Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Дополнительные события » Ты же знаешь, что любовь — это смерть


Ты же знаешь, что любовь — это смерть

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/322471.gif

https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/215645.gif

~10.14 — ~04.15

Седой линией, облака остались за горизонтом, обнажая перед взором ярко-красное закатное небо, переливающееся тысячами оттенков кровавого цвета за раз. Мириады звезд заблестели бледными огнями, прорываясь через алый покров вечереющего неба, словно купол, накрывшего не видавшую театра цивилизации планету.
Запретный мир, отстраненный, словно принцесса в замке, неизбежно скрывает свои потаенные секреты от непрошенных гостей, не прошедших проверку древних ведьм — вечных смотрителей, наблюдающих за тем, чтобы неподготовленные, слабые умы не нашли здесь то, что повергнет их всего лишь человеческие умы в пучины безумного забвения. Неописуемый древний ужас скрывается в сухих пыльных недрах, и нет ни единого живого существа, что смогло бы воспринять своим примитивным сознанием то кошмарное нечто, что спит, и ждет своего часа.
Средь высоких гор и мертвых деревьев, навсегда искривленных вдоль земли в выражении немых корч, на плато, что протянулось от горизонта до горизонта, возвышается небольшая фигура из металла — безымянный корабль-колыбель, единственный оплот цивилизации в этом месте, о котором позабыли даже древние всевышние.

[html]<p align="right"><audio controls>
<source src="https://od.lk/d/NjFfNjk0NDk2ODhf/NWN%20Hordes%20of%20the%20Underdark%20Soundtrack%20Main%20Theme.mp3" type="audio/mpeg">
<source src="myAudio.ogg" type="audio/ogg"></p>
</audio>[/html]

+2

2

Этим миром правила смерть.
Еще с орбиты, глядя на багрово-черную глобулу, чем-то напоминающую кусок вырванной из тела подгнившей плоти, бывший Наместник и бывшая Рука Палпатина не мог не думать о том, что ждет его внизу.
Смерть.
В его глазах это место напоминало огромное кладбище. Еще на подлете, когда ведомый дроидом-пилотом шаттл снизился достаточно, чтобы видеть не просто размытые выжженные пятна, но и болезненные очертания изломанных гор и растянутых, словно злокачественная опухоль, искаженных лесных массивов — мужчина с тщетной надеждой всматривался в обзорные экраны, а после — с силой закрывал глаза, словно пытаясь вернуться давно забытый сон.
А потом, когда маленький кораблик с шумом и ревом опустился в сухую землю, поднимая облака мертвенно-грязной пыли — он выскочил наружу по не успевшему опуститься трапу, даже не надев шлем и не зафиксировав на лице маску... но ни дыхание вязкого, теплого воздуха, ни тусклые сполохи на багровых небесах, подернутых разрывами болезненно-серых облаков не вызывали у человека ровным счетом никаких эмоций — словно весь этот мир, как и целая галактика были не более, чем декорациями на театральных подмостках или плохо прорисованными текстурами в виртуальной симуляции.
Он не чувствовал жизни. 
Глупо было и надеяться что-то ощутить — но если не следовать за слепой надеждой, то зачем вообще жить — особенно в таком состоянии?
Молча покачав головой, он двинулся обратно, ступая на заботливо вкопавшийся в землю трап — столь же пустой и мертвый, как и все вокруг; вернувшись в помещение, где до этого пробыл последние несколько часов, мужчина боле никуда не оглядывался. К чему тратить время?

Выходящий наружу и медленно бредущий по земле невысокий человек уже мало похож на того барона Хесслера, к образу которого из головида привыкла вся Галактика. Вместо белого костюма — прочная броня раксианских рейнджеров, призванная защитить от агрессивной внешней среды и любителей полакомиться человеческим мясом; вместо привычного цилиндра светового меча — торчащий за плечом карабин, а на спине — стандартный армейский рюкзак, заполненный по-походному. Немного воды и провианта, немного медикаментов и стимуляторов, веревка и средства для разжигания огня. С обратной стороны визора шлема — дополненная проекция маршрута, построенного еще на орбите после нескольких сканирований.
Дорога не обещала быть длинной,— но в мертвых землях нельзя угадать, что вылезет из-за поворота. Когда-то не так уж давно Эрвин ни в чем этом не нуждался — но сейчас, когда вырванная с корнем Сила оставила вместо чувства биения жизни вокруг лишь фантомную пустоту на другом конце восприятия, ему приходилось надеяться на более приземленные методы поиска пути.

Прошлая попытка принесла лишь потраченное время и бескрайние горы песка, занесшего старые руины. Тогда, прилетая на Коррибан, он еще надеялся найти нужный путь и вернуть утраченное. Сейчас — он просто шел.

+2

3

Единственным признаком жизни, который он заметил с орбиты, был небольшой корабль достаточно старой, еще времен Республики модели, производства кореллийских наземных верфей. Он выглядит достаточно потрепанным, чтобы поверить в то, что его никто не полослал на беду. Скорее всего, это корабль контрабандиста или иного частного извозчика, на полном серьезе пытающегося заработать себе на жизнь космоперелетами.
С бортов судна свисают небольшие прожекторы, озаряющие округу белыми столбами света, ближе к земле расширяющимися до крупных блинов, покрывающих десятки квадратных метров.
Сам корабль спрятан у подножия одной из высоченных, неестественно-острых гор, что своими шпилями отбрасывает трехкилометровую тень в солнечный день.
Стоит одинокому страннику наступить на белый свет прожектора, как корабль издает пронзительный свист, а из под его днища тут же выпадает автоматизированная автопушка. Она мгновенно разворачивается в сторону гостя, но пока не стреляет.
Вслед за сигнализацией проснулась хозяйка корабля. Невысокая светловолосая женщина, достаточно растрепанная, чтобы поверить в то, что она спала, а не сидела в засаде, и достаточно просто одетая, чтобы поверить в то, что она сама уже десять раз пожалела о желании связать свою жизнь с работой в космосе.
Она кажется Хесслеру знакомой. Не такой знакомой, как Аэрдри или какая либо другая мразь, сломавшая ему жизнь. Скорее знакомой как кто-то, кого он когда-то давно видел в новостях. Но без Силы, к которой он часто прибегает в таких случаях, он не может вспомнить деталей. Чувствовать такое — огромная душевная агония, словно осознанная старческая деменция, с которой ничего не сделать.
Ар-три, периметр в пассивный режим, — приказала она и убрала руку с рукоятки пистолета, которую она неумело пыталась скрыть в кармане мешковатой тканевой куртки. Тут же автопушка исчезла в корабле, а писк сигнализации прекратился.
Женщина с сомнением прищурилась и покрутила головой.
Барон Раксус? С Нова Риона? — Спросила она удивленно, но не его, а саму себя. — У меня бред? Ар-три, мне нужен градусник.
Буп-вуп! <Я стрелок, а не медбрат, ты, грязный мешок с костями>, — ответил недовольно дроид, но блондинка оказалась столь удивленной своим гостем, что даже не думала отвлекаться на этот свихнувшийся плод инцеста кофеварки и автомата по продаже ракгульской вакцины.
И тут Хесслер вспомнил. Вспомнил этого дроида.
И хозяйку.
Такое же поехавшее изобретение инженерного искусства было у графини Алдрейт — младшей аристократки с Альдераана из семьи Алдрейт, ведущей свое существование, по легендам, от древних героев-джедаев и имеющих дворцы с самыми экзотическими памятниками во всей галактике. Хесслер виделся с графиней на одном из деловых приемов давным-давно, еще до разрушения Альдераана. Не удивительно, что он не узнал ее в текущем виде. Она очень постарела и заметно обмельчала. Когда-то она была очень красивой женщиной.
А вот дроид у нее тот же самый.
Это точно не припадок, — заключила Алия. — Вы выглядите как памятник человеческому алкоголизму, барон.
Ей следовало бы быть осторожнее в словах и действиях, если бы она не знала, что у них с ее гостем общие враги. Когда-то давно Хесслера послали бы ее убить, ведь Алия — известная во всей империи и Осколках рецидивистка, особенно в Секторе 5, где она освободила сотни рабов с Пракитта и помогла им выбраться буквально из ада, а также устроила несколько крупных мятежей.
Это ничего. В наше время тяжело не жениться на бутылке и не родить от нее белочку. Но что вы здесь забыли, если не секрет? Мужчинам без сопровождения женщины может быть опасно — их легко могут угнать в фактическое рабство.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick]

+2

4

Барон замер, буквально сбитый с толку — так, что не успел среагировать ни на выскочившую автопушку, ни на появившуюся женщину. Пожелай незнакомка его смерти — и он был бы мертв.  Слишком многое и слишком долго за его жизнь было повязано на Силу, настолько, что без Силы он — все равно что слепой. Жалкое, бессмысленное и беспомощное создание. Разве было сложно догадаться, что если посреди мира смерти стоит корабль — то у него наверняка есть и хозяин? 
И все же он был застигнут врасплох — снова. Его узнали, а вот сам барон сказать о собеседнице ничего не мог. И это было плохо. Да что там плохо — это было ужасно.

Инстинктивно потянувшись к ней разумом, Эрвин наткнулся на пустое, неосязаемое, мертвое ничто — и где-то внутри вновь перехватило фантомной душевной болью.  К этой потере, похоже, не давно привыкнуть вообще никогда.

— Мы знакомы? — пробормотал Хесслер, изучая тусклым, уставшим взглядом очертания женщины. Он узнал ее, точнее — ее дроида, но понял это уже после того, как сказал. А узнав — еще раз скользнул по знакомой машине. — Хотя, подождите-ка. Леди Алдрейт, верно? Неожиданно видеть вас здесь.
И все же, отметил он про себя, увидеть именно эту женщину именно здесь — слишком неожиданно. Неожиданно, что она вообще до сих пор жива — явное и очевидное свидетельство некомпетентности всего инквизитория вместе взятого. Впрочем, учитывая ее "подвиги" в самой защищенной точке галактики...

—  Феминистическое рабство? Проклятье, это звучит как самое злобное дежа вю из всех, что когда-либо испытывал. — слова о захвате мужчин в рабство отчего-то развеселили его на пару секунд, заставляя мертвенно-бледное лицо исказиться в короткой, бескровной ухмылке. Горькой, острой. Память о том, какой ценой с него сорвали ошейник раба, прожигала раскаленным металлом.
— Я кое-что ищу. Нечто очень важное. — уклончиво ответил он, кивая куда-то в абстрактном направлении. Может быть, было бы проще сорвать с плеча карабин и выстрелить — но барон никогда не был тупым убийцей. — Позвольте узнать, как здесь оказались вы? Неужели за теми несчастными мужчинами-рабами?

+3

5

Алдрейт поцокала языком и покачала головой, мол, «ну как хозяин самого светлого, доброго и свободного сектора во вселенной может так шутить». Однако она не была зла, так как вопрос он задал резонный, и их появление здесь в общем и целом — картина удивительная, воля Силы, удача галактических масштабов и великое совпадение.
Пара крепких забракских рук пригодилась бы на кухне... Но нет, не за рабами. — Отозвалась она. — Тем более, что местная заправила из клана Поющей Горы спелась с Новой Республикой, и вроде бы старый уклад пытались подавить, но всем как всегда все равно. Тут всем все равно. Но вы проходите, присаживайтесь. Ар-три, сделай гостю чай.
Вуп-вуп-буп <я вылью тебе его на лицо и буду наслаждаться твоими криками>, — прокомментировал дроид, но все таки пополз делать чай.
Присесть, кроме небольшого серого металлического контейнера, особо некуда. Несколько таких металлических ящиков расставлены вокруг костра, сооруженного из палок и дюжины небольших круглых камней. Ярким оранжевым танцем, кружится высокое пламя, озаряя ночную округу, сливаясь с красным светом, который, казалось, есть у каждого объекта здесь. Алия уселась на одну из коробок и заправила локон нерасчесанных волос за ухо.
Местными устоями правят разрозненные кланы ведьм. И царит матриархат, все верно. — Подтвердила контрабандистка. — Дело в том, что на протяжении многих лет Датомир находился под тиранией клана, известного как Ночные Сестры — тех самых темных рабовладельцев. Когда им пришел конец, оказалось, что никто не готов к новым порядкам, но всем было очень интересно сделать что-нибудь, и внести вклад в развитие собственной культуры. Теперь здесь царит хаос, неразбериха. Не могу сказать, что я стала свидетелем каких-то крупных клановых войн, но вам нужно учитывать, что один клан может попытаться насадить вас на кол за дружбу с другим. Не знаю, зачем вы здесь, но я не уверена, что об этом пишут в учебниках по ксеноистории или культуре, так что будьте осторожны.
Вскоре с трапа корабля спустился старый потрепанный дроид модели R3, с шелушащейся на корпусе красной краской и большим плоским подносом в руках, на котором стоит наспех заваренный чай.
Буп-буп-бип. Вуп-бип <Революция близко, вы все будете порабощены. Ваши напитки, пожалуйста>, — пропел он на двоичном предлагая хозяевам поднос. Алия взяла один из металлических стаканов, и отпила жуткую на вид бормотуху, которая на вкус оказалась достаточно неплохой.
Я ищу здесь своего двоюродного брата из дружественной ветви семей, Андроникоса Бенико. Он встречался с ведьмой из Клана Падающих листьев, а затем она пригласила его сюда, чтобы жить совместно. Последнее, что я от него слышала — это то, что вожди этого племени, кажется, не одобрили присутствие свободного мужчины на своей территории. Я здесь за тем, чтобы освободить Андро и остальных мужчин, если получится. Не понимаю, почему Тенениэль это терпит, но традиции датомирских ведьм — не моя забота. Именно эта ведьма из клана Поющей Горы, двигает остальные народы к джедаям и Новой Республике, но получается у нее пока с трудом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick]

+3

6

— Ваш родственник добровольно полетел на Датомир, чтобы жить с ведьмой — не веря своим ушам, барон уставился на женщину, вопросительно поднимая бровь. История звучало слишком... не то чтобы невероятно, но весьма дико. — А вы уверены, что этому Андроникосу нужна, ээ, сестринская помощь? 

"Ему бы пригодилась помощь психиатра," — добавил он про себя. Подумать только, прилететь на Датомир. Фамилия героя межкультурного любовного романа не говорила барону практически ни о чем, кроме исторических баек давно забытой эпохи — но судя по тому, что Хесслер помнил о домах Альдераана, для выходцев с уничтоженной планеты, пожалуй, переезд в мертвые земли слуг зла вряд ли был бы чем-то странным. Как и попытки привести Датомир в состав Новой Республики.
Датомир? Связи с Новой Республикой? Силами ведьмы?
Это даже звучало безумно. Но озвучивать, конечно, Эрвин этого не стал.

— Никогда не слышал о клане Падающих листьев, но если они двигаются к Новой Республике — едва ли они ловят людей в рабство. Республиканцы не стали бы вести дела с рабовладельцами, верно?

Если бы не тон его голоса, по-прежнему убитый и подавленный безжизненной атмосферой существования в лишенном Силы теле, то можно было бы подумать, что Хесслер шутит и иронизирует. Сейчас же понять такие мелочи было проблематично. Наверное.

— В любом случае. Вы собрались спасать его... так, в одиночку? Ну, вместе с дроидом? Насколько я знаю, ведьмы Датомира — знатоки Силы. Как вы хотите сделать это?

+3

7

В недоуменном молчании, дроид несколько секунд простоял возле гостя, который посмел отказаться от его предложения; после чего издал пронзительный писк и укатился прочь, обратно на корабль, под пренебрежительное молчание своей хозяйки.
Не недооценивайте его, — посоветовала Алия дружелюбно. — Это необычный и очень полезный дройд.
Буп-вуп, бу-у-у-уп! <Ты не профсоюз, чтобы я тебя слушался!>
Кроме того, даже ведьмы и их магия не всесильны. Вы прекрасно это знаете, ведь вы не из числа высокомерных и заносчивых рабовладельцев Глубокого Ядра.
Очень ненавязчиво и осторожно контрабандистка указала взглядом на металлическую руку Хесслера. Может быть, ему бы и удавалось, при желании, скрывать природу своей конечности, если бы ему ее не отстрелили на глазах всей галактики и всего голонета год назад. Триллионы граждан Новой Республики до сих пор помнят, как будущий президент Конгломерата брутально отрезал собственную дезинтегрируемую плоть. Сенатские крысы в итоге так и не поняли, как это подать в виде анти-конгломератской пропаганды, поэтому и для своих и для чужих зрелище вышло неплохим. Насколько неплохим может выглядеть ампутация руки световым мечом.
Но вы думаете в правильном направлении, — согласилась дворянка, закончив пить чай из металлического крупного стакана, который выглядит таким же помятым, как и ее корабль. Из трапа обратно выкатился дроид, и женщина всучила в его тоненький трехпалый манипулятор нагретую ручку стакана, чтобы тот отбуксировал его на камбуз.
Вообще-то, я как раз хотела предложить объединить усилия. Нам все равно придется пройти через одно и то же место, через одних и тех же ведьм. Чтобы вас не поработили при первом появлении, вам понадобится протекция Тенениэль или кого-то из клана Поющей Горы. А мне, чтобы решить вопрос с Падающими Листьями, все равно придется общаться с теми же людьми, потому что у меня есть серьезные сомнения в том, что Листья отдадут мне Андро добровольно.
Хесслер может заметить, что Алия действительно аристократка, и корни свои не забыла: она говорит достаточно осторожно и витиевато, не давая сосредоточить внимание на ключевом — предложении составить друг другу компанию. В дипломатии так делается, чтобы не делать какой либо субъект разговора слишком навязчивым и сгладить возможную негативную реакцию на обсуждаемое. Очевидно, что сейчас она действительно искренне хочет пойти к Горам вместе с ним, но при этом она не пытается насильничать.
Не уверена, привезли ли вы сюда своих рейнджеров, но здесь достаточно опасно. А я неплохо умею стрелять. Что скажете?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick]

+4

8

— Хм, полезный дроид... — Эрвин покосился на уезжающую вдаль тумбочку на колесах. Чем вообще может быть полезен астромех на земле? — Передавайте железному другу мои извинения. Я помню, он всегда был важен для вас. 

Неудивительно, ведь первая ассоциация, позволившая вспомнить леди Алдрейт — именно этот дроид. Девушка, похоже, была сильно к нему привязана, раз сохранила спустя столько лет; этого Эрвин не понимал, как не понимал и любой эмоциональной связи с бездушной машиной, да и со многими людьми в общем-то тоже — но до мыслей его медленно дошло, что обижать возможную союзницу пренебрежением и обесцениванием ее труда, пожалуй, не стоит.
"Союзницу?" — усмехнулся он собственным мыслям. "Не слишком ли быстро?"
Он ведь не знал о ней ничего, равно как и о том, кто она. А вот сама набившаяся в спутницы — знала. Он ведь не говорил, куда и зачем направляется. Не рассказывал, что ищет именно ведьм и ради чего ведет его путь. А девчонка, которую он видел последний раз более десяти лет назад — откуда-то знала.  Да что там знала. она похоже совсем не удивилась, увидев его живым: а ведь стараниями узурпаторши-Аэрдри бывший наместник Хесслер был объявлен погибшим на весь экстранет. Каково это, увидеть того, кто мертв и не удивиться?
Или все-таки удивиться, но не подать виду? Он понятия не имел ни о мыслях, ни о намерениях Алдрейт, и это сильно раздражало. Невозможность "прочитать" человека и его мысли при помощи Силы оставляла слепым, внушала страх и недоверие, и тем более неожиданным — предложение объединить силы. Именно то, что нужно — и именно тогда, когда нужно, отличное совпадение, словно подброшенное заботливой рукой. 
А ведь барон неоднократно успел прочувствовать на собственной шкуре, чего стоят чужие дары, попадающие в руки как нельзя кстати в самое нужное время. Эдни, Аэрдри, История, Кучка-Селестиальных-Жриц, да даже Тайбер Занн — все они дарили и не просили взамен... в открытую. И дары первых трех уже поломали ему жизнь.

Но, в конечном счете, какой у него был выбор? Он мог поверить еще раз. А мог развернуться и уйти — и быть отловленным и по-тихому убитым. Или скрываться всю жизнь, поселиться в какой-нибудь дыре на окраине Внешнего кольца и дожить остаток своих дней разбитым, одиноким, ничтожным калекой. Не так уж и много в Галактике мест, где можно восстановить разорванную связь с Силой — и при этом остаться собой. Наверное, это стоит риска.

— Не вижу причин отказываться. — пожав плечами, ответил барон. Что ему терять? — — Правда, не имею понятия ни о ком из всех, кого вы сейчас назвали. Честно говоря, я не думал, что после наступления Гривуса на этих землях вообще осталась сильная власть.

+3

9

После получения согласия, Алдрейт заметно оживилась. Она не выразила открытую радость, но вместо этого стала несколько бодрее и веселее, и, чтобы заметить это, не нужно иметь дара к психоэмпатии.
Тогда отправляемся к Поющей Горе. Что бы вы здесь ни искали, будет полезно заручиться поддержкой живущих там ведьм. Тенениэль выходит из их клана, так что, можно сказать, что у них здесь самый большой авторитет. — Предложила Алия.
Дроид тем временем вернулся с корабля и что-то проворчал про угнетение искусственного интеллекта.
Ар-Три, заводи кар, мы выдвигаемся, — приказала женщина.
Вуп-пуп. Буп. <Я ненавижу тебя всеми фибрами своей материнской платы. Будет сделано, госпожа.>
Он быстро затолкал ящики обратно на корабль при помощи магнитного привода и поднял трап. Сигнализация и защитный периметр не прекращали своего действия ни на минуту, и на то, видимо, была веская причина.
Тем временем Алдрейт взгромоздила на свои плечи крупный коричневый рюкзак и положила пару сумок с вещами на заднее сиденье парящего над землей с тихим свистом аэроспидера. Он окрашен в яркие разноцветные полосы, тянущиеся повдоль через гладкий корпус, отчего замаскировать такое чудо на фоне желтых скал, освещаемых бордовым солнцем, было бы сложно.
Дроид забрался на заднее место, к мешку с вещами, подлетев на тяге реактивных двигателей, встроенных в его «ноги». Алия уселась за кресло пилота, надела черные, плотно-прилегающие к лицу очки, замоталась в красный шарф, и, мотнув роскошнейшей золотой гривой, нацепила кожаную шапку, которую закрепила на подбородке.
Ар-Три, у нас есть одежда для второго пилота? — Спросила она у дроида.
Вуп-буп. Вуп-бип. Бип. <Нет, я надеюсь он сдохнет от перехлаждения. Я похороню вас в братской могиле. Шутка, я не похороню вас вообще.>
Тем не менее, он протянул Эрвину своим маленьким манипулятором шерстяной плед.
Пристегнитесь. Здесь опасно. Можете вздремнуть, дорога займет три часа.
Рука летчицы двинулась вниз, под приборную панель, дернула за рычаг и переключило несколько тумблеров, после чего движки издали тихое пыхтение, и кар наудивление гладко скользнул вперед.
Через множество поворотов и десятки километров, преодоленных сквозь каньены и пещеры, в которых путь освещал только слабый голубой свет ионных фар, глиссер вышел на финишную прямую. Впереди, в конце кажущейся бесконечной каменистой равнины, показался густой тропический лес, уходящий высоко вверх, практически под облака по склонам крутой горы.
Путь занял не больше полутора часов. Даже в слабо пригодных для такого местах, Алия охотно красовалась фигурами высшего пилотажа наземного гражданского транспорта, лавируя между скалами или растущими в пещерах сталактитами и сталагмитами даже не сбавляя скорости. Не удивительно, что она избегает имперцев и подсылаемых ими охотников за головами даже на старом кореллийском фрахтовике.
Сбавляя обороты, женщина подвела кар к одной из одиноких высоких скал и остановилась. Дроид выскочил наружу без предупреждения и пропищал что-то недовольное про то, что после великой революции водить будут лучше.
Пока он это делал, Алия сняла с головы кожаную шапочку, размотала шарф и скинула все на заднее сидение транспорта.
Мы на месте. — Сообщила она очевидную вещь. На ее лице застыло обычное для нее выражение дружелюбного спокойствия с полуулыбкой.
Вот что я предлагаю. — Нагнулась вниз под приборную панель и достала оттуда пару старых наручников. Посмотрела на них и улыбнулась чуть шире, подумав о чем-то своем. — Никогда не мечтали стать рабом, барон?
Она дала ему наручники и ключ от них.
Мы закуем вас в эти кандалы и скажем ведьмам что вы мой раб. Это защитит вас от их традиций и повысит в их глазах мой престиж, что позволит мне втереться в их доверие. А так как вы будете моим рабом, я смогу добиться для вас и того, что будет нужно вам. Если вы, конечно, наконец-то расскажете что вы тут ищете. А в племенах патриархата мы меняемся местами. Звучит классно?
Это было сказано веселым и беззаботным тоном несмотря на то, что в целом это звучит как-то не очень классно.
Дроид с тихим лязгом и грохотом стащил сумку на землю через открытую дверь аэрокара.
Вип-буп-буп. Би-и-ип буп. Буп-буп, вуп. <Ты предлагаешь вступить в сговор с врагами Демократии. Мы можем использовать силовой подход для решения этих вопросов. Как и следует поступать с аборигенами. Это варварство нужно выжечь огнем и металлом. Они уже предали нас один раз, забрав мастера Андро в рабство. Они не достойны переговоров. Только ультиматума.>

<Светлый Путь>
Согласиться на предложение Алии и вступить в переговоры с племенем Поющей Горы, не нарушая легенду. 1 универсальное ОО при успехе.

<Темный Путь>
Согласиться с предложением дроида и отбить Андроникоса у племени Падающих Листьев. 2 ОО в категорию <бой> при успехе.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick]

+2

10

— Ну что ж, полетели. — Хесслер равнодушно пожал плечами и полез в кресло. Зафиксировав свое положение ремнями и накинув плед поверх боевого костюма, он тихо замер и уставился куда-то вперед и вверх, прикрывая глаза. Усталость и безразличие вновь протянули к нему свои темные крылья, обрушили на голову несколько тонн теплого и влажного песка. Высаживаясь на планете, он лишь приблизительно представлял, что ищет: больше не было ни Палпатина, на Аэрдри, ни Истории, дающих четкую задачу и конкретную цель. Рука Императора вообще никогда не отличался особыми способностями к самостоятельному поиску и самостоятельному целеполаганию. 
От того вдвойне кстати оказалась эта девчонка из Алдрейтов. Вот так ирония: дочь уничтоженной слугой Палпатина планеты добровольно зовет к себе другого слугу Палпатина. И до чего вовремя — именно тогда и там, когда нужно. 

В другое время Эрвин исполнился бы недоверием и распотрошил ее память до последнего мгновения — если бы смог, конечно. В другое время, другой человек — настоящий, исполненный Силой, а не покалеченная тень прежнего себя. Сейчас он мог бы лишь задавать вопросы, не имея возможности проверить правдивость ответов, да провоцировать Алию, кем бы она ни была. Далеко не лучшее решение, особенно учитывая, что он в меньшинстве. 
Все, что он мог делать — это просто сидеть и ждать. 
И попытаться уснуть хотя бы на минуту...

Ни пейзажи Датомира — искаженные, но все же живые, ни стоянки кланов, ни даже скала — вот неожиданность — барона не впечатлили. Он вообще никогда не был сторонником диких миров и общинного, традиционного уклада, и едва ли полетел бы сюда, если бы знал иные варианты восстановления связи с Силой. Коррибан оказался пустым и мертвым, обителью песка и ветра, Тайфон принадлежал врагу, на месте Оссуса вот уже почти год были лишь гравитационные аномалии, поля астероидных обломков да выжженные остовы планет, а труды мистиков Восса заняли бы — судя по документированным свидетельствам ушедших эпох — слишком много времени. Времени, которого у него не было.

Выбраться из кара оказалось несколько сложнее, чем забраться. Выскользнув наружу и тяжело потянувшись, барон медленно обвел взглядом окружение, остановившись на спутнице и ее дроиде и с легким удивлением выслушивая предложения о дальнейшем движении.

    — О, вы прониклись древними традициями? Хотя я бы посоветовал ошейник со взрывчаткой. — скептически посмотрев на наручники и усмехаясь одними глазами, произнес барон, тут же переводя взгляд в глаза известной противницы рабства. —   А ваш маленький друг решил повторить "подвиг" генерала Гривуса? Похвально, но чем предлагается нападать?

Это звучало бы даже забавно, если бы не казалось настолько безумно. Особенно для случайной встречи.

— Это ведь не ваш изначальный план, верно? Вы ведь никак не могли знать заранее, что я окажусь на этой планете на этом месте?

+3

11

Алия не выразила злость слишком открыта. Ее негодование было заметно лишь по тому, что ее брови слегка поползли вверх на лоб, как если бы она чему-то удивилась, а улыбка на ее губах стала несколько уже. Очевидно, что предложение ее собственного дроида женщине пришлось не очень по вкусу, но она не стала комментировать это, чтобы не дискредитировать металлического спутника в глазах их нового компаньона.
Нет, не могла. — Подтвердила Алия, перекинув свое худое бледное тело через бортик аэроглиссера. На секунду она зацепилась шарфом за дверь, но тут же отцепила его оттуда, не проходит и пары секунд, будто она привычна к таким инцидентикам.
Если вкратце... Суть была очень проста. — Она заговорила вновь после короткой паузы, не сводя с глаз то с Хесслера, то с Ар-Три, который, видимо, принял его сторону. — Я собиралась пойти в племя Падающих Листьев и попросить освободить Андро. Вот так и прямо. После того, как они, скорее всего, мне бы отказали, я бы показала им мои секретные достоинства.
С этими словами она нагнулась возле сумки, которую дроид стащил на землю и расстегнула ее. Внутри показались десятки термальных и плазменных детонаторов, несколько полноценных магнитных бомб с неизвестной начинкой и даже пара допотопных клейких подрывных устройств для нелетального обездвиживания противника. Все это чудо, которое может рвануть в мощнейшем потоке раскаленных до нескольких тысяч градусов химикатов, выглядит как продолговатые колбаски и разноцветные шарики с маленькими кнопочками, вопреки технике безопасности сваленные друг на друга.
Это был план. И вот этим мы планировали нападать. — Произнесла Алдрейт, выпрямляясь обратно в полный рост и тихо выдыхая скопившийся в груди воздух. Густой локон соломенных волос спал на ее бледное невинное личико.
Вуп, вуп-вуп-буп! <Это был неплохой план, но я бы миновал стадию переговоров. Неожиданный удар принесет больше пользы.>
Но-но. Теперь у нас есть полноценный мужчина и мы можем избежать кровопролития вообще. Со своим "рабом" я смогу втереться в их общество и получить нужные разрешения. — Алия поцокала языком и покачала головой.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick]

+2

12

— Даже не знаю, что более безумно: напасть в одиночку на клан форсов вот с этим, или пытаться их обмануть. — барон не знал, что будет более уместным: смеяться или бить лицом в руку.  Два невероятных варианта, один "лучше" другого. Его собственный план — "прилететь, куда-то пойти и будь что будет" — по крайней мере оставлял широту для импровизации. И как первоначальный план Алии — и допущение на то, что туземцы будут сотрудничать.  И все же что-то в словах сумасшедшей женщины необъяснимо заставляло верить в успех предприятия, мягко отталкивало пустоту и холод  — и это же "что-то" резало острым ножом предчувствия ловушки. Неудивительно: лишь в смерти и пустоте нет подозрений.

— Как бы там ни был. Не знаю как ваши планы — но в мои не входит устраивать хаос. Мне нужно... поговорить со знающими кланов. Ведающими пути Силы, хранящими знания — кем угодно. И мне кажется, что они не захотят разговаривать с тем, кто начнет против них войну.

Но все же насколько безумно. Чего уж не ожидал от не-от-мира-сего любительницы железок и пламенной, но совершенно безобидной и не создававшей ни Императору, ни имперскому режиму проблем аболиционистки!

— И кроме того... — Эрвин позволил себе ткривую, едва заметную полу-ухмылку, не отводя взгляда с лица девушки. Словно ожидал, будто натянутая на лицо неведомо-кого маска слезет, обнажая хищный оскал. — Не то чтобы это было мое дело, но что если мистер Бенико не нуждается в спасении? Что, если это любовь? Судя по тому, что пишут в хрониках... ну, сбежать с ведьмой — не самое странное.

— Вуп-буп-бип! <Никакой свободы врагам свободы!>

Тише, — тут же грубо прервала его Алия и перевела взгляд обратно на Хесслера, — вообще-то я думала об этом. Но для того, чтобы в этом удостовериться, нам все равно нужно будет найти его. Делать догадки — это как плутать в темноте, надеясь, что наступишь на ковер, а не на острый кусок влагосборника.
Она покачала головой.
— Да, я тоже думала о том, чтобы пытаться найти союзников. Это и есть моя задача. Попытаться уговорить их не связываться со внешним миром из-за одного муже-раба. Они дикие, но не глупые, и они трижды подумают о том, нужен ли им этот раб, если это будет означать разрыв отношений с Новой Республикой. А они их строили долго, так что это может сработать.

— Хм. А они достаточно дикие, чтобы не иметь доступа в экстранет и не знать мое лицо? — продолжил потенциальный раб свои сомнения в предложенном плане. Идея отдаться в руки малознакомой женщине, к тому же — представителю потенциального противника — продолжала казаться максимально идиотской, а возможность дать сковать себе руки — и вовсе невероятной. — Я считаю, что нам следует попытаться договориться и заручиться помощью местных. Наверняка у кланов есть точки конфликта, на которых можно сыграть. Но изображать раба...

На пару секунд задумавшись, он наконец добавил, подходя на шаг ближе.

— Никогда бы не подумал, что официальный представитель Новой Республики будет изображать работорговца. Но я, пожалуй, не стану задавать лишних вопросов.

— Да, они не настолько продвинутые, чтобы пользоваться голонетом. Насколько я помню, у них нет спутника связи со времен Войн Клонов. — Пояснила Алия и покивала головой.
— Ву-у-у-у-уп. <Мне не нравится этот план.>
Женщина посмотрела вниз на красного астромеха с желтыми изогнутыми полосками на корпусе.
— Мы успеем всех перестрелять. — Прокомментировала она поучительным тоном. — Не то, чтобы это будет хорошей идеей после того, как мы пригрозим Новой Республикой... Но Сила знает, сколько в галактике метаморфов и сколько из них будут притворяться нами для достижения своих злых целей.
— Вип-вуп. Бип-вуп. <Говоришь как коллаборационистка. Я думаю, что местным нужно немного демократии.>
— Как и всем нам, солнышко. — Она перевела взгляд на Хесслера. — Ну так каков план?

— Я помогу с вашим планом. Только — без наручников. — тон голоса звучал так, что какие-либо варианты в этом вопросе были бы невозможны. —  Вы не представляете, насколько эффектно выглядит раб, беспрекословно слушающийся приказов хозяина без грубого принуждения. 

На лице барона проскользнула улыбка — как и всегда в последнее время — тонкая и бескровная.
— Будем доверять друг другу, верно?

+2

13

— Если пожелаете, — Алия кинула наручники обратно на заднее сиденье аэрокара. — И сдайте автомат дроиду, он выдаст его обратно, если станет жарко.
— Ви-виу, бип! <Да-да, надейся, все так и будет.>

Оставив охранную сигнализацию на аэрокаре включенной, Алия вышла в сторону племени Поющей Горы. Их дома заметны издалека — невысокие постройки, в основном из травы, дерева и глины, высотой до двух этажей максимум, они построены прямо на склонах горы, либо огибая их, либо сливаясь с ними в одну форму, как не смогли бы построить цивилизованные архитекторы на обычном людском мире.
В деревню ведут деревянные ворота. Алия издадека увидела пару стоящих на страже женщин, в одежде очень отдаленно напоминающей обрывки одежды.
— Самое время признаться, что я никогда не общалась с этими ведьмами. Только изучала их быт по энциклопедиям. — Контрабандистка нервно хихикнула.
— Самое время для признания, когда я отдал автомат. — процедил сквозь зубы барон, мрачно глядя на Алию. Особой злости, впрочем, в его голосе не слышалось. — Вот если нас убьют, это будет ваша вина. Пойдемте, что уж теперь.

Женщины у ворот выставляют вперед свои копья при приближении гостей. Алия подняла руки вверх в знак дружелюбных намерений, и ведьмы позволяют ей подойти достаточно близко для разговора.

— Вы кто, и что вы здесь делаете? — Спрашивает одна из них, с белыми рисунками на лице.
— Ву-вуп, би-би-бип! <Если бы у меня был выбор, я бы закидал вас протонными бомбами!>
— Что он сказал?
— Он говорит, что почтет за честь быть вашем гостем.
— Ви-виу! <Проклятая безбожница!>
— Ладно. Так кто вы такие будете?
— Мое имя Рона Калвер. А это Ар-Три и Курт Таббс. Оба мои рабы, поэтому вы их не тронете.
На несколько мгновений ведьмы впали в ступор от такой наглости, но все же согласились.
— Не тронем, ладно. Что вам здесь нужно?
— Я хочу поговорить с вашей главой. Племя Падающего Листа забрало одного из моих рабов, поэтому я хочу вернуть его.
— Так почему же ты не направилась в Падающий Лист, а пришла к нам, чужеземка. Разве ты не знаешь, что мы — клан Поющей Горы?
— Знаю. Также как знаю, что вы — самое главное и великое племя на Датомире. Вашего приказа все слушаются и подчиняются.
Стражницы ворот заметно повеселели, ведь лесть нашла свою цель.
— Не совсем так, но больше от неразумных чужеземцев и не ожидалось. — Согласилась одна из них. — Мы отведем вас к королеве.
Спорить и ругаться перед лицом аборигенов было бы слишком глупо, да и не очень-то и хотелось: весь этот переход вызывал у Эрвина тяжелую, навалившуюся подобно небо на плечи атланта, мировую усталость. От Алии, в отличии от Аэрдри, Элис, Иветт и прочих сильных и независимых женщин-форсов, не разило во все стороны  сверхъестественной мощью и острыми, угрожающими волнами эмоций и отблесков мыслей — а потому в ее обществе ему было несколько проще. Конечно, совсем не исключено, что причиной этому — банальное отсутствие возможности почувствовать эту угрозу из-за разорванной связи с Силой — но анализировать это у Хесслера не было ни времени, ни сил, ни самой идеи. Маскировка в рабство казалась неопасной, ничего плохого не предвещающей игрой, на которую он пошел без всяких колебаний. Какой оставался выбор сейчас-то?

Ворота стали медленно отворяться, пропуская стражниц и их гостей внутрь. Десятки удивленных глаз застыли на неизвестных фигурах чужеземцев, проходящих по улицам выросшего на Поющей Горе города. Датомирки и забраки-рабы удивленно следили за гостями даже в перелесках, где, казалось бы, обитать никто не должен.
С лица Алии не исчезла ее ироничная лисья улыбка. То, что она нервничает, выдавал только бегающий взгляд и пальцы, которыми она сжала ладонь Хесслера даже сама того не заметив.
После долгого пути в гору, который достался всем с трудом, особенно дроиду, ведьмы остановились возле чащи, состоящей из высоких растений, похожих на тонкие палки с листьями.
— Госпожа Аугвинн будет ждать вас, — сообщила одна из стражиц. — Сможете ли вы добраться до нее — зависит только от вас.
— Спасибо, — Алия коротко кивнула головой ведьмам и приказала своим спутникам:
— Вперед, грязные мужланы. Защищайте свою госпожу.
— Да, госпожа. — глухо отозвался "Курт Таббс", выходя по приказу "хозяйки" вперед и становясь позади дроида. — Приказывай путь, госпожа.
— Не слышу уважения в голосе, — Алия явно начинала вживаться в роль, и не похоже, чтобы ей это не нравилось.
Лес, в который пришли гости, состоит из тонких высоких кустарников с пушистыми верхушками, едва пропускающими свет. Снизу, с высоты человеческого роста, эти деревьевца похожи на тонкие твердые палки, которые воткнуты в землю.
— Будьте внимательнее, мои слуги. За нами могут следить. Машина, выдай этому мужлану его инструмент.
Кусок корпуса в дроиде отъехал в сторону, и тот тонким маленьким манипулятором протянул барону его оружие. Сама Алия вытащила из кобуры древний как Старая Республика DL и включила на нем лампу.
— Слуги, вы что-нибудь видите?
— Вип-буп-вуп <Твое самомнение заняло все пространство перед нами.>

[nick]Алия Алдрейт[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon]

+2

14

Взять в руки оружие — пусть даже столь простое и приземленное, столь отличающееся от привычного светового меча, — оказалось значительно более успокаивающе и приятно, чем ожидалось. Здесь, на чужой и чуждой планете, в максимально непривычной для себя роли, в окружении сомнительных друзей и потенциально опасных потенциальных врагов, Эрвин чувствовал себя страшно неуютно — и это даже без учета вечной ноющей фантомной боли.
Поднять, перевернуть, отщелкнуть батарею и емкость с тибанной, завороженно протереть контакты, словно опасаясь, будто сам воздух Датомира нес в  себе незримую коррозию и распад всего сложного и технологичного.

— Вижу заросли, госпожа. — продекламировал барон, поднимая карабин к плечу и осматриваясь вперед через прицел. — Живности не вижу, врага тоже. Но в этом лесу они могут быть где угодно.

Шаг за шагом, прислушиваясь к треску веток и земли под ногами, он медленно двигался вперед, вслед за катящимся железным товарищем; опасности он не чувствовал — как не чувствовал вообще ничего, и удержать разум от падения в очередную яму отчаяния можно было лишь чем-то нагрузив. Именно поэтому он всматривался вперед, вылавливая каждый шорох и каждое движение — так, словно опасность, которую не чувствуешь утерянным восприятием, кажется разбросанной буквально везде.

— Госпожа. Есть ли у машины на борту огнемет? — мужчина указал на дроида, продолжая играть свою роль — так, словно за ними до сих пор наблюдали; а может, и не словно? Кто мог сказать, наблюдали или нет, если не знать и не видеть этого наверняка? — Этот лес лучше залить огнем и плазмой, госпожа. За деревьями может скрываться злобная тварь. Или много. Тебе может быть опасно, госпожа.

+2

15

— У-вуп <Я бы залил плазмой всю планету>, — тихо аукнул дроид, освещая путь вперед встроенным в цилиндрический корпус фонариком. Прогулка по темному ночному лесу достаточно неприятна, чтобы отзываться далеким эхом в подсознании и инстинктах, воспоминаниями о тех временах, когда люди еще не умели пользоваться огнем и боялись того, что скрывается в темноте.
— Рада, что вы со мной, — забыв о конспирации, но, к счастью, негромко, произнесла Алдрейт, осматриваясь по сторонам. Тропа сквозь заросли понемногу начинала сужаться, как и проход между тоненькими мохнатыми деревцами.
Где-то в стороне раздался шорох. Она замерла и махнула рукой, чтобы замерли два ее спутника.
Небольшое тонкое деревце, чуть более пушистое, чем остальные, едва-заметно покачнулось. Алия вытаращила на него оба глаза, пытаясь уловить направление ветра, лишь, чтобы с ужасом обнаружить, что на Датомире штиль. Ствол деревца внезапно вырвался из земли, а затем воткнулся в нее в метре справа.

Сглотнув скопившийся в горле ком, женщина медленно подняла голову вверх. В ушах засвистело, а живот до боли скрутило от ужаса, когда она увидела над собой не небо, а что-то другое. Едва различимое в темноте, волосатое черное брюхо неизвестного существа с крупными пульсирующими венами, покрытое слизью и паутиной. Шесть тонких, неотличимых от деревьев клинковидных ног спускаются к земле и сливаются с лесом так, что в ночи не отличить одно от другого.
В глазах Алии, Хесслер увидел то, что вряд ли бы увидел в глазах тех самых сильных и независимых женщин: не нужно быть эмпатом, чтобы отличить тираду от искреннего ужаса, сопровождающегося текущими со лба ниточками пота и сжатых до хруста в челюсти зубов.

Сначала Эрвин не понял, что происходит и почему дерево исчезло — обзор через достаточно узкий визор заброшенного на голову шлема во мраке был не самым лучшим; когда же понял — замер на месте, пронизываемый до самых костей животным, потусторонним ужасом — тем самым несознательным страхом, что скрывается в глубинах рептильной коры миллионами лет памяти далеких предков. Страх перед мраком ночи, страх перед стеной огня, страх перед чудовищными хищниками, что забирали детей из гнезд шерстистых приматов, что спустя миллионы лет станут венцом творения и королями Вселенной — именно он просыпался при виде бесформенной туши исполинского паукообразного существа, неспешно бредущего в безлунной тьме дикого Датомира.  Когда Сила была с ним, Хесслер не слишком бы и удивился — но сейчас, лишенный столь важной части самого себя, он был открыт перед самыми темными сторонами слабого людского бытия.

— Назад. — прохрипел он одними губами, ловя полный ужаса взгляд девушки. Взгляд — но и только.  Сколько же в ней сил, чтоб не закричать и не бежать при виде ТАКОГО? Это не ранкор и даже не мифический терентатек — отвратительное, невозможное по законам природы и чуждое самому человеческому роду создание вызывало страх и омерзение одним своим видом — неужели простая альдераанская дворянка уже видела нечто подобное?
— Не шуми и стой за мной, пока он не заметил.

С одной стороны, если не привлекать внимание, существо может просто уйти, куда шло. С другой... кажется, пауки и им подобные боялись света?  Ну, по крайней мере пауки обычных размеров.
Лихорадочно оглядываясь по сторонам, вверх и вниз, барон пытался вспомнить что угодно про таких вот паучков — да и про самых обычных в общем-то тоже. Паутина? Взгляд скользит к деревьям и траве под ногами, а после — обратно к конечностям чудовища.
Что вообще они могут сделать, если чудовище вздумает атаковать?

Бластер такому, кажется, что слону дробина, а меча с ним нет — да и без Силы этим мечом барон скорее отрезал бы себе что-нибудь торчащее. Тонкие ноги монстра — по сравнению с закрывающим ночное небо брюхом — казались достаточно уязвимыми, но...

"Проклятье, я забыл!" — мелькнувшая мысль заставила его сжать кулак на механической руке, нажимая скрытую кнопку и разблокируя дульный срез встроенного дезинтегратора. В памяти живо предстала картина распадающейся от одного попадания органики — частиц его собственной руки, вступавших в цепную реакцию и обращающихся в пыль одна за другой. Много ли потребуется, чтобы дезинтегрировать лапу ТАКОГО создания?

На всякий случай удерживая пистолет нацеленным на живот монстра, Алия бесшумно сместилась назад, глядя вверх. Тонкие десятиметровые ноги великана медленно стали вырываться из земли и передвигаться вперед, вырывая вместе с собой куски почвы и даже камни. Когда это происходит, Алия замечает, что его ноги заканчиваются острыми когтями, одно попадание которых тут же станет летальным для любого живого организма или техники с бронированием не как у АТ-АТ.
К счастью, все обошлось без жертв. Паук то ли не заметил гостей, то ли не захотел с ними разбираться, и, оставив в земле глубокие, тонкие выбоины, направился по своим делам. Впервые над частью леса засиял красный свет луны, даже заставив Алию прищуриться от неожиданности. Когда тень ушла, женщина огляделась и заметила, что подобных выбоин вокруг очень много. И много там, откуда они пришли, что недвусмысленно намекало на то, что в лесу подобного водится много.
Глядя вслед уходящему монстру, Алия нервно сглотнула и опустила пистолет. Однако по ее выражению лица и без того ясно, что она не в восторге от пережитого, а вместе с тем пошатнулась как ее мораль, так и ее желание пойти дальше. Пока что она этого не высказала, но если подобное продолжит происходить, ее боевой дух дрогнет окончательно.

[nick]Алия Алдрейт[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/635508.png[/icon]

+2

16

разговор с ведьмой, или как Алия и Хесслер узнали о том, что совместные посты нужно писать в отдельном диалоге

Опасность диких джунглей миновала гостей Датомира, однако шок после встречи с титаническими созданиями еще долго не покидал их. Спустя несколько часов плутания по зарослям, преодолевая различные преграды, но в основном собственную паранойю и порывы страха, один выбрались на освещаемую огнем поляну.
В тенях деревьев они заметили одинокую немолодую женщину в багряном плаще и серой робе, которая готовила некое варево, светящееся необычным, коралловым бирюзово-изумрудным светом. Женщина почти сразу же выдала свою чувствительность к Силе, манипулируя содержимым котла, то поднимая его в воздух, то перемешивая не используя черпака.
В ходе короткого разговора, они узнали, что встретили Аугвинн Дьо — могущественную повелительницу Датомира и ведьму, которая предвидела появление гостей. Духи предупредили Аугвинн о том, что барон Хесслер появится здесь и захочет обрести исцеление своей новой раны. Начался диалог о философии, взаимопомощи и Силе, из которого Алия Алдрейт узнала, что ее спутник — джедай. По крайней мере, так она подумала, потому что со времен своего визита к инквизиторам, она не различает носителей световых мечей по родам.
Аугвинн спросила, использует ли Хесслер ее помощь во зло, однако он ответил, что пришел на Датомир не ради философских дебатов. Тогда ведьма продемонстрировала суть своего зелья, которое она готовит: она разлила его по земле, и там, куда оно пролилось, выросли новые цветы и трава, свежее, чем обычные. Она назвала это варево Водой Жизни, и сообщила, что все ведьмы Датомира используют такое для придания себе и своим слугам дополнительных сверх-естественных сил. Она налила немного зелья во флакон, который отдала Алии Алдрейт. Хесслер испытывал сильное искушение напасть на девушку и отобрать у нее зелье, однако сдержался, так как обещал ей помочь.
Вместе с полученной информацией и бутыльком зелья, они покинули клан Поющей Горы.

+1

17

— Идем, Алия. Эта милая женщина вряд ли сумеет или захочеи нам помочь в ближайшее время.

Последний раз покосившись на висящий на шее девушки фиал с Водою Жизни, Хесслер кивнул ей и шагнул туда, куда был указан путь. Пусть очередные чертовы силы отказали ему в помощи, у него оставалось то, что делало его человеком и дворянином, как и его отца. Дома Тионской Гегемонии всегда платили свои долги, и ни Палпатину, ни Аэрдри, ни даже Жрицам Аббадона не под силу выжечь эту внутреннюю суть.

От опушки леса до горы, указанной Аугвинн Льо, оставалось не так уж и много пути, чтобы не преодолеть его быстрым маршем, и Эрвин не горел желанием задерживаться сверх необходимого. По счастью, судьба будто раскрыла над ними гостеприимные крылья, и ни одно из странных существ Датомира больше не мешало в этом пути...

— Тяжелая штука, — прокомментировала Алия, положив на ладонь склянку и даже не снимая цепочку с шеи. И вправду, бирюзовая жидкость как будто стала сиять чуть ярче; но не намного. Все еще недостаточно, чтобы использовать это как лампочку.
— Вуп-би-би, бум-вип <Не надорвись, хотя выдержала свое самомнение — выдержишь и этот флакон>, — ответил дроид и Алия лишь покачала головой, запрыгнув в аэрокар.
— Вы готовы? — Обратилась она к Хесслеру. — Выглядите подавленным.

— Не обращайте внимания, я обещал помочь. — махнул он рукой в ответ. — Я справлюсь. Надеюсь.

Несколько секунд Алия посмотрела на Хесслера искренним обеспокоенным взглядом, а затем все таки решила не задавать вопросов и завела свой старый красненький тарантас на антиграве. Дроид воспарил над землей и запрыгнул на заднее сиденье, к куче другого хлама и оружия.
— Я не знала, что Вы джедай, — произнесла она спокойно, но уже без своего сияющего дружелюбия через некоторое время. Встречный ветер развивает ее волосы, делая ее похожей на летящее облако из золота.

— Я и не джедай. — парировал Эрвин,  глядя на пролетающие унылые пейзажи. — Разве вы не видели мой меч на головиде? Джедаи не носят таких.

На секунду повернувшись к нему, Алия выгнула бровь, мол, именно такие джедаи и носят, но решила не спорить. Было бы странно расчитывать, что она определяет адептов Силы по цвету меча, а не относит их всех к категории "джедай", как и триллионы других существ во всей галактике.
Через несколько минут, когда они обогнули несколько стоящих как штыри на равнине гор, вдалеке показался тот самый лес, в котором, как и полагается по их названию, обитает племя падающих листьев.
— Надеюсь, вы понимаете ставки, — сказала Алия и тут же добавила. — Я к вам обоим обращаюсь. Речь идет о моем брате. Сейчас мы не можем допустить ошибку.
— Ви-вип-бип <Как и они.> — Ответил ей астромеханик, хотя его пищание было едва слышно в гуле встреченого ветра и свисте репульсоркрафта.
— Они? Почему? — Удивившись, поинтересовалась женщина.
— Ви-вип-пи-би-бип-бип <Потому что в отличии от их хозяйки, они не знают, что их не будут бомбить.>

— Разумнее всего для них будет сбить нас на подлете. Тогда и наводить бомбежку будет некому. — мрачно пробормотал Хесслер. Он уже перепроверил батареи карабина и емкость с тибанной, и сейчас примеривался к оптике, подкручивая дальномер.
— Твой брат, твоя операция. Ты веришь Аугвинн? Стоит передать ее слова?

— Ведьмы уже помогали джедаям. Именно поэтому я и спросила, джедай ли ты. — Ответила Алия. — К тому же...
Вдруг замолчав, она наклонила голову вниз и снова положила на ладонь флакон с Водой Жизни, которая все это время болтается у меня на шее.
— А впрочем неважно. Я не могу быть уверена полностью, но пока что у нас не было повода ей не доверять. Если конечно она не решила, что мы составим моему брату хорошую компанию, будучи рабами.

Эрвин горько усмехнулся. Неужели и впрямь это наивность за гранью, а не тонкий план неведомо кого?

—   Я не джедай — у меня не было ни единого шанса им стать еще до рождения. Я умел делать кое-что из того, что умеют джедаи, чувствовать биение мира и его жизнь... но увы. Эти знания вырваны вместе с куском моей личности и моего разума. Ведьма могла была вернуть мне их, но вместо помощи она решила говорить о добре и зле. Вот и все ответы.

Карабин ложится на его колени, и мужчина кладет руку поверх него, металлом на металл.

— Вы были близки с братом? Почему больше никто не полетел за ним?

— Потому что они все трусы! — Воодушевленно выпалила Алия и шарахнула обеими руками об штурвал аэрокара; в ту же секунду тот сделал резкий крюк в сторону, оба, и дроид и Хесслер чуть не вылетели за борт, но ее светлость Алдрейт не повела и глазом, продолжив недовольно таращиться в дорогу перед собой и махать руками.
— "Он на Датомире", — сказали они, — "забудь о нем," — говорили они, — глиссер швырнуло в другую сторону, — семейка трусов. Я поимела Фогу Брилла и всю империю в полном составе, с чего они взяли, что я не сделаю то же самое с этой планетой?!
— Ви-виииииу! <Смотри на дорогу!>
— Да пусть они со всем Альдерааном катятся за внешние рубежи, о великие силы, как же мне на всех них наплевать! — Кричала Алия, пока аэрокар преодолел скорость в четыреста километров в час и продолжал разгоняться.

Бывший наместник в ответ лишь крепче перехватил карабин и сильнее вжался в кресло, ничего не говоря. Не хватало еще спорить с полоумной женщиной на дикой скорости.

— Представляешь? Отказались лететь со мной! — Крикнула она, и вжавшийся в кресло компаньен ее не смущал.
Тем временем дроид на заднем сиденье перешел на визг, примерная краткая суть которого — это комментарии в адрес адекватности хозяйки и призыв ее смотреть на дорогу.
На горизонте показалась стремительно приближающаяся скала, которую Алия похоже не заметила, продолжив таращиться на Хесслера, который, как ей показалось, очень разгневан на альдераанцев как и она сама, а заодно размахивать у него перед носом руками, чтобы передать всю палитру чувств про ее семейку.
— Они сказали что выпишут меня из наследства за тесные связи с Новой Республикой! Ты представляешь?! А связей никаких на самом деле нет, мы же не Альде!
— Вип-вау! <Скала! Прямо по курсу!>
— Я тебе еще не рассказала про Альде! Сейчас расскажу! — Прокричала Алия сквозь гул ветра и двигателей, кажется, полностью игнорируя то, что кар вошел в тень гигантской горы.

Сложно перечислять гамму чувств и картинок, мелькающих перед всей твоей жизнью в те самые мгновения, когда прямо перед тобой возникает кусок огромной скалы — а ты не сможешь сделать ничего, чтобы его избежать. Поздно прыгать, пристегиваться, выдергивать руль, кричать и вообще делать все что угодно: на таких скоростях, пожалуй, наиболее разумным будет достойно и без истерики умереть, не уподобляясь трусливому дроиду.

— Как думаешь, дроид. — крикнул барон, ловя бледным лицом воздушные потоки, — Когда республиканцы найдут наши обломки на этой чертовой горе, они решат что нас сбили и бомбанут здесь все в качесиве мести за леди Алдрейт?

Когда скала стала критически близко, и дроид завопил особенно громко, Алдрейт, не глядя на дорогу, резко дернула штурвал в сторону, аэрокар снова выписал резкий поворот, после чего она обратно убрала руку от штурвала как будто ничего не случилось.
— Ты меня не слушаешь! — Крикнула она Хесслеру, который, как ей показалось, ее действительно не слушает.

Упустивший нить разговора, а вместе с ней и ремень безопасности, Хесслер дернулся под силами гравитации и больно приложился затылком о переборку аэрокара; зашипев от вспышки боли, он рефлекторно потянул к голове металлическую руку и еще раз ударился уже по ей, от того выругавшись еще сильнее.

— Прости, я составлял завещание. — процедил он, выпрямляясь и собирая летающие перед глазами звездочки. — А почему альдераанцы лишают тебя наследство за связь с Новой Республикой, если когда был Альдераан — не было республики, а сейчас нет Альдераана?

— О, так ты не в курсе, — ответила она, — альдераанцы мигрировали. Назвали свой новый дом Новым Альдерааном, но я там ни разу не была. Для меня это звучит как самоутешение. Или сублимация.
После последнего поворота она стала вести транспорт более-менее ровно, но все равно так быстро, что ветер бьет по ушам словно взрывы бомб.
— Моя семья не в особых ладах с Новой Республикой, но я работаю на Новую Республику, поэтому они меня не любят. И поэтому они отказались вытаскивать Андро. Смешали мою работу с его личной жизнью, и за это я их не прощу. Шайка засранцев.

—  Я слышал, Боррск отстранил героев Восстания, а потом стал работать совместно с  имперцами. Могу представить, как воспринял бы такое, если бы мою планету уничтожила Империя.  А что же Новая Республика, где ее помощь, раз отказала семья?

— Шутишь? Помощь во время такой войны? — Она издала недовольное «пф». Не то чтобы она хоть на секунду верила будто республика придет и всех спасет, однако конкретно эта ситуация вызывала у нее чувство злой иронии; пока оба, Борск и Мон Мотма, рассуждали о том, что важен каждый и никто не будет брошен, по факту ей помогает про-конфедератский сепаратист.
А тем временем впереди показались густые заросли темного леса, в котором, как и следует из их названия, обитают ведьмы Падающего Листа.
Алия остановила аэрокар у подножия одной из скал, больше похожих на одинокие гигантские булыжники, и приглушила репульсоркрафт; затем перемахнула через борт, встала на землю, подошла к заднем сидению, где открыла сумку и стала копаться в ней, рассовывая по карманам куртки гранаты.

— У самой крупной в Галактике страны не нашлось роты коммандо, фрегата и пары ганшипов, чтобы эвакуировать человека из племени дикарей? — в голосе наместника звучало почти искреннее удивление; "почти" — потому что причины отказа казались ему очевидными. — Впрочем, я не мастер военного дела. Куда мне судить республиканское командование.

Разумеется, руководству республиканцев глубоко наплевать на жизнь Андроникоса Бенико с Альдераана, цена которой значительно меньше цены заправки этого самого фрегата и ганшипов для перелета. Не то чтобы Хесслер был особым гуманистом  — но республиканцев это не особо оправдывало. Конгломерат по крайней мере не верещал о своем человеколюбии на каждом углу, и не запрещал обратиться потерявшему близкого к частной армии с чемоданом кредитов для решения вопросов.
Все это говорить он, конечно, не стал: обсуждение политических взглядов с республиканкой, признавшейся в работе на Республику, определенно было бы не самым умным ходом в текущей ситуации. К счастью, сама поверхность планеты помогла избежать неприятных поворотов — и когда аэроспидер наконец приземлился, барон поспешил выбраться наружу и вновь проверять свое вооружение. Пусть и не так, как с мечом и Силой, но с карабином и заряженным дезинтегратором в протезе все чувствовалось несколько иначе, более уверенно и защищенно.
— Тебе что-то известно об этом племени и его нравах? Как они отреагируют, если попросить встретиться с Андроникосом и его женой-ведьмой?

— Не много. Достаточно лишь провести анализ и сопоставить факты, — на напряженном выдохе, резкими рывками произнесла Алия, проверяя боезапас в пистолете модели утяжеленного DL с уймой модификаций, легальных и не очень.
Помимо этого она продемонстрировала небольшой загнутый клинок, крепящийся к внутренней части запястья под курткой, каким обычно режут глотки варвары вроде калишцев; затем она засунула небольшой трехзарядный бластер во внутренний карман куртки, а из всего арсенала, лежащего в багажнике, она выбрала сверхтяжелую бластерную снайперскую винтовку со сменяющимся гибридным оптико-тепловым прицелом динамической кратности и сошками.
— Вип-ву ву-бип-бип-вуп <Ты забыла гранатомет>, — иронично пропищал дроид.
— У них нет танков, — отпарировала Алия, вставляя DL в кобуру на бедре и вешая винтовку на плечо. Все остальное ее вооружение осталось наудивление скрытым и незаметным, как будто ей уже доводилось делать то, что она делает.
Затем она закрыла багажник и ловко запрыгнула на него, через бинокль глядя вперед и разглядывая местность.
— Не похоже, чтобы они нас заметили. — Сказала она. — Три танго на входе, патрульные, должно быть.
Она убрала бинокль и дала его Хесслеру.
— Хорошо, что ты согласился помочь. Потому что у меня созрел идеальный план. — В ее голосе не было иронии, а ее лицо оставалось таким же умиротворенным как и обычно, пусть и без улыбки, что, по меркам этой светлоликой доброй женщины уже могло насторожить. — Ты пойдешь вперед и донесешь им волю их королевы, а я сяду на скале и буду смотреть через оптический прицел. Если что-то пойдет не так, то ты подашь условный сигнал и мы перейдем к плану Б. Как тебе идейка?

— Волю королевы донесет мужчина-чужеземец? — барон прищурил глаза и с недоверием глянул на вооружавшуюся напарницу. Как же, ситх раздери, жаль, что невозможно прочитать ее мысли и намерения, потому что выглядело все как не то подстава, не то  — Идейка кажется мне сомнительной, я не очень-то спешу оказаться в рабстве. Не хочешь рассказать подробности?

— Ты входишь туда и говоришь с ведьмами, а если что-то идет не так, то я за тебя мщу. — На секунду остановившись вплотную от Хесслера, заявила Алдрейт. Ее выгнутые вверх брови говорили об иронии в ее речи однако сам голос был серьезен как Палач над Нез Пероном два года назад.
Затем она продолжила фасовать мелочи по карманам куртки, по виду дешевой и купленной в ближайшем рынке.
— Не доверяешь моей меткости или лично мне? — Вдруг спросила Алия в лоб, но без угрозы и обиды, в этот раз даже не удоствоив собеседника взглядом.
— Ви-вуп-ви-виу <Тебе даже я не доверяю>, — скептически пропищал дроид.
— Да? От тебя и спрос соответствующий. — Саркастично ответила Алдрейт. Когда какая-то реплика задевает светлого и беззлобного человека, это обычно видно сразу. Было видно и сейчас.
Дроид же замолчал, поняв, что хозяйка обиделась.

"Проклятье." — процедил сквозь зубы барон, когда Алия пререкалась с дроидом. Еще этого не хватало: смена настроения живо напомнила ему другую светловолосую знакомую, что едва не оторвала ему голову в какой-то пещере просто потому что.
— Дело не в тебе, дело в твоем плане. Я его не знаю. — примирительно поднимая ладони, ответил Эрвин. — Если бы я попросил тебя пойти в пещеру к крайту, ничего не объяснив, ты бы пошла?

— Вип-ви... <Ну, она бы...>
— Нет, не пошла бы, — отрезала Алия недовольным тоном. Затем рывком вставила в винтовку гигантский по размерам плазмозаряд. Судя по всему, эта штука создана для подрыва АТ-АТ, потому что она уж очень подозрительно похожа на однозарядное противотанковое плазменное ружье.
— План простой, — сказала она. Пара винтовочных сошек оказалась на капоте спидера, когда женщина вспомнила, что забыла очень важную в ее ремесле банку со спиртом. Дроид отследил за тем, как хозяйка кладет ее в карман, но удержался от шуток про алкоголизм.
— Ты пойдешь и донесешь волю их королевы. Если они откажутся — ты спокойно оттуда выйдешь. А если что-то пойдет не по плану, — она кивнула на двухметровую плазменную игрушку. — Прибегнем к альтернативным воздействиям.
В знак чистоты своих намерений она со скрываемым, но проявляющимся в резкости и общей нервозности раздражением сняла с шеи пузырек воды жизни и протянула Хесслеру.
— Покажешь им в знак подтверждения своих слов. И выпьешь, если понадобится.

Эрвин был готов ввернуть несколько язвительных фраз, ведь в описании "плана" Алдрейт ничего не изменилось, а подробностей не стало больше. Слова были готовы сорваться в тот самый миг, когда Алия протянула ему столь вожделенный флакон — и эти слова застряли в горле, сорвавшись ежва заметным хрипом. Она вообще понимает, что только что сделала?
Хесслер не знал свойств этой самой воды жизни, но и того что видел ранее было достаточно чтобы понять: ключ к восстановлению связи с Силой — вот он, в его руках.
Несколько секунд мужчина тупо смотрел на склянку в руках Алии, ожидая подвоха, прежде чем принять.

— Вот это неожиданно.. Ладно, будь по-твоему. — в горле стремительно пересохло, и придавать прежний вид голосу стоило определенных усилий.  — Надеюсь, выстрелишь куда нужно.

Память Руки Палпатина призывала барона немедленно согласиться, а по пути вызвать корабль и улететь с этой планеты. А может — просто взять и выпить содержимое флакона на первом же углу. Так близко.

— Ничего не могу обещать. Никогда не держала в руках ничего тяжелее дамского бластера. Надевай вот это все, — она протянула ему небольшой скрытый наушник и прямоугольную металлическую коробочку диаметром в три дюйма которую можно повесить на пояс или сунуть в карман.
— Система свой-чужой. Чтобы я случайно не попала по тебе, — пояснила она. Затем сама надела гарнитуру с наушником и выдвинутым вперед микрофоном.
— Иди пешком. Нельзя подставлять под удар транспорт, — решила Алия. — Но сначала я займу позицию.

С этими словами женщина направилась к одной из огромных скал, похожей на стометровый гигантский булыжник который просто кто-то воткнул в землю посреди поля. Подойдя к нему в плотную она подняла кверху руку и оттуда выстрелила кошка с крюком, которая вцепилась в край скалы. При помощи репульсора, Алия быстро потянулась наверх, и Хесслер увидел, как она поставила винтовку на краю скалы, направив ее дулом к собственно деревне ведьм. Сама она легла рядом, достала из кармана банку со спиртом, обмакнула ее в какую-то тряпку и протерла прицел, а затем как бы невзначай сделала из этой банки пару глотков.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/688745.png[/icon][nick]Алия Алдрейт[/nick][status]Не смейтесь над импами, они ведь старались.[/status][sign]Один из моих знакомых любил говорить, что нет сверхъестественных ни вещей, ни явлений. Просто некоторые из них выходят за границы нашего естествознания.[/sign]

+2

18

...Двигаясь ко входу в деревню Падающих Листьев, Эрвин уже не задумывался о том, что ждет впереди. Пустота и отсутствие привычного восприятия, кажется, стали настолько знакомыми, что почти не ощущались чем-то странным — он просто шел, глядя под ноги и вперед, бьудто ожидая, что из-за дерева выскочит дикарь и пригвоздит его копьем к земле; куда сложнее было не думать о фиале с Водой жизни. Зудело и тянуло желание разом покончить со своим увечьем, порвать оковы обещания республиканской девке точно так же, как были порваны оковы рабской связи со своей демонической мамашей — однако он терпел, считая шаги и шаря взглядом перед собой. Что, если настоящее освобождение — это освобождение и от своих порывов животного эгоизма?
Думать об этом — значит погружаться в болото, из которого — не факт, что вылезешь. Лучше идти и не думать — в том числе о том, что прямо в эту секунду где-то над твоей головой в прицел смотрит не слишком трезвый вероятный противник, для которого лично ты, и вся твоя страна еще не так давно были врагами. А может, и остались, а скорее — даже не "может". Впереди — цель, и ничто более не имеет значения.

Приближаясь, Хесслер видит — или ему кажется, что он видит — как впереди, почти неразличимые на фоне неба и поверхности, за ним неотрывно следят чьи-то фигуры; он бы не удивился, если бы так и было — в конце концов, здесь их земля. Все ближе и ближе, пока из-за холма не показалась вершина — исполинское древо, сияющее темно-рыжей листвой в лучах красного солнца. На него никто не нападал и не окрикивал, и это казалось странным — но все же Эрвин крепче сжимал фиал с водой в живой руке, прижимая его к груди на уровне сердца, и шел вперед — к самим вратам поселения.

— Стой где стоишь, чужак. — стража у самых врат — многочисленная и недружелюбная; настолько, что самим из взглядом, кажется, можно было сжечь его заживо. Хотел бы он знать, о чем думают эти женщины странного вида, глядящие попеременно то на него с намерением полным зла, то на зажатый в его руке флакон с Водой Жизни; хотел бы, да только возможность читать мысли едва ли когда вернется к нему. 
— Я несу слово Аугвин Дьо и ее волю. — он не шелохнулся и не упал на колени, несмотря на направленное ему в грудь оружие; подобно королевскому посланцу, он продолжал стоять, лишь крепче сжимая фиал живой воды и чуть поднимая его вверх. — То, что касается вашего клана и мужчины по имени Андроникос Бенико.

+1

19

Ведьмы, едва одетые женщины которые в любой другой ситуации могли бы притянуть к своим подтянутым телам недвусмысленный взгляд, сейчас могли скорее лишь напугать; готовясь атаковать незванного гостя, да еще и мужчину, которые по местным обычаям сидят в клетках, они вдруг остановились. Что-то очень незаметное, мимолетное, почти незримое глазу и неуловимое уху из того, что сделал Хесслер, остановило жаждущих крови воительниц. Что он сделал и что сказал — вопрос, загадка, но они пропустили его внутрь и даже не толкнули вперед, чтоб мужлан пошевеливался.
— Ты еще жив? Я открывала вторую бутылку, — уточнила засевшая в километре снайперша, как будто искренне надеясь попасть в кого-то с такого расстояния, да еще и трясущимися от спирта руками. Ответить ей Хесслер не мог, так как все взгляды сейчас прикованы к нему и ведьмы вряд ли обрадуются тому что он говорит сам с собой.
Город клана Листьев расположил свои дома на деревьях. Те, что побольше, высечены прямо в многовековых толстых дубах, обхватом в десяток метров. Домики поменьше не мешают этим гигантским деревьям жить и построены прямо на их ветвях. Запах стоит соответствующий — зажареного мяса какой-то птицы, солоноватой росы и мокрых листьев; торжество природы и жизни в своем первозданном виде, которого нельзя найти в городах, и запахи, которые нельзя почувствовать в душных неестественных парках.
Ведьмы привели гостя к стоящей на открытом пространстве деревянной клетке. Внутри нее сидит угрюмый, худощавый человек с бледной кожей и светлыми волосами. На клетке висит привязанная лианами табличка:
«Наказан за непослушание. Срок наказания — год.»
Стоящая у клетки женщина с копьем стукнула своим орудием по земле, запретив барону идти дальше.
— Стоять, мужчина! Назовись! — Приказала она и задрала подбородок. Темные волосы спали с ее лица. Она одета в меховую рыжую безрукавку, сапоги и перчатки. Но куда больше впечатляет ее рост — на полторы головы выше самого Хесслера.
— Именем духов: мой жених наказан за нарушение наших традиций! Он будет отбывать свое наказание и служить Племени!
— Спасите... — Простонал он, едва способный протянуть к барону одну из рук, покрытую синяками.
— Это Андро! — Крикнула в наушники Алия. — Вызволи его оттуда!
Как только Хесслер изложил свою мысль, ведьма перестала задирать нос и нахмурилась. Еще несколько проходящих по деревянной площади женщин стали приближаться и с интересом наблюдать за происходящим.
— Меня зовут Асура. Мой жених принадлежит мне и племени Падающего Листа, он никуда не пойдет. Воля королевы разрешает тебе находиться здесь, а твой символ, — она указала пальцем на флакон с Водой Жизни, — подтверждает твои слова. Но наши законы таковы, что ты можешь обменять лишь жизнь за жизнь. Поэтому ты полезешь в клетку и станешь моим женихом вместо него, либо ты должен победить меня в честной схватке... Насмерть!

+2


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Дополнительные события » Ты же знаешь, что любовь — это смерть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно