Администрация


Игрок сезона

Star Wars: Frontline

Объявление

28.06.2021// Добавлены новые скрипты. С полным списком нововведений можно ознакомиться в теме новостей. При возникновении вопросов, жалоб или пожеланий просьба обращаться к Креатору.


01.01.2021// Администрация SWLINE.RU поздравляет всех игроков и гостей с новым годом! Предыдущий год выдался тяжелым и долгим, так что пусть новый будет легче и пройдет удачнее для всех!


29.03.2019// Запрет на ввод неканоничной техники, Осколков и ограничение на прием некоторых персонажей. С подробностями можно ознакомиться в теме правил.


11.08.2018// Пополнение управляющего состава форума, появление кураторов Империи Руки, Осколка Империи и Мандалора. Формальное обновление правил.


08.06.2018// Дополнена тема Силы. Первого июля будет закрыт прием неканоничных видов техники без отыгрыша.


28.04.2018// Внезапное и неожиданное открытие. Также напоминаю, что слева сверху находится флажок смены дизайна. Им можно пользоваться в любое время.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Основной сюжет » Resist and bite | A1


Resist and bite | A1

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Resist and bite

https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/229423.webp


Дата
13.14

Участники
Силы Конгломерата, Вентус Гатур

Место и погода
Дезевро, Масловар


Описание
Войска врага стремительно приближаются. Реализовав стремительный прорыв, используя внутренние конфликты внутри Конгломерата и про-республиканских коллаборационистов-импофобов, при поддержке с воздуха и орбиты, в первые три дня войны пала Лианна, Аркан и Шандаар. Король Робейр рвет и мечет, в ярости от отсутствии помощи со стороны войск Ивэтт Фейнии, корпоративный совет Сиенар эвакуировался на Раксус Секундус. Между сердцем Конгломерата и оккупированными территориями стоит только отважная третья армия, боевые дроиды и контингент инопланетных добровольцев. Шансов нет и поражение неминуемо, но возможно ли дезеврийское чудо?


+3

2

«Дзынь-дзынь-дзынь.»
После преждевременного ухода Старлайт из Новой Республики, новые владельцы суперлинкора внесли в него некоторые коррективы по своему вкусу. Секторальный коммандер Гаррет был одним из тех, кто настоял на том, чтобы убрать один госпиталь и поставить вместо него нормальную кухню для высокопоставленных командиров. С тех пор он не пожалел об этом решении ни разу.
Сегодня подали штрудель со сливками и сиропом из кореллианского виски. После дегустации утонченного блюда с нотками орехового привкуса, думать хотелось совсем не о войне.
И все же...

В нескольких десятках тысяч миль снизу, где настоящий, природный воздух смешивается с вулканическими выхлопами и тоннами ядовитого пепла, взмывающими в атмосферу Дезевро, служат отчаянные пограничники третьей армии Конгломерата. Несколько десятков тысяч людей, подразделения которых доукомплектовали из ветеранов прошлых войн и умелых ополченцев, сейчас не могут ни есть ни пить: появившийся на орбите сутки назад корабль полностью отрезал планету от ставки командования на Раксус Секундус, оставив миллиард человек и их смелых защитников наедине с самими собой.
Первый день блокады прошел без проишествий. Но впереди второй... И много больше. Пока пищи, воды и бакты хватает на всех, возмущения разносятся слишком тихие, и только среди тех, кто понимает, что уже через полгода этой осады будут сьедены все мясистые экзоты и их сладенькие калорийные монтралы.

Наблюдательный научный аванпост на острове Красной Надежды вдруг попытался выйти на связь. Но прежде, чем он успел принять сигнал, тот оборвался.
Жители южных окраин Масловара наблюдают за тем, как откуда-то со стороны болот повалил черный столб огня и дыма, настолько широкий и густой, что было видно за тысячи километров, с другой стороны зрительного горизонта.
Красная Гора снова неспокойна?

Выйти на связь геологам с Масловара не даст висящая на орбите массивная проблема межзвездного масштаба. Чтобы голосигнал дошел через такие расстояния, требуется орбитальный сателлит, который в первые же минуты блокады был захвачен космодесантниками республики.
Гигантский, видный за тысячи километров столб дыма ощутился жителями колоссального акуменополиса зловещим знамением. По толпе пошел шепоток и зародились первые семена паники. Лишенные планетарного щита, сотни миллионов граждан уже сутки смотрят на зависнувший в космосе суперлинкор, который может в любой момент превратить незащищенную планету в расплавленный астероид, как с Дезевро уже случалось пару десятков тысяч лет назад.
Но пока это лишь шепоток и жизнь идет своим чередом.

Валящий из рупоров прямо на улицах голос генерала Баркони призывает сохранять спокойствие и порядок. Ровно каждые двенадцать часов, так громко, чтобы было слышно даже через закрытые окна и двери. Оглушительный звук активируемых динамиков похож на древний массивный горн, от которого вибрирует земля и оконные рамы. Каждый из миллиарда жителей Масловара слышит о том, что все будет хорошо. По ходу течения времени, все больше людей убеждается в надежности своих защитников, ведь им на голову не упало еще ни одной ракеты.
Но там, наверху, у республиканцев идет своя борьба.

После нежнейшего кулинарного шедевра в исполнении кореллианских поваров, не упустивших возможности продвинуть в командирские массы свой главный национальный продукт в виде лучшего в галактике виски, видеть лицо нового главкома было сравнимо с ударом тупым предметом по затылку: пережить можно, но твой взгляд на жизнь уже не станет прежним.
Об ударах тупыми предметами по чужим головам думал и сектор-коммандер Гаррет, выслушивающий ботанскую брань на тему того, что Конгломерат не был взят за три дня.
План... По плану...
По плану предполагалось нанести удар со всех сторон одновременно и буквально ошеломить оборону имперских пешек своим резким напором. Верховный главнокомандующий не думал о том, что передвижение такой массивной вещи как Лусанкия займет время, за которое противник успеет подготовить фортфикации и мобилизовать население.
Он и подготовил. И мобилизовал тоже.
Нет, это миллиард...
Всего лишь миллиард!
Рейгар пытался обьяснить, что даже если Лусанкия устроит второй дезеврийский геноцид, повторив достижения предков, то ушедшие под землю партизанские движения все равно нападут и начнут резать коммуникации. Единственное преимущество — это отсутствие у врага планетарных щитов, однако это мало чем поможет, потому что выцеливать вражеские огневые точки в мегаполисе на миллиард человек все равно невозможно.
Не с точки зрения Борска, естественно.
С его точки зрения вопрос можно решить быстро и очень прямо.
Я... Да, так точно. Я разберусь. Возьмем за сутки. Конец связи.
Потерев переносицу, Гаррет устало рухнул в кресло. Десятки людей замерли в ожидании его приказа. На мостике воцарилась гробовая тишина.
Прямую линию с вражеским командующим. Немедленно.

Ставка дезеврийского командования не спала последние сутки. На многочисленные радарные станции каждые полчаса приходит отчет о сканировании воздуха и ближайшего космического пространства.
«Пип... Пип...»
Чисто!
Живущий только на глиттерстимовой и адреналовой тяге личный состав штаба выглядит ужасно. Но еще ужаснее будет выглядеть горящий прекрасный город с миллиардом ни в чем не повинных людей.
Входящий сигнал!
Пеленгую.
...
...
...
С орбиты!
Они решили поиздеваться?
Принять!
Леди-губернатор Дезевро, сенатор Анастасия немедленно отдала команду, еще до того, как Владимир сумел воспротивиться и сказать ей этого не делать. Впрочем, даже та минута, которая уйдет у республиканцев на то, чтобы поиздеваться, сделает окопы защитников на полметра глубже, их схроны на десять винтовок больше, их бункеры на метр крепче.
На голопроекции перед ними возник молодой мужчина. Для Анастасии он незнаком; а Владимир знает, что их враг — Гаррет Рейгар, герой гражданской войны, один из оркестраторов поражения империи над Эндором, секторальный командующий Новой Республики и достаточно неплохой воин, который одержал приличное количество побед не только в гражданской войне, но и в битве с Осколками.
Перед тем, как заговорить, республиканец тяжело вздохнул и помассировал лоб указательным и большим пальцами левой руки.
С вами говорит секторальный коммандер Гаррет Рейгар. Кхм. Здравствуйте.
Ты сгоришь в аду, пес! — Выкрикнула Анастасия, прежде чем тот мог продолжить.
Я сгорю, миледи. — Коротко и учтиво согласился он. Так, что леди-губернатор от неожиданности замолкла и стала сверлить его злым взглядом.
В наших силах сделать так, чтобы за мной туда последовало наименьшее количество людей.
На некоторое время, даже работники радара отвлеклись и стали наблюдать за разговором.
Верховный главнокомандующий... Приказал взять Дезевро. У меня нет выбора. Зато есть предложение. — Продолжил сектор коммандер. — То, что я предлагаю — это создать в северо-западной части Масловара полностью демилитаризированную зону. Перенаправить туда гражданских и раненых, а оттуда вывозить по коридору с Дезевро. Остров Отшельника, если я не ошибаюсь? Если вы согласитесь на мои условия, я обещаю, что по Дезевро не сделают ни одного выстрела с орбиты, а на Острове Отшельника не будет ни одного республиканского солдата, покуда я — секторальный коммандер. Даю вам слово.
Ты думаешь, мы тебе проверим! Оккупантская нерфа! — Выкрикнула Анастасия, но оставшиеся люди в штабе оказались в замешательстве.
Вопрос был за ее коллегой. Предложение республиканца выглядит разумным, но для транспортной системы Масловара это может грозить коллапсом. Переправлять раненых на Остров Отшельника будет сложно и затратно. Аэрокары, которые могли бы сбрасывать оккупантам на головы бомбы, будут заняты перевозкой раненых... Однако возможность избежать орбитального обстрела Лусанкией выглядит очень заманчивой.
Если враг не лжет, конечно.
Пока что по ту сторону линии фронта не было замечено геноцида несмотря на активное сопротивление ополчения на Лианне. Но не будет ли его сейчас, на одной из самых важных планет Конгломерата и самой важной планете триединого Тиона?

Отказать
«Ты сгоришь в аду, пес!»
— репутация Конгломерата
— инфраструктура
— поддержка войны Союзного Тиона

— стабильность Новой Республики
+ поддержка войны Тионской Гегемонии

Согласиться
«Возможность избежать орбитального обстрела Лусанкией выглядит очень заманчивой.»
+ стабильность Новой Республики
+ репутация Конгломерата
+ поддержка войны Союзного Тиона

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/449840.png[/icon][nick]Гаррет Рейгар[/nick][sign]Только разума нам явно не хватит, чтобы понял каждый ярый фанатик
Что без разницы какой ты расы, когда над тобой миллиарды галактик
[/sign]

+2

3

Переглянувшись с губернатором и коротко кивнув в ответ на незаданный вопрос, командующий планетарной обороной вышел вперед, представ на мостике Лусанкии голубоватым светом голограммы. Изможденный вид и нездоровый блеск в глазах мужчины, смело шагающего к порогу старости, могли ясно показать, что терять мужчине было особенно нечего.

— Республика новая, а методы старые, командующий. Как мы можем верить наследникам тех, кто уничтожил Альдераан и Каамас, затем вероломно напал на суверенное государство, а сейчас угрожает смертью миллиарду мирных граждан?  Почему наши люди должны покидать свои дома из-за имперских амбиций вашего ботана?

Офицер связи, уловивший знак командующего, уже передавал приказы по заранее подготовленным планам: следуя им, еще не скрытые в подземных бункерах и горных убежищах войска стремительно уходили, готовясь к бомбардировке; диверсионные команды в космопортах и взлетных площадках подсоединяли детонаторы к подрывным зарядам, а пятьсот тысяч боевых дроидов, переданных Империей, занимали свои позиции. Войска должны пережить удар, каким бы он ни был. Что до гражданских...

— Потому что такова жизнь. — Ответил кудрявый молодой человек, потерев переносицу в жесте искреннего утомления и нежелания продолжать этот тяжелейший для него диалог.  — Я не могу увести отсюда Лусанкию, вы понимаете? Не могу приставить бластер к виску и спустить крючок. На мое место придет другой командующий. Будет другой корабль. И пока я здесь, я пытаюсь донести до вас, командир, что есть менее кровавое решение данного вопроса. Потому что если мое место займет кто-то другой, он просто сравняет планету с землей. Не будет гуманитарных коридоров, не будет выживших, не будет отхода раненых. Будет обугленный кусок Дезевро и ликующий электорат ботана на его троне, вы понимаете меня?

— Уверен, операторы Звезды Смерти рассуждали так же. Только в отличии от них, за вашей спиной не стоит повелитель ситхов. — лицо генерала Владимира исказила гримаса разочарования. Он знал человека, что сейчас противостоял им на орбите. И знал, что он прав: среди тысяч ботанских лизоблюдов обязательно найдутся те, кто не станут сомневаться, приказывая открыть огонь. В конечном счете, не все бывшие имперцы ушли в Осколок — уже это он тоже знал, потому что и сам сражался против них в освободительной войне.
— Мне нужно время для обсуждения вашего предложения. И канал связи с Раксус.
— Я дам вам три часа. — Ответил тот сурово. — Если через три часа мне не поступит ответный вызов... То Новая Республика будет считать, что гражданских на Дезевро нет. Сектор коммандер Гаррет Рейгар, конец связи.

Едва голограмма Рейгара погасла, старик с шумом выдохнул и привалился к столу, сверля глазами изображдение висящего над планетой корабля. В эту минуту он бы многое высказал верховному командованию по ту сторону Спирали Индрексо, оставившему на верную смерть без единого шанса на победу. Их расчет был макисмально прост: Новая Республика, декларировавшая освобождение людей и демократию, ни за что не станет открывать огонь с орбиты по городским кварталам, поэтому можно сэкономить на планетарных щитах и навязать десанту позиционные бои в фавелах Масловара — однако в расчете, похоже, что-то определенно пошло не так. Или не пошло: Владимир не мог угадать, не блефует ли герой Эндора и отважится ли отдать приказ о геноциде.

— Миледи сенатор. — обратился он к Анастасии, глядя тусклым серым взглядом куда-то поверх ее лица. — Я не могу судить, блефует ли он или решится исполнить свою угрозу, став военным преступником. Так или иначе, наши войска не понесут серьезных потерь даже от удара с орбиты, пока они скрыты на укрепленных позициях — однако если гражданские покинут город, никто не помешает им с чистой совестью нанести орбитальный удар и похоронить всех. Вы отвечаете за гражданских. Я предлагаю принять его предложение.

— Республиканская псина сгорит в аду! А все предатели окажутся в соседнем котле! Проклятая Элатар и ее песьи прихлебатели! Они оставили нас на смерть! Нас! Столичную систему! — Заорала женщина и разъяренно пнула кресло, на котором сидела. Окружающие ее связисты и работники штаба прижались к стенкам. Эта мадам не умеет сдерживать гнев и люди, которые ее расстраивают, часто оказываются на фабриках корма для нерфов.
Но не в качестве работников.

— Несомненно, миледи. Сгорят. Лейтенант Реми, — подозвав адъютанта, Владимир кивнул в сторону беснующейся наместницы. — Проводите леди сенатора в ее покои. Капитан, подготовьте приказы о эвакуации гражданского населения силами полиции, городских служб и гражданского ополчения. Все продукты, топливо, гражданское оружие и все, что не требуются для жизнеобеспечения острова — реквизировать и направить в войска и добровольцам. Армия остается на своих позициях. Системы ПВО и эскадрильи планетарной авиации — держать в красном режиме.

Когда же Анастасия в сопровождении лейтенанта и троицы солдат удалилась прочь, старик приказал вновь открыть канал связи с Лусанкией.
Возможно, за это его назовут предателем и казнят. Возможно, сочтут героем, без единого выстрела задержавшим наступление врага и сохранившим миллионы жизней.

— Командующий Гаррет. Мы готовы принять ваши требования. Наше условие: до тех пор, пока гражданские не покинут планету, ни один республиканский солдат не должен пересекать пределы Масловара. Присутствие оккупантов может спровоцировать панику и бойню, которой мы оба хотим избежать. Кроме того, вы не будете причинять вреда эвакуирующимся, изымать их имущество и перемещать в республиканское пространство.

Он рисковал, столь нагло диктуя многократно превосходящему врагу свои условия — однако именно на это была вся надежда. В конце концов, если он ошибся — все просто умрут.

Командир, который, кажется, все это время находился в сильнейшем напряжении, расслабленно выдохнул, стоило наземникам на Дезевро сказать свое решение.
Подумав, он ответил следующее:
— "Оккупантов", пф. — Фыркнул тот. — Вам повезло, что на моем месте не находится кто-то из Партии Милитаристов. Они не стали бы вести с вами переговоров. Вообще.
Он призадумался.
— У вас будет общегалактическая неделя на эвакуацию. Выведете стариков и женщин. После этого мы начнем спецоперацию по освобождению Дезевро. Каждый корабль, покидающий орбиту Дезевро, будет досмотрен республиканским космодесантом. Однако если ваши люди не начнут стрелять первыми — никто их не тронет и им не будет причинено никакого вреда. Лусанкия — корабль Джиала Акбара и Мон Мотмы, а не Борска Фей'лия.
— Это не мы пришли к вам, командующий. А на вашем месте, после таких приказов я полетел бы на Корусант и задал  мохнатому императору пару вопросов. Генерал Владимир Эвре, конец связи.

Голограмма погасла окончательно, оставляя штаб сопротивления наедине. Если республиканец не солгал, у них была неделя на то, чтобы подготовиться — и пока гражданские власти будут организовывать эвакуакцию населения на остров, армии предстояло подготовить потенциально опустевший город к встрече гостей.

[nick]Владимир Эвре[/nick][icon]https://i2.paste.pics/1945599be3a1452ee9224ddd0799d1b7.png[/icon][status]старый пес[/status]

+3

4

В штабном бункере тридцать второго добровольческого полка, впервые за много дней было, относительно тихо. Юридически, все присутствующие были страстными патриотами своей родины или просто неравнодушными мужчинами и женщинами, готовыми взяться за оружие ради спасения беззащитного мирного населения. Практически  — практически дюжина подразделений из различных, часто сомнительных военных компаний и консалтинговых агентств- маркитантов. Эти люди не интересовались политикой, небыли ограничены местными и государственными законами — это была совокупность вооруженных до зубов миражей, существующих ровно до того момента, когда рядом струился универсальный кредит (или его эквивалентный аналог).
Нанятые не для защиты, а для физического уничтожения противника, тридцать второй действовал сухо и безжалостно в объятом паникой городе, выгоняя из домов людей, минируя подвалы и превращая узкие улочки в укрепрайоны. Калубус Довищ — командир танковой части шутил, что местные уже ненавидят своих защитников даже больше, чем "отвратительных оккупантов", образами которых накачивала гражданских пропаганда. Самалу Тэль Брахим Нувак, отвратительно высокий твилек и начальник инженерных подразделений, с пренебрежением сетовал, что мирному гражданину не объяснить, что одна обваленная улица, превращенная в руины перед авангардом противника, сможет защитить тридцать следующих улиц.
-Гатур, твои люди готовы?
Вентус, которого голос Гарабжаха Милошовича, хмурого корускантца начальника артиллеристов, отвлек десантника от вдумчивого созерцания топографической карты и интенсивных размышлений о начале штурма планеты.
-Да, погружены и замаскированы в застройке. Сидим в молчании. 
-Как и все мы. — Вмешался в разговор Наср Тьмин, начальник группы локационной и радио разведки. -Кроме твоих позиций Гарабжах. Почему расчеты трещат без остановки? Или не бояться, что их накроют с орбиты?
-Даже если они и начнут бомбить, мы просто уйдем глубже в пещеры, а вот если не подгонять снабжение, то отстреливаться будет уже нечем. А вот снарядный голод страшнее. Ты лучше подскажи что с наводчиками?
Взаимные претензии к артиллеристов и связистов стали досадной обыденностью, которую могли развеять только танкисты и мотострелки, которые, в лице их командира, Дурга Лечка, ненавидели вообще всех, из-за проволочек в поставке горючего для их машин. Вентус слабо понимал на какие маневры Лечка рассчитывал, особенно на таком ландшафте, но  к его причитанием прислушивался.
— Нам остается только ждать и предполагать, что этот кретин на орбите будет действовать именно так, как мы рассчитываем.
Война в городе, горах и болотах были адом, особенно если такие территории нужно было штурмовать. Именно от этого и решил строить план обороны тридцать второй добровольческий. Узкие улицы должны будут, по нажатию одной кнопки, превратить улицы в непроходимые для техники улицы и в безжалостные огневые мешки для пехоты. То, что нельзя уничтожить кинжальным огнем бластеров, подавлялось танками, укрытыми в кварталах и крупных зданиях, или расстреливалось пушками, спрятанными к горах. Какое место занимал в этом плане Гатур с его взводом десантников?
Они должны будут наносить удары в критических участках фронта, а так же, быстрыми налетами дорезать тех противников, которые умудрились выжить или отступить.
-Я присоединюсь в второму экипажу. Придется учувствовать лично — живой силы недостаточно.

+2

5

Найти людей на досмотр конгломератских кораблей было несложно. На Лусанкии мало кто верит Борску, поэтому очень многие не поддерживают эту войну и не желают атаковать кого-то, с кем пытались наладить более-менее соседские отношения Акбар и Мон Мотма. На самом деле и сам Рейгар не находил целесообразным штурм Дезевро, однако если от верховного главнокомандующего пришел приказ, то он будет исполнен.
Борска тоже можно было понять. По крайней мере кому-то очень жестокому, имеющему извращенный сатирический разум. Новая Республика заинтересована во взятии Дезевро любыми путями, потому что эта планета — древняя столица Тиона. За эту неделю республиканская пропаганда разнесла по народу новые лозунги, о том, какие на Дезевро имперцы и о том, как они "могут повторить" его разрушение.
С точки зрения сектор коммандера Рейгара, которому никогда не нравилось то, что он делал, подобные лозунги были чистой воды варварством и мракобесием. Но про себя он не мог не отметить то, как искренне многие поддерживают Борска и наступательные действия на чужой территории без веской на то причины.
То есть причина, конечно, была: без поддержки мегакорпораций власть Борска это жалкое ничто, однако Рейгар до последнего надеялся на то, что корпорации не зайдут так далеко, а Глава Государства не окажется настолько бесхребетным ботаном.
Выпускайте авиацию. Мы начнем захват Дезевро через три часа. — Приказал он.
В то же мгновение по всей Лусанкии был обьявлен желтый уровень тревоги. Пилоты направились в сторону своих машин, коих в ангаре были сотни, гигантские количества, которые появились там благодаря удалению с корабля некоторых ненужных отсеков. В целом тактика заадвливания противника массой была понятна, однако многие ее не одобряли. В числе этих многих был и герой Эндора, однако когда ему не позволено обстреливать с орбиты города — нападение бомбардировщиков является единственным выходом. А также крестокрылов, перехватчиков, различных штурмовиков и суб-атмосферной техники. Непосредственно бомбардировщиков было мало, но если прикрывать их, то этого будет достаточно.
Первые несколько эскадрилий вылетели наружу, под палящее солнце Дезевро ближе к полудню по местному времени. Как раз тогда, когда истекает срок договоренности с Владимиром и его нездоровой подружкой из Сената.
В это время Гаррет Рейгар был напряжен. Сидя в кресле командира на мостике Лусанкии, он то так, то эдак крутил карту города пытаясь понять, как лучше подступиться.
Пока не понял, что из всех обдуманных им за неделю вариантов, самый простой в данной ситуации будет самым лучшим.
Первыми кратковременное перемирие нарушили республиканцы. С диким гулом работающих на полную мощность репульсорных двигателей, Y-крылые бомбардировщики сделали заход на южные ворота Дезевро и нанесли стремительный бомбовый удар по городу, при помощи протонных торпед. Яркие фиолетовые огоньки посыпались на дома и южные ворота как маленькие лампочки, однако при приближении к земле они ускорялись...
Бум!
Рокот слышался на протяжении нескольких кварталов на север. Земля затряслась, а окна не задетых основной ударной волной домов повылетали наружу, на улицы и даже обратно в дома, прямо в лица людей, подошедших посмотреть, что там такое гудит.
После первого налета мгновенно последовал второй. Кто-то на крыше дома достал ракетницу.
Оставляя за собой белый след, ракета врезалась в один из двигателей неповоротливой машины, заставив ту закружиться и потерять стабильность. Через несколько секунд тщетных попыток выравняться, бомбардировщик стал терять высоту, пока не рухнул в центре города, на одном из людных и населенных кварталов, чье имя Дворцовая Площадь.
Из присутствующих в городе многие не хотели войны, многие наоборот ее жаждают. А те, кто не вступил ни в один из этих противоположных лагерей, просто думали о том, что не ожидали увидеть бомбящие их Y-крылы альянса повстанцев.
Через час бомбардировочных заходов вдоль окраин города, без резкого продвижения к точкам ПВО противника, которые могут быть опасны на близкой дистанции, в атмосфере показались GR-75, тоже повстанческие корабли, которыми ковалась победа над имперцами.
Со времен Альянса Повстанцев, эти пузатые баржи хорошо доработали, однако у них все еще сохранились узнаваемые очертания и фирменная неповоротливость.
Точкой высадки была назначена дальняя часть Великой Равнины — огромного зеленого поля к югу от города, а точнее дальняя южная его часть, на границе с болотами. За считанные часы туда начали слетаться все больше и больше транспортных кораблей Новой Республики. Всего радарная станция у штаба Анастасии и Владимира подсчитала, что сейчас на поверхность планеты спускается примерно пятнадцать кораблей Новой Республики в час. Каждый несет по паре сотен единиц техники или до тысячи пехотинцев.
Отсюда прогнозы и выводы были крайне неутешительные.
Скорее всего Новая Республика развернет на дальнем юге передовую базу, со своими системами глушения, турелями и обороной, поэтому вылазка на их территорию будет подобна смерти.
Наконец справившаяся со стрессом сенаторша появилась в штабе как раз перед началом наступления.
Что-то в ней невесомо изменилось, однако мало кто это заметил. Скорее всего, испугавшаяся женщина наелась таблеток и взяла себя в руки. На фоне общего хаоса, в котором виновата будет она, это вряд ли можно назвать чем-то ненормальным.
Какова обстановка? — Спросила она у всех присутствующих. Несколько радистов у радарной станции обратили на нее свои взгляды и один из них отрицательно помотал головой, мол, все глухо.
Я хочу, чтобы траффик из северных районов Масловара до Острова Отшельника продолжался круглосуточно даже под бомбами. — Продолжила Анастасия и развернула радиста обратно лицом к экрану. — Почему эта станция дозаправки на заправляет гражданские аэрокары?
Тот не нашел ответа на этот вопрос.
Дезевро Гэс Индастриз отказались сотрудничать с беженцами, — подсказал одна из других штабных крыс.
Совет директоров к стенке. Национализировать. С этого момента Дезевро находится под моим прямым контролем. — Приказала Анастасия.
Но...
Она похлопала его по плечу, взяла за шкирку и пихнула ближе к столу, чтобы скотина выполняла приказ, а не трепалась своим ртом.
Генерал!
Отвлекать старика от его дел в этой экстренной ситуации не хотелось. Однако сенатор видела одну интересую возможность которую она могла реализовать, но только при поддержке Владимира.
Приблизившись к нему, она поздоровалась с ним без слов, только кивнув головой. Судя по шуму и картам, республиканцы все таки решили начать полномасштабное вторжение и зачищать пять тысяч километров городской застройки вручную.
Либо мальчишка с Лусанкии соврал и сейчас их обстреляют.
Но тогда беспокоиться не о чем, потому что они уже все мертвы.
Владимир. Я связалась с сахеелиндели, — заговорила Анастасия. — Мы сможем пробиться через вражеский десант и отправить посла на юг? Аборигены готовы сотрудничать против захватчиков, однако нам потребуется прямой канал связи, которого у нас с ними не будет, если мы не установим голо-передатчик достаточной мощности. С этим сложностей не возникнет: на одном из южных космопортов у нас есть передатчик нужной мощности, однако нам понадобится кто-то, кто доставит его сахеелиндели.
О том, как она связалась с ними изначально, она почему-то умолчала.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/803201.png[/icon][nick]Анастасия де Айдера[/nick][status]Desevro's finest[/status]

+1

6

Младший офицер, попавший под горячую руку сенаторши, несколько секунд недоуменно вращал глазами, пытаясь осознать, что только что произошло. Разумеется, приказы о расстрелах и экспроприациях явно  не входили в компетенцию оператора голосвязи — однако спорить с безумной женщиной казалось не самым благоразумным. Благо, что очень скоро она, кажется, позабыла о нем и позволила раствориться в толпе таких же похожих, словно близнецы, усталых и помятых людей в форме.

В тот момент, когда планетарный губернатор решила подойти к командующему, генерал Владимир находился перед голографической картой региона. На желто-зеленом фоне схематичных изображений рельефа и городских застроек контрастно выделялись позиции одной из двух опор обороны Маслограда: тяжелые турболазерные артиллерийские и противовоздушные системы, подсвеченные темным и синим оттенками соответственно, более-менее равномерно перекрывали колоссальные площади города. Наиболее мощные силы — две полные батареи ПВО — располагались на направлении, кажущемся более угрожаемым в отношении высадки десанта — в центре рядом с северным островом. Наземное прикрытие тяжелыми турболазерами в этой области несколько уступало, однако сейчас, если командующий Гаррет действительно сдержит свое обещание и на остров не ступит нога республиканского солдата, а по позициям в городе не будет наноситься удар с орбиты, то зенитным батареям едва ли будет грозить что-то серьезное с первых же минут сражения.
Конечно, прорыв любой обороны — это лишь вопрос времени. И это время в основном зависит от того, станут ли оккупанты нарушать собственные правила.

— Губернатор. — если Владимир и удивился тому, как быстро леди Анастасия пришла в себя и покинула свои покои, а также тому, что она решила не покидать обреченную планету, то прочитать это по непроницаемому лицу старика было попросту невозможно. — Это возможно, пока они не успели укрепиться. Маневренная группа на Джаггернаутах или аэроспидерах, особенно если нанести отвлекающий контрудар на противоположном краю фронта, может прорваться к болотам. В какой-то части. Вопрос в том, стоит ли оно того.

Владимир Эвре не был ни расистом, ни ксенофобом, и не испытывал к аборигенам неприязни, которой наверняка могли бы похвастать многие из бывших имперцев, теперь служивших Республике. Сомнения его носили чисто прагматический характер.

— Какими силами и средствами располагают сахеелиндели? Они сумеют хотя бы перерезать снабжение и тылы республиканцев, когда их основные силы втянутся в город? Мы вообще можем им доверять?

[nick]Владимир Эвре[/nick][icon]https://i2.paste.pics/1945599be3a1452ee9224ddd0799d1b7.png[/icon][status]старый пес[/status]

Отредактировано Erwin Hessler (2022-08-14 15:22:40)

+3

7

"Стоит ли" оно того? — Переспросила Анастасия и выгнула черную бровь в жесте неподдельного удивления. Почему-то вплоть до этой реплики, сказанной Эвре, ей казалось, что он как никто другой будет заинтересован в получении помощи из любых возможных источников.
А если нет, то что? Как вы собираетесь использовать джаггернауты в городских условиях? — С искренним интересом поинтересовалась она. Несмотря на богатый опыт во многих сферах познания, в том числе истории и военных маневрах, она не понимала, каким образом массивные машины будут маневрировать на узких горных улочках Масловара. То есть она как бы тактично намекнула, что единственной задачей сверхтяжелых бронетранспортеров в текущих условиях будет работа передвижной мишенью для вражеских бомбардировщиков и маневренных каров.
Какая разница какими силами они располагают? — Закатив глаза под лоб, задумалась Анастасия.
Расправив красно-зеленый плащ, она села в одно из кресел за спиной группы связных и стала следить за их работой.
Полагаю, что сорок миллионов приматов, идеально знающих местность и очень разозленных на инопланетных захватчиков — это серьезная сила. По крайней мере, пусть лучше на баррикады кидаются они, чем мои граждане. — Продолжает женщина, не переводя взгляда с экранов множественных заумных терминалов. Анастасия никогда не дружила с техникой и предпочитала более традиционные методы обмена информацией; собственно поэтому она отклонила как минимум полтора десятка программ по реновации, которые предлагал Хесслер.
В самом Масловаре их около двух миллионов, не считая нелегалов. По болотам рассеяно около двадцати. Еще столько же находятся на далеком юге и в горах. Боюсь, подсчитать точное количество этих приматов было бы проблематично. Они не в восторге от наших соцопросов и переписи населения. С начала своего руководства я постаралась привнести в их цивилизацию технологии, так что начиная с Явина и до сегодняшнего дня с ними работали наши инструкторы и инженеры. Насколько я могу судить по недавним отчетам, сейчас сахеелиндеели способны управлять легкой техникой, работать с терминалами и бластерным оружием. И, да, они не против умереть за Масловар. Это самое главное.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/803201.png[/icon][nick]Анастасия де Айдера[/nick][status]Desevro's finest[/status]

+2

8

-Твоюжмать... Ладно, это было ожидаемо. -Прокомментировал донесшиеся до штаба взрывы Наср Тьмин
-Я бы предпочел, что бы они были более самоуверенные. — Буркнул Гарабжаха, рассматривающий стремительно обновляющуюся карту города и пытаясь понять смысл летного задания и придумать оптимальные контрмеры. 
-По полено! У меня потери минимальны — били не очень прицельно. — Встрял в разговор Довиш, заглядывающие через плече Гарабежа. -Штаб планетарной обороны сообщает о движухе на южных подступах. Вроде бы эти сукины дети хотят поставить плацдарм на поверхности.   
-В болоте? -Металлческий голос Гатура смог выразить то удивление, которое испытал командир десантников. -Они безумны?
-Или у них дочерта антигравов, иначе в этих долотах они и останутся вместе со своей штурмовой техникой. — Осклабился Довиш. -Будем что-нибудь с этим делать? 
Артиллерист отрицательно покачал головой, проводя пальцем линии обстрела.
-Далековато для полноценного подавления, а то что достает не нанесет достаточно урона для полного подавления. Брахим, похоже, что они определились со своими дальнейшими действиями, можешь поставить заграждения на границе подтопления?
Твилек, до сего момента молчавший, скрестив руки на груди и поглаживающий щупальца, растущие у него из башки, наконец, подал голос:
-Нахальное минирование? Сработает если мы захотим максимально их замедлить — их разведка срисует транспорты с саперными командами и пустит вперед саперов, не говоря уже о том, что моих парней попытаются уничтожить авиация.
-Нихрена их авиация в долотах не сделает. — вмешался Лечка. — Там плотные заросли, которые скроют их визуально, а источников тепла в гнилых озерах такое количество, что бить прицельно едва ли выйдет.
Самалу Тэль Брахим Нувак кивнул, соглашаясь с опытом танкиста.
-Тогда я вышлю к краю зоны подтопления инженерные команды. Мины будем скидывать прямо в воду и ил. Замешаем с обманками, что бы срались каждого шага.
В штабе "добровольцев" раздался одобрительный смех, пока операторы передавали новые приказы, а полевые командиры формировали новые команды для их исполнения.
Легкие, иногда даже гражданские, нагруженные радиоминами и правдоподобными (с точки зрения поисковой техники) муляжами. Не мудрствуя лукаво, саперы скидывали с бортов взрывные устройства, а, когда это позволяла материальная база, разбрасывая их веерами с помощью бортовых мортир. План был прост до банальности: сделать невозможным быстрое продвижение противника с юга. Попробуют дернуть прямо так, без инженерной разведки — удачи! Первая волна гарантированно останется по колено в воде и, скорее всего, мертвая. Пустят вперед разминирование — потеряют их в полном составе — южная линия подтопления полностью накрывалась артиллеристами Милошовица, а по некоторым секторам, еще и танками Довиша. Попробуют разминирование "по быстрому", просто разбомбив минные поля? Еще лучше — очищенные коридоры превратятся ад из огня и осколков, как только наступающие в них зайдут.
О сдавалась еще заброска десанта в город по воздуху, но в этом случае большинство республиканских подразделений окажется в огневых мешках, а те, что смогут этого избежать получат на голову Гатура и его головорезов.

+3

9

Семь мучительных часов растянулись в бессонную вечность, прерываемую пакетами информации, летящей один за другим. Очередная смена заняла места у дисплеев, панелей пеленгаторов, на постах связи и наблюдения. Генерал Эвре вновь не спал, в полусознательном состоянии упираясь на блестящую матовым янтарем голографических отблесков панель карты и выжидая.
Каждый час аналитики армейской разведки присылали Владимиру данные с десятков маленьких дроидов-зондов, выпущенных в непосредственной близости от расположения оккупантов; бессистемно, хаотичным звоном сигналов — о каких-либо срочных изменениях со стороны республиканских сил, но вот об этом вестей уже давно не было. Похоже, принятие ультиматума здорово успокоило бдительность командующего там, на орбите, как и непосредственных исполнителей его воли: иного объяснения того, что силы НР все еще не засекли разведку, у старика попросту не было. Они не спешили, медленно и планомерно спуская транспорты один за другим, выгружая относительно легко вооруженные батальоны пехоты; ни тяжелой техники. ни зенитных шагоходов — ничего такого разведка не обнаружила, по крайней мере, сейчас. Космопорт у болот на данный момент занимали не более семи тысяч личного состава: ничто перед силами, дислоцированными в системе укрытий Масловара.
Тактическая группа полковника  Равеля, десант и авиация ждали лишь команды к наступлению, массированный удар с фронта, с воздуха и с десант в тыл — и космопорт будет захвачен, а силы противника уничтожены еще до того, как прибудут.

Вот только Владимир полагал, что именно к этому республиканцы готовы. Орбитальные орудия Лусанкии и Создатель знает скольких еще кораблей капитального класса, висящих на орбите, вероятно, только и ждут, чтобы защитники Дезевро демаскировали позиции и вышли в открытое поле, позволив командующему Гаррету сдержать обещание не стрелять в Масловар. Если ему вообще было дело до обещаний, и все это — не игра нексу с нефом.

И все же предложение губернатора привлечь несколько миллионов аборигенов имело смысл, потому Владимир был готов действовать — даже несмотря на риски. При удачном стечении обстоятельств республиканцы будут уверены, что вышедшие в атаку смертники — это и есть основные силы защитников Дезевро, а прикованное к наступлению внимание не позволит заметить отдельные канонерки, идущие к лесам на малых высотах. Сотни "Джаггернаутов", репульсорных танков, колесных зениток, а также порядка двух тысяч самолетов ждали своего часа за массивными дверями экранированных убежищ, выстроенных тионскими инженерами в горных массивах, переоборудованных из закрытых шахт и выработок. Ждали своего часа три сотни тысяч боевых дроидов Конфедерации, компактно упакованные в массивные репульсорные транспорты, что привезут их на поле боя — или сгорят под ударами огня с небес.
Генерал понимал, что эта атака — поход в один конец, что он меняет эти жизни на двадцать миллионов полуразумных приматов — но для того, чтобы выиграть войну, порой требовалось проиграть битву. Так думал он, направляя приказы, и все же сомнения одолевали разум старика, когда доклады разведки поступали один за другим.

Семь тысяч. Слишком мало, чтобы контролировать все побережье.
Что, если можно обойтись без лишних жертв?

...Последний из покрашенных в маскирующие цвета LAAT оторвался от земли и ушел в ночь несколько часов назад. Спецназ, сопровождающий передатчик для связи с аборигенами, шел в режиме радиомолчания, и отследить его перемещения можно было лишь узконаправленным лучом радара базы: и несмотря на прерывающуюся и в целом весьма хромающую связь, метка канонерки все еще оставалась на поле. Вот они покинули зону покрытия ПВО Масловара, удаляясь к восточному побережью. Минуты уходили одна за другой, время катилось неумолимо медленно — и вот отметка LAAT уже была видна там, где заканчивались обширные болотные районы — там, где проживали местные приматы.
Следов врага и попыток перехватить так и не возникло...

— Полковник Равель, действия по протоколу F — отставить. — не до конца веря в то, насколько удача оказалась на их стороне, в пятый раз сверяя донесения радиоразведки и доклады дроидов, генерала Владимир быстро передал приказ к не состоявшимся смертникам. — Выступление по особому распоряжению.

[nick]Владимир Эвре[/nick][icon]https://i2.paste.pics/1945599be3a1452ee9224ddd0799d1b7.png[/icon][status]старый пес[/status]

+1

10

Сидящая в одном из кресел неподалеку от терминала связистов, Анастасия осталась явно довольна проведенной операцией. На ее лице довольная улыбка человека, который откусит твою голову и спарится с твоим бездыханным трупом, если ты не сделаешь как он скажет. И в этот раз было сделано в точности как она сказала.
Так что сегодня без трупов и совокуплений.
Она до последнего не могла поверить, что это не ловушка. Летящие близко к земле транспортные суда — это план абсолютно бредовый, поражающий своей сюрреалистичностью и нелепостью. Никто в здравом уме не додуматься до этого, потому что это будет гарантированным самоубийством со стороны пилотов этих транспортов. На такое согласятся только смертники, а смертников на Тионе нет. По крайней мере, так подумали республиканские захватчики.
Ба! Они это съели! — Восхитилась Анастасия и весело крутанулась в своем кресле. — Немедленно наладьте связь с аборигенами. Я с ними поговорю.
Связисты забегали по своим приборам, датчикам и клавиатурам. Новой Республике даже в голову не пришло то, что кто-то выдаст такой финт ушами и решит пронести на LAAT'ах тарелки. Если бы Анастасия знала, что враг окажется настолько недальновидным она бы предложила сразу протянуть кабель. Пришлось бы поднатужиться и сделать шнурок длиной в пять тысяч километров, но ради такого события она бы рискнула репутацией и загнала рабочих на завод в выходной день.
На терминале появилась морда обезьяноподобного гуманоида. Не считая его лохматого и диковатого внешнего вида, он был одет по современным тионским стандартам моды, а в его глазах был настоящий человеческий разум. Саахелиндели отстают в технологическом развитии от освоивших межзвездные перелеты рас, но они не приматы и не недоразвитые в плане самосознания.

Губернатор де Айдера. Я рассчитывал на ваш звонок при иных обстоятельствах, — начал низким хриплым голосом абориген. — Спасибо за ваших людей и устройства связи. Прямо сейчас мои слуги учатся управлению этими устройствами. В ближайшее время наши техники будут готовы к их использованию без помощи ваших солдат.
Всегда пожалуйста, — она заулыбалась шире и отмахнулась. — Ваш посол сказал, что саахелиндели будут готовы оказать помощь в борьбе с инопланетными захватчиками. Это правда?
Это так. Наши историки еще помнят прошлое уничтожение Дезевро. Мы не допустим этого вновь, — заявил вождь.
Большего и не нужно. Вооружите как можно больше людей и будьте готовы атаковать. Враг прямо сейчас разворачивает базу на Великой Равнине, между Топями и Масловаром. Мы можем атаковать одновременно и окружить всю их армию. Вы сможете атаковать по сигналу?
Через несколько часов, когда мы закончим вооружение, мы будем готовы. Они не поймут, что их убило.
Это то, что я хочу услышать! — Обрадовалась Анастасия. — Ждите сигнала и не выходите на связь без крайней нужды. Враг может прослушивать эти передачи. Губернатор, конец связи.
Лицо аборигена исчезло с экрана терминала и она радостно посмотрела на Владимира.
Видите, командир. Они обречены, — заключила она. — Они пришли сражаться с имперцами, но получили бой с тионцами. Мы лучше, умнее и...
Тепловые сигнатуры со стороны воды! — Рявкнул вдруг один из связистов.
Какие сигнатуры? — Усмехнулась Анастасия. — Нас атакуют рыбы?
Это не рыбы!

...со стороны заходящего за горизонт солнца, показались массивные фигуры стальных гигантов. Серые и бежевые гигантские машины вышли из режима радиомолчания и обьявили о своем присутствии вовсеуслышание: вы можете быть умными, но интеллект не способен сразить превосходящую мощь нашей стальной свободы. Системы обнаружения засекли настолько мощное магнитное и тепловое излучение, что на экране вражеский поверхностный флот засиял одним огромным красным пятном, в котором нельзя было разобрать деталей. Это могут быть тысячи, десятки тысяч гигантских морских боевых платформ с тяжелейшим из возможного оружием.
И эта стальная волна приблизилась к городу за считанные минуты. Висящая на орбите Лусанкия создала на поверхности всего моря один огромный сгусток помех, отчего любое сканирование вновь и вновь терпело неудачу. Вплоть до того момента, когда вражеская армада не подобралась буквально в упор, оказавшись в зоне прямой видимости, что сделало покрытие целых секторов моря бессмысленным.
Над водой нависли массивные гигантские машины, словно ежи, вооруженные пушками и ракетами до упора. До сближения с берегом оставалось не больше часа и Масловар был к этому не готов.
Никто даже не подумал о том, что республиканцы отправят морской десант прямо в лоб, что они и сделали.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/9c/4a/2/803201.png[/icon][nick]Анастасия де Айдера[/nick][status]Desevro's finest[/status]

-1

11

Штабе всела гробовая тишина, которые не прерывало даже бормотание связистов, и монотоный гул группы разведки. Все присудствующие неотрывно смотрели на Тьмина.
—Что? Мое оборуование не всесильно и я не могу накрыть всю планету отсюда. Все вопросы к космофлоту планеты. — С непробиваемой уверенностью сообщил разведчик.
-А Гатур предупреждал о возможности такого мува от атакующих. — Заметил Брахим Нувак.
-Гатур десантник, а не штурмовик. -Парировал начальник разведки. -При таком рельефе, высадить пехоту можно только на небольших территориях, где берег позволяет. Это будет уже не десант, а мясорубка.
-Да, мясорубка. Если, конечно, не заплавить эти мешки в стекло огнем с моря, а потом не подавить артиллерию Милошовича, спрятанную в горах.
Артиллерист наклонился над картой прикидывая пальцем векторы работы своих батарей.
-Нувак, твои на каком этапе по южному направлению?
-Процентов шестьдесят- семьдесят пять. Точнее не скажу — я приказал сохранять молчание в канал
е.
-Хорошо.... — Милошович начал набирать приказ. — Быстро развернуть батареи не получиться, поэтому мне придется делить по направлениям — это моет оказаться отвлекающим маневром, необходимым что бы отвлечь от настоящего направления наступления.
-Не боишься, что наступать будут по нескольким направлениям?
-Будут, конечно же. Иначе их командование абсолютно безумно. Довищ, че делать будем?
Начальник моторизированных частей грусно пожал плечами.
-Я увожу машины на линии соприкосновения — оставлять их там, когда вот-вот начнется артподготовка это пустые потери. Если что, то мои ребята успеют переместиться на новые позиции, что бы обстреливать приплежную полосу. Что ты, Вентус?
-Придется сидеть на подхвате. Упадем на головы морского десанта, если они смогут занять учицы на набережной.
-В тыл? -Уточнил танкист.
-В тыл. Начнем свалку, и свяжем их артиллерию — по своим основные колибры они применять не смогут, а вторичный с третичным колибром придется выцеливать подвижное подразделение.
-Ударил отступил?
-Да.

+2

12

Свернутый текст

у генерала старческая деменция и он забыл половину поста сори)

— Организовать связь с постами наземными постами наблюдения и авиаразведкой в режиме реального времени. В прибрежные зоны — выслать дополнительные дроны-зонды. Истребители и штурмовики на предполетную, вылет 2-й, 4-й, 8-й и 9-й эскадрилий строго по моему приказу. Сводку о численности, составе и перемещениях морской группировки ко мне немедленно. Контроль за орбитой и южным флангом не снижать. — старый генерал, что еще пару минут назад, казалось, находится в полушаге от летаргии, "ожил" за секунды, резко и четко отдавая приказы. Следом за ним полетели десятки распоряжений вниз по цепочке командования, доходя по протянутым под городскими коммуникациями кабелям до самых дальних убежищ и бункеров, до огромных зенитных и артиллерийских башен, возвышающихся среди городской застройке и до авиационных ангаров, врезанных в толщу гор либо скрытых под тяжелыми дюракритовыми перекрытиями. 
Генерал Владимир ни за что не стал бы наступать только с воды: побережья Масловара по большей части представляли собой  либо скалы, либо плотные городские фавелы, опускающиеся до самого моря, лезть на которые тяжелой техникой — довольно сомнительное дело. На месте республиканского командования он сделал бы такой ход в основном для того, чтобы спровоцировать противника на панику, вывод резервов под воздушный удар и демаскировку позиций. 
Прежде всего — его интересовало, чем располагает враг и что он будет делать.

— Выводите немедленно.
В помещении зазвучала тишина, которую прервал связист через полминуты.
— Третья береговая. На связи центр. Доложите ситуацию.
— ОНИ ВЕЗДЕ!
— Центр, вызывает третью береговую. Доложите вашу обстановку.
— ЭТО ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ, ОНИ ЗДЕСЬ! ОНИ ЗДЕСЬ!
— Третья береговая, майор Рэндал, отставить панику. — офицер штабной службы связи, оказавшись рядом с постом и передатчиком, включился в разговор командным тоном. — Какие подлодки, где, сколько их? По вам ведут огонь?
— ЛОЖИСЬ! — Заревел связист на той стороне, прежде чем прозвучал громкий хлопок и связь оборвалась.
— Получаем многочисленные сигналы тревоги со стороны берега. Неизвестные тепловые сигнатуры на расстоянии ста метров в центре береговой линии, на пляже. — Сообщил другой работник на сканерах. На карте появились десятки тепловых сигнатур возле берега, в то время как огромная масса других, образующих магнитное и тепловое облако, продолжили стремительно приближаться со стороны моря, словно огромная туча.
— Направить удаленный дроид для визуального контакта? — Спросил он
— Отправить немедленно. — подтвердил командующий. — И соединить меня с командованием добровольцев.
— Активирую ближайший дроид. Пять, четыре, три...
Когда он закончил считать, прояснился истинный масштаб проблемы.
Песчаный пляж — гораздо менее крутой и неприступная область берега, была заполнена сотнями, если не тысячами республиканских морских пехотинцев в скафандрах. В нескольких сотнях метров от берега над водой возвышаются корпуса подводных лодок, которые спускают вниз катеры, при полной поддержке с воздуха: данный берег находится в предельной данности работы пушек противовоздушной обороны, что значительно уменьшает их эффективность. Орды десантников с подводных лодок прорвались по берегу вперед, взорвав из ракетниц несколько домов, чтобы проложить себе путь внутрь города.
— Добровольческий корпус Гатура на связи, — заявил тот же связист.

— На связи генерал Эвре. В вашем секторе замечен морской десант противника. Майор, координаты?
— Квадрат I-3, по улитке 7. — на голограмме в штабе Гатура рядом с фигурой старого командующего появился мерцающий силуэт майора Рэндала, держащего в руке тускло горящий инфопланшет. —  Пересылаю в ваш адрес данные телеметрии. Тяжелая техника не зафиксирована, но их авиация — вне зоны поражения наших ПВО.
— Предполагаемое направление наступления — на северо-восток к центральной площади и южному узлу ПВО/ПТО. Ваша задача — не допустить прорыва к позициям башен и уничтожить врага.

На месте республиканцев Владимир действовал бы именно так, как предполагал: мобильными штурмовыми группами проникнуть в оборону и планомерно уничтожать позиции ПВО; возможно — наводя удары с орбиты. Одному Богу известно, как далеко пошли повстанцы и их техника за прошедшие после Войны Клонов и Восстания годы.

После того, как постановка задач добровольцам-танкистам была завершена, генерал приказал вывести на позиции подразделения общевойскового корпуса: пять полков при танках, артиллерии  и восьмидесяти системах ПВО каждый выдвигались на усиление охраны пунктов сосредоточения артиллерийских и зенитных башен, а также в районы крупных транспортных развязок города. Истребительная авиация продолжала ожидать, пока на горизонте не покажутся основные силы республиканских бомбардировщиков, а штурмовая — пока продвижение республиканцев в город позволит отрабатывать по ним, не опасаясь ответного удара по аэродромам с орбиты.

[nick]Владимир Эвре[/nick][icon]https://i2.paste.pics/1945599be3a1452ee9224ddd0799d1b7.png[/icon][status]старый пес[/status]

Отредактировано Erwin Hessler (2022-09-30 21:07:34)

+4

13

Побережье расцвело десятками, если не сотнями вспышек от взрывов. Засевшая в горах артиллерия, получившая огневое задание и знающая об отходе других сил из квадратов обстрелов, сажала фугас за фугасом, превращая узкую песчаную линию и ближайшие к ней кварталы в непроходимое месиво из грязи, обломков, дыма и воды, невозможное для продвижения не только техники, но пехоты.
Арвинтар, огромный вуки, командующий одним из оружейных расчетов, убрал от глаз тяжелый армейский визир и проревел новую команду для своих побратимов — весь расчет знал язык Кашиика и предпочитал пользоваться в бою именно им. Утробный громовой рев было легче разобрать среди канонады. Обернувшись, вуки проследил как с хрустом распахивается новый снарядный ящик, как заряжающий подхватывает массивный снаряд с поперечной желтой полосой, как наводчик вводит в компьютер новые поправки и ставит задержку взрыва. Арвитор снова поднес к глазам оптическое устройство и взмахнул свободной рукой, давая команду к очередному залпу. Командир расчета не мог бы точно указать какой именно из снарядов, взорвавшихся в паре десятков метров над землей но, точно знал, что жирные, рыхлые комки, горящие ослепительным белым светом и исходящие густым, удушливым чадом горят с температурой под тысячу градусов. Вуки, сквозь оптику, наблюдал как сияющие хлопья зажигательной смеси падают на линию прибоя, выжигая песок до состояния стекла. Грянул новый залп артиллерийских орудий.

-Вперед-вперед-вперед!— Грянуло по общему каналу бронетанковой роты, побуждая тяжелые машины, петляя по улицам, продвинуться чуть ближе к оставленным несколько минут назад позициям и открыть огонь по десанту — танкам больше не мешала застройка, превращенная артиллерией в кучи щебня, а задымления и пожары лишь служили дополнительной маскировкой. -Мы должны обеспечить огневой заслон и не дать перейти через линию допустимых разрушений гражданской инфраструктуры! И, пока первая линия обороняющих город машин гремела своими основными орудиями, вторая линия, замаскированная в городе, сохраняла каменное спокойствие. Командиры машин вслушивались в канал, ожидая новых приказов и тактических сводок, наблюдатели ни на миг не отвлекались от своих приборов, ожидая когда в их секторах появится противник, каким-то чудом смогший пробраться через волну пламени и шрапнели, которую возвела тяжелая артиллерия.

Огневые группы десантников сидели внутри и на глайдерах, крепко пристегнутые фиксаторами. Кто-то слушал канал, кто-то тихо молился своим богам, кто-то, не моргая, пялился в планшеты с подробными планами города — это было доброй приметой в подразделении. Существовало поверие, что если достаточно подробно изучить карту, место само поможет уничтожить врага. Кажется, этот обычай принес кто-то, кто воевал еще при Империи.
-Так, ситуация такая. — Соломон Рут, гранатометчик группы, поднял визор шлема шлема, что бы внимательнее выслушать инструктаж капитана Гатура. Десантнику не нравилось смотреть на мир через узкую голубоватую щель, но отказываться от нее было также нельзя — уже не раз он видел, что бывает с лицом, при попадании осколка или сгустка плазмы. Вон, у того же самого Гатура половина лица вообще отсутствовала. Поговаривали, что как раз из-за пренебрежения шлемами в далекой юности. -Мы на подхвате у основной линии. Падаем на прорыв, если такой случиться, наносит максимально возможный урон и отходим. Завязываться боем мы не должны нивкоем случае.
Голос командира, бездушный и металлический, царапал слух, но, при этом, его невозможно было игнорировать. Атака вместе с Гатуром тоже была доброй приметой.

+2

14

Налета неореспубликанских бомбардировщиков не случилось. Какой сумасшедший будет отправлять свою авиацию на убой на стационарные турболазеры противовоздушной обороны?
Массивные водоплавающие колоссы сил вторжения подобрались на расстояние выстрела и открыли ответный огонь. Вслед за обстрелом береговой линии армией Вентуса Гатура, последовал обстрел армии Вентуса Гатура его врагами: первыми же залпами наемники выдали свои позиции и за это последовало незамедлительное возмездие. Несколько крупных фугасных снарядов, выпущенных из корабельных морских орудий, приземлились в опасной близости от позиций Арвинтара. Последний снаряд в залпе нанес критический урон, попав прямо в середину орудийной батареи наемников. Во все стороны разлетелись снопы оранжево-белых искр. Несколько орудий вместе с боекомплектом взлетели на воздух. Начался пожар, который выжившие и не контуженные артиллеристы попытались локализовать при помощи огнетушителей.

Судьба мобильных подразделений была чуть более счастливой: отвлеченные на подавление огневых точек защищающихся, корабельщики ненадолго перестали утюжить берег, и это позволило силам наемников занять удобные позиции. Окапываться и даже сооружать самодельные временные укрытия времени не было: республиканские силы подоспели незамедлительно и начали организовывать прорыв. Разношерстные силы врага представляли угрозу в первую очередь из-за своей многочисленности, но самыми опасными были десантники на реактивных ранцах. Несколько легких танков взлетели на воздух только потому, что их башни неспособны довернуться в сторону пролетающего над ними на реактивной тяге юнита с переносной ракетной установкой.
В нескольких местах отрядам прикрытия удавалось сбить этих летунов, и те либо разрывались на ошметки в воздухе, либо падали замертво на землю.
Чуть легче было держать оборону в узких переулках и коридорах, чуть сложнее это было на открытых пространствах, где у вражеских десантников было больше пространства для маневров. Так или иначе, у врага было преимущество перед танками внутри горного города с низкой застройкой. Дошло до того, что вражеские саперы стали забираться на крыши домов, обходить танки и скидывать на них сверху гранаты и бомбы; там, где крыши прикрывались, эти саперы становились очередными жертвами войны, однако на то, чтобы защитить каждую крышу Масловара, у защищающихся банально не было людского ресурса.

В штабе генерала Владимира сильно тряхнуло. Несколько крупных ракет, выпущенные из недр подводных лодок, попали в поверхность города и снесли несколько домов. С каждой секундой на сканерах появлялись все новые и новые тепловые сигнатуры ракет, и самым грустным было то, что с ними ничего нельзя было сделать. Единственным способом сбить летящую ракету были так называемые системы точечной обороны, которые как правило устанавливали на боевых космических кораблях. Но на земле такого никогда не было. Десятки ракет веерами опускались на головы беззащитных защитников Конгломерата, ошеломляя их и подавляя их позиции; высадиться на крутой берег крупными группировками было бы действительно сложно, но это было и не нужно, когда с прибрежных территорий осуществляется такое чудовищное огневое прикрытие.
За счет обстрела корабельных орудий и десятков пусков ракет, захватчикам удалось значительно продвинуться вглубь города. Но битва только началась, и сдаваться было рано. С наличием полноценных боевых подразделений, теоретически можно было бы затянуть противника в долгий городской бой, и позволить ему там увязнуть. Либо заманить врага вглубь города и создать огневые мешки, которые позволят нанести огромный урон живой силе противника.

+1


Вы здесь » Star Wars: Frontline » Основной сюжет » Resist and bite | A1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно