пройдя мимо Антинниса, она по-дружески похлопала его по плечу и скупо улыбнулась под глубиной своего черного капюшона, а затем сцепила руки в глубоких рукавах своей черной робы.
Мистигири не поняла, о чем говорит Элис, но решила не спорить и направилась за ней.
Главный полуразрушенный зал храма разделен на два этажа, в каждом из которых находятся по восемь комнат к которым ведут огромные коридоры в форме трапеции. Исследовать здесь можно было бы очень долго, и именно на этот случай Элис выпустила разведчиков, которые все это время осматривали территорию своими сканерами и эхолокацией. Все залы, кроме одного, не вызвали у Элис никакого интереса.
— Там есть большое продолжение. Я проведу нас. — Сказала она и пошла в нужную сторону.
То место, о котором она говорит, находился в самом удалении от винтовой лестницы, ведущей вниз. Сперва преодолевается широкая лестница, затем поворот направо, затем налево. Металлические старые ящики с фонариками и какими-то мелочами, видимо, остались от прошлых исследователей, которые пытались сюда войти, но были испуганы гнетущей аурой, оставшейся от бывшего мастера империи.
Миновав два поворота, Элис вывела Тремейна и Мистигири в огромный тронный зал — четыре статуи в форме согнутых людей расставлены в углах и поддерживают потолок. У противоположной от входа стены по центру находится высокий десятиметровый постамент с каменным троном, к которому ведет узкая лестница для одного человека.
Дальнейшая ситуация имела довольно странный вид: ни с того ни с сего Элис Элатар решила, что будет хорошей идеей немного поизображать покойного императора. Всерьёз, или как обидную карикатуру — неизвестно, но попытка походить на Палпатина внешне и по стилю речи, вольная или случайная, но была.
Гранд-инквизитор, впрочем, счёл ситуацию забавной и вновь "проглотил" фамильярность со стороны Грандмастера. Пусть бы и на глазах у Мистигири — её мнение его не волновало.
— Что ж, ведите, Грандмастер. — согласился Тремейн, когда Элис через посредство своих дроидов нашла что-то интересное. Заодно, он дал приказ Обер-инквизитору убрать биогончую: идеально подходившая для поиска живых существ штука — плохо подходила для археологических изысканий за полным отсутствием нужных для этого характеристик.
Лестница, направо, налево и вот они уже в тронном зале с троном на высоком постаменте. Не первые, но первые, кто может выдержать гнетущую ауру давно-покойного хозяина этого храма.
Жестами указав дроидам позиции по периметру помещения, Антиннис принялся искать какие-то надписи, благо балком он владел и неплохо, а делать что-то наобум — было рискованно.
— Да, это определённо тронный зал, или что-то вроде этого. — озвучил очевидную вещь Тремейн, имея в виду более давящую ауру Тёмной Стороны, чем очевидную для подобного места архитектурную составляющую.
— Стоит ли ждать ли ждать нажимных плит или иных ловушек? — обратился он уже к Мистигири, одновременно прощупывая помещение Силой, как он это делал в комплексе Кулу.
— Ты не будешь устанавливать нажимные плиты с барадием у себя в сортире, — огрызнулась женщина, но Элис промолчала. Вместо этого она стала прохаживать возле статуй в виде сгорбленных мужских фигур, поддерживающих потолок.
— Однако должен быть тайный проход, ведущий в сокровищницу. Он всегда оставляет тайные ходы. — Добавила Мистигири.
— Я — нет. — многозначительно ответил Гранд-инквизитор, имея в виду и то, что он бы так сделать не стал и, одновременно, что не стал бы так категорично отрицать возможность того, что древний ситх-самодур решил перестраховаться и устроить ловушку там, где её никто не ждёт.
Ещё он про себя, пока что, пожурил покойника за то, что тот не выдрессировал свой Гнев как следует. Пока.
— У него были предпочтения в этом или всё было от случая к случаю?
Поинтересовался у Мистигири Тремейн, решив последовать примеру Элис и поближе познакомиться с противоположной статуей. Если повезёт — то там будет надпись или намёк на то, где и что искать. Хотя идея повесить вывеску "тайный ход" — была архиглупой, конечно.
Статуя в левом нижнем углу зала действительно имела за собой надпись. — "С Силой я обретаю мощь", — гласит выгравированная плита под ногами десятиметровой фигуры.
— Не думаю. — Ответила Мистигири, глядя на надпись. — Если посмотреть на него с точки зрения творца, то у него никогда не было воображения. Как правило, все банально и очевидно.
— В таком случае, с большой вероятностью, мы нашли вход. — ответил Тремейн, которому знание одного из ситхских диалектов всё же пригодилось: на облюбованной им статуе надпись всё же оказалась.
— Проверьте остальные углы на предмет надписей. — отдал он приказ подчинённым, а когда были получены отчёты об их отсутствии — Гранд-инквизитор обратился к Обер-инквизитору:
— Обер-инквизитор, не сочтите за труд. — сказал он, отойдя в сторону и предлагая родственнице Элис продемонстрировать своё умение владеть телекинезом.
— ...как прикажете. — несколько с задержкой отозвалась та, вероятно, что-то буркнув себе под нос, перед тем, как встать поустойчивей и вскинув протезированную левую руку — начать воздействие на цель.
Сперва слегка, чтобы ничего не сорвать с креплений, а потом, по мере того, как статуя будет поддаваться или воздействие приведёт к иному положительному результату — сильнее и сильнее.
Десятиметровая статуя из цельного камня не поддалась: раздались мощные вибрации Силы, выдающие потенциал инквизиторши, но даже ей не хватило могущества, чтобы сдвинуть многотонный кусок гранита, намертво приделанный между полом и потолком.
Зато с глупым шлепком отвалилась каменная табличка с надписью из ситского кодекса. Мистигири подобрала ее и нашла на обратной стороне небольшой ауродиевый ключ с тремя зубчиками.
— Неплохо. — Согласилась она и отдала ключ Тремейну. — Осталось найти замок.
— Это было... — приняв ключ и усмехнувшись, после небольшой паузы. — Настолько банально и очевидно, что даже гениально.
Вынужденная зазря расходовать силы подчинённая выразила свои эмоции проще — закатила глаза.
— Думаю, что замочная скважина, учитывая контекст ситуации и место хранения ключа, продолжил Гранд-инквизитор. — Должна находиться или в основании постамента или за самим троном. Обер-инквизитор, проверьте трон, а мы поищем у основания.
— Есть... — уже без особого энтузиазма ответила Лламея, решив не терять время на подъём по лестнице и оказавшись у трона одним длинным прыжком.
Под троном, позади него действительно оказалась замочная скважина. Вставив ключ внутрь, Ламия спровоцировала могущественный пятнадцатиметровый пирамидальный постамент зашуметь; с потолка посыпалась пыль и несколько камней, привлекая внимание всех собравшихся. С громким шумом и рычанием древних механизмов, пирамида с лестницей стало медленно тонуть в полу, а ступеньки, которые только что вели наверх, к трону, превратились коридором вниз, под тронный зал.
— Вы уже со всем разобрались? Зачиталась местным фольклором, — произнесла Элис, удивленная таким стремительным прогрессом.
Не предупреди Гранд-инквизитора Мистигири, что ей бывший хозяине не отличался особой изощрённостью — можно было бы с уверенностью говорить о том, что всё просто настолько, что должно вызывать некие подозрения.
Не то чтобы Тремейн возымел веру словам их с Элис неожиданной союзнице, но просто как факт.
Ну и разу уж такое дело — то и сомнительная честь идти первой была предоставлена всё той же Лламее.
Подойдя к краю мрачного древнего подземелья, Элис заглянула внутрь и обернулась обратно на своих компаньенов.
— Итак... Кто первый?
— Обер-инквизитор сегодня в ударе. — ответил на вопрос Элис Тремейн. — Но буду признателен, Грандмастер, если отправите с ней вперёд одного из своих дроидов.
По виновнице торжества было трудно сказать — испытывает ли она от возможности первой войти в сокровищницу Вишейта гордость или страх больший, чем уже ставший фоновым, вызванный аурой этого места.
— Есть. — ответила Нулла и принялась медленно двигаться во тьму, которая уже давно действовала ей и всем прочим на нервы.
Разумеется, она применила Силу, чтобы не наступить куда не надо и не проворонить кого не надо, буде таковые окажутся впереди, но и от более примитивных вещей, вроде встроенного прибора ночного видения и пока что деактивированного светового меча в руке — не отказалась.
Внутри подземелья Ламия увидела стены, с фресками в виде абстрактных угловатых рисунков, проходящих по всей длине, на высоте примерно ее глаз. Вслед за ней туда влетел один из небольших разведывательных дроидов грандмастера Элатар, размером раза в три меньше мяча для хаттбола.
Издав тихий чирикаюший звук, удаленный дроид полетел вперед, освещая дорогу Ламии. И пусть дроид не проявлял признаков неполадок, его света хватало только на три или четыре метра в конусе впереди него, что заметила Элис, которая точно помнит, что вставляла в этого дроида достаточно мощные осветительные приборы как раз на такой случай.
— Как думаете, — спросила она Тремейна и Мистигири. — Где это мы?
Окажись Лламея здесь одна — она бы, возможно, не преминула изучить покрывавшие стены аляповатые фрески поближе, но афишировать излишний интерес к подобному — было с её точки зрения излишним.
Да и обстановка не располагала: дёргавшиеся неестественные тени и аура бывшего хозяина — не способствовали поддержанию интереса к абстрактному искусству.
Даже дроид не особо помогал, но был ещё один вариант: активированный световой меч, чей голубой свет, в теории, мог быть эффективней простого фонаря.

— Лаборатория, личные покои для медитации, потайной ангар на случай побега, небольшая сокровищница... — ответил Элис Тремейн, глядя по сторонам, но не забывая и смотреть под ноги. — Или всё это сразу. Хм, а темнота здесь гуще. Твой хозяин...
Это уже было адресовано Мистигири:
— ...предпочитал использовать страх, как защиту. Мой предпочитал наоборот, для защиты предпочитая использовать алхимию и тщательную маскировку. Впрочем, есть идея.
Договорив, Гранд-инквизитор приказал транслировать на интерфейс шлемов изображение с визоров Тёмных Пехотинцев, которые, в силу своей техногенной природы — были к ментальным способностям неуязвимы.
— Это не ангар. И не лаборатория. — Фыркнула Мистигири недовольная отсутствием воображения у того что называет себя современным инквизитором. — Он никогда и ниоткуда не бежал. А его лаборатория расположена на Нафеме.

С точки зрения машинников, пространство вокруг вообще не было темным. Из-за странного света, излучаемого камнями, пространство вокруг кажется им светлым, если не как днем, то по крайней мере как в начальных сумерках. Будучи неуязвимыми к менталистике, они не видят иллюзий и фантомов.

— Это тюрьма, — заключила женщина. — Единственное, что он мог здесь спрятать — это тюрьму. Куда важнее, кого он мог здесь держать, если обычно он не слишком стесняется выставлять своих пленников как трофей на всеобщее обозрение.
— Другое дело. — коротко бросил Тремейн, когда в углу интерфейса шлема оказалась картинка с визоров дроидов.
— У меня на этот счёт несколько иного рода информация. — без особого желания отпарировал он в ответ на явно пренебрежительное отношение к своему умению угадывать вкусы ситхов древности.

Получив изображение с визоров дроидов — Обер-инквизитор сразу стала двигаться уверенней, и даже погасила меч. Впрочем, картинка внизу интерфейса мозолила ей глаза и Нулла, прикинув, что раз окружающие тени — дело рук ментального воздействия, сделала то, чему недавно обучилась: погасила все эмоции и сжала свою ауру Силы до предельно-возможного размера.

— Значит, тюрьма. — продолжил Гранд-инквизитор, придя к нескольким интересным выводам насчёт бывшего хозяина этого места. — Что ж, из вашего описания выходит, что Вишейт мог прятать здесь того, кто никак не мог своим побеждённым видом его возвеличить. Или, здесь содержали того, кто был достаточно опасен, но и полезен настолько, что его было нерационально ликвидировать. Кто-то, вроде вас, Мистигири.
Когда дорога вниз стала настолько долгой, что могло показаться, будто она уходит не глубже в цитадель императора, а под землю, холод стал усиливаться. Даже не чувствующая ментального воздействия Элис укуталась глубже в свой черный плащ, под которым стало видно острие ее металлического меча. И почему эта глупая женщина носит с собой металлическое оружие в современную эру бластерных технологий. Впрочем, раз его испугалась Аэрдри, или сделала вид что испугалась, значит, это не просто вибромеч.
Лестница вниз сменилась снова прямым коридором с фресками. В них вряд ли есть большое философское значение, потому что выглядят они как три прямые полоски, выгравированные в стенах и ведущие вперед, словно указатели.
Впереди показался конец коридора и черная дымка, заметная даже в визорах темных пехотинцев, что стелется по полу словно морозный туман.
Они вошли в круглый темный зал, с резким сплошным метровым обрывом вдоль стен, ведущим в бездну. Посередине него расположена механическая конструкция — пара длинных столбов из черного металла, между которых словно веревка натянута красная энергия.
В этой энергии, подняв руки вверх, завис человек, или, по крайней мере, гуманоидное существо: жуткое нечто в закрытой маске с парой узких прорезей для глаз, с двумя длинными отростками, похожими на усики или уши. Оно одето в длинную ритуальную робу с широким металлическим поясом, посередине которого видно металлическое кольцо, на котором крепятся юбка и другие складки ткани. Полы грязного площа разорваны в клочья и сожженны, повсюду виднеются следы от порезов и попадания стрелкового оружия. Сапоги существа измазаны в чем-то похожем на иссохшее машинное масло.

+1


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Основной сюжет » Хватаясь за ниточку | А1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно